Время сильных

#Время_сильных
Глава 4.

Тихий толчок вывел меня из состояния медитации. Уже рассветало. Судя по тому, что солнце еще не появилось над горизонтом, было около шести утра. Ночью дежурили посменно меняя друг друга каждые два часа. Сейчас была его очередь. Встревоженно оглянувшись, я уставился на Леху.
- Расслабься, жратву принесли.
Внизу маячила коренастая фигура Тетриса, нагруженная полевыми термосами. Неподалеку, около покосившегося забора присели двое бойцов прикрытия. Спина к спине, в напряженных руках автоматы. Топор и Лесник, кажется. Слишком темно, чтобы говорить наверняка. Скинув вниз конец веревки, напарник аккуратно поднял продукты в наше “гнездо”.
- Завтрак Робокопа, - скривился Леха, приоткрыв одну из крышек и протягивая мне.
На меня поглядывала жутковатая смесь из “болтов” (оригинальное название, придуманное среди бойцов для перловки) и тушенки. Только закинув пару ложек в рот, я осознал насколько я голоден. За весь вчерашний день у меня во рту маковой росинки не было. А если помножить свои ощущения на стресс полученный во время боя, хотелось уже не просто есть, а именно ЖРАТЬ. Так что, не обращая внимания на приевшийся в командировках вкус, я с энтузиазмом начал поглощать содержимое котелка.
Утро выдалось на удивление тихим. За ночь пробка перед мостом рассосалась и теперь вдоль дороги валялось только несколько перевернутых автомобилей. В полях тоже отсутствовали признаки движения. Создавалась ощущение, что поселок полностью вымер. Нехорошее ощущение. Тихо положил ложку в полупустой котелок. Прильнув к прицелу, настороженно скользнул взглядом по линии лесополосы окружающей нашу станицу. Ничего. Проводил взглядом удаляющуюся тройку солдат в сторону кордона у моста. Перевел прицел на камышовые заросли которыми сильно заросли берега речки. Густой туман стелился над теплой водой, не успевшей остыть после вчерашнего солнцепека. Вроде спокойно, но внутренний голос, та самая “чуйка”, которой любят хвалиться бывалые вояки, не успокаивался.
- Все нормально? - перестав скрести ложкой по дну котелка, спросил Леха, - Че задергался?
- Не знаю, не нравится мне это.
- Не разводи паранойю, - облегченно откинувшись, напарник оперся о металлическую опору башни, - обычное утро. Через два часа капитан смену пришлет, Соловьева и Голикова.
- Голикова? - фыркнув себе под нос, я собрался выдать все что думаю про этого недоснайпера. В этот момент камышовые верхушки слабо качнулись в сотне метров от нашей вышки. Против ветра качнулись.
- Свяжись с кордоном, - прицел уже шарил по густым зарослям, скрывающимся в туманной полумгле, - похоже гости…
Так и есть! В просвете между густыми зарослями мелькнул полосатый силуэт. Тигр что ли? Откуда он здесь? Через пару секунд еще несколько теней проскочили, следуя друг за другом.
- Вижу четыре цели, - входя в боевой режим, начал доклад напарнику, - прицельный огонь вести нет возможности из-за густых зарослей.
Леха тихим эхом повторил мои слова в рацию. Через пару секунд пришел ответ.
- Продолжайте вести наблюдение, огонь не открывать.
Голос незнакомый. Я видел несколько новых ребят прикомандированных к нашему взводу. Ехали особняком во второй машине. Скорее всего усиление ФСБ или разведки. Форму носят немного неуклюже. Привыкшие к гражданке. Но с оружием обращаются профессионально. Видимо один из них сейчас был дежурным.
Окинув быстрым взглядом окрестности, я сосредоточился на приближающейся группе хищников. Все-таки интересно, что это за животные. Такую расцветку я видел много раз, но, как правило, хватало одного пинка для того, чтобы отогнать подобