Добро пожаловать домой...

Добро пожаловать домой... (Часть 2)

Тело товарища пришлось крепить ремнями к полу. Скованное могильной судорогой, оно не хотело принимать форму кресла второго пилота. Теперь окостеневший товарищ лежал позади кресла Егора, крепко примотанный к силовому кабелю системы навигации.
Быстро пробежавшись взглядом по многочисленным датчикам, Егор удовлетворенно поднял глаза вверх. Со стороны можно было подумать, что он молится или благодарит небеса.
- Алиса, - голос немного охрип от волнения, - начать стартовый отсчет.
- В процедуре отказано, - металлический голос наполнил тесное помещение транспортной капсулы, - Солнечный ветер еще не вышел на стационарную орбиту,
Тут спорить было бесполезно. Можно было обмануть жестянку во многом, но Алиса никогда не допустит действия, во время которых может пострадать корабль или находящийся в нем экипаж. Отстыковка транспортной капсулы во время маневра являлось как раз таким действием.
Скрипнув зубами, пилот откинулся в кресле, закрыл глаза и скрестил пальцы.
- Сколько времени до безопасной процедуры старта ТК-17?
- Девять минут и сорок две секунды.
- Начать отсчет.
- Прокладываю маршрут и начинаю отсчет, - в голосе компьютера мелькнули нотки сожаления. Неужели ей жалко прощаться со мной?
На одном из экранов появились быстро сменяющиеся цифры. Воздух наполнился мерными щелчками таймера. Оставалось просто ждать. В голове Егора мелькнули лица друзей и родных, которые с нетерпением ждут его возвращения. Наверное, переживают. Солнечный ветер - 4 вернулся домой с пятинедельным отставанием от своих собратьев. И с потерями. С единственным выжившим…

***

Сначала мы потеряли Мию. Она вышла в открытый космос, чтобы обследовать систему связи вручную. Маленький метеорит. Он был настолько мал, что его не заметил щит корабля. Но его мощности хватило, чтобы пробить ее скафандр. В транспортный шлюз вернулся уже сухой кусок льда. Мы похоронили ее с почестями. Каждый сказал несколько слов о усопшей. И тело Мии отправилось в бесконечное путешествие к звездам.
Через две недели Алиса сообщила нам о пропаже сигнала биосенсора Артура. Мы нашли его тело в грузовом отсеке. Инсульт-миокарда. Одна из самых странных и неожиданных смертей для космонавта. Ведь мы проходим тщательный медицинский осмотр. Сид сильно возмущался и обещал засудить весь персонал подготовительно центра. Но, он уже не сможет. Очередной импульс нашего груза вывел из строя электропроводку в системе жизнеобеспечения. Начался страшный пожар. Я, как завороженный смотрел через иллюминатор в двери на полыхающий ад. Алиса не смогла активировать систему пожаротушения, и Сид сделал это сам…
- Предстартовая подготовка началась, - голос Алисы оторвал меня от воспоминаний, - тридцать секунд… двадцать девять… двадцать восемь…
Створки защитного кожуха поползли в сторону. В узком просвете появился хорошо знакомые очертания континентов, покрытых густыми полосами облачности. Внизу сейчас идет дождь… Как же хочется попасть под дождь. Ощутить свободное падение прохладных капель на лицо, ощутить дуновение ветра, запахи леса…
- Старт…
Легкая вибрация и ощущение невесомости наполняет тело пилота. Теперь, когда шатл не является частью корабля, он утратил гравитационное поле. О самом корабле Егор не сильно заботился. Выйдя на стационарную орбиту, он проведет двое суток ожидая прибытия команды техников. После чего начнет процедуру спуска груза на поверхность планеты. Если конечно ему не запретят это сделать.
Тем временем поверхность стремительно приближается. Егор нервно пробежал глазами по датчикам приборов. Все в норме. За долгий период в пустоте, он просто отвык от быстро движущихся объектов. Ведь там, в бесконечности, все кажется замершим на одном месте.
Корпус начало немного потряхивать. Транспортная капсула начала свой вход в атмосферу. Внешняя часть корабля начала покрываться яркими всполохами. Тут же сработали защитные фильтры, сделав иллюминаторы гораздо темнее. Это воздух под чудовищным давлением переходил в состояние плазмы.
- Праздничный салют в мою честь, - довольно ухмыльнулся пилот и начал снижать скорость. Сияние постепенно исчезло. Корабль стремительно летел над равниной из густых облаков полностью скрывающей поверхность планеты. Система навигации уже подключилась к спутниковой сети, визуальный обзор не нужен.
- Солнечный ветер - 4, ответьте! - тишину в кабине разорвал требовательный голос и на мониторе связи появилось знакомое лицо Хорито Узумаки, руководителя программы.
- Солнечный ветер - 4, на связи! - изо всех сил сдерживая радостный вопль, ответил пилот, - Задание выполнено, возвращаемся домой.
- Отставить! - даже через маленький экран было видно, как побледнел руководитель, - не допускать спуска объекта на поверхность планеты. Ни при каких обстоятельствах, не допускать спуска объекта на поверхность планеты!
- Командир, что случилось? - пальцы Егора вцепились в штурвал так, что побелели костяшки, - Что-то пошло не так?
- Егор, эта штука… она не должна коснуться поверхности планеты, - экран подсветился зеленым светом, Хорито включил закрытую связь. - Эти штуки… Это бомба, одна большая резонирующая бомба. Когда первые три части были спущены в центр исследований, они дали такой импульс… Лучше сам посмотри.
На экране замелькали картинки чудовищных разрушений. Огромный котлован на месте Чикаго, от Великобритании осталось несколько островков, одиноко ютящихся у берегов Гренландии, Река Обь превратилась в небольшой пролив уходящий на несколько тысяч километров в глубь материка.
- Что со связью, Егор? Почему Алиса не отвечает? - на экране снова возникло лицо Хорито.
- Импульс вывел из строя систему связи, мы не смогли установить причину.
- Как и остальные, - устало потер глаза руководитель, - кто остался на корабле?
Егор почувствовал, как по спине пробежала волна холода. Солнечный ветер - 4, это бомба замедленного действия, которая через двое суток уничтожит его планету. Хорошо защищенная бомба…
- Мы готовим новые корабли, чтобы вышвырнуть с планеты эти кристаллы. Но нам нужно время. Мы подозреваем, что четвертый обломок усилит действия остальных резонаторов...
- Передайте миссис Мортимер, что я сожалею, - пальцы пилота уже летали над клавиатурой, меняя курс корабля.
На долю секунды вынырнув из густой облачности, серебристая птица взмыла вверх и снова скрылась в молочном тумане. Егор знал, сбить корабль люди не смогут. Противометеоритная система с легкостью уничтожит любые объекты, угрожающие Алисе. Прислать команду техников они тоже не смогут. Кадры залитых лавой и затопленных космодромов проекта Солнечный ветер были случайно, или намеренно показаны в видеоряде Хорито. Получается, ТК-17 - единственный корабль, способный доставить пилота на Солнечный ветер - 4. Но еще одной посадки, он не переживет. Шатлам другого класса, будет просто отказано в доступе, вечно беспокоящейся за безопасность корабля, Алисой.
- Добро пожаловать на борт, капитан, - компьютер, как ни в чем ни бывало поприветствовал Егора.
- Привет, Алиса, - устало пошатываясь, пилот вошел в рубку управления и рухнул в осточертевшее за эти месяцы кресло.
Помолчав пять минут, он начал вводить новые данные. Самое сложное, это начать.
- Алиса, подтверди новый курс корабля.
- Курс, созвездие Альфа-Центавра. Время полета, шесть тысяч четыреста двадцать два года. Системы корабля не расчитаны на данный срок эксплуатации. Миссия невыполнима… Отказано.
- Курс, орбита Венеры.
Потянулись томительные минуты ожидания. Егор был готов поклясться, что слышит, как тихо щелкает обшивка корабля после многочисленных импульсов резонатора.
- Курс проложен, - голос Алисы разлился серебристыми переливами по капитанской рубке, - требуется подтверждение.
- Начать отсчет.
- Выход в стартовую точку, через сорок две минуты.
Включив обзорные камеры, пилот с жадностью всматривался в контуры родной планеты. Старт корабля всегда требует подтверждения капитана. А на маневрах, Алиса не выпустит шатл из корабля. Осталось всего сорок две минуты до того, как он снова отправится в полет по бескрайним просторам Солнечной системы...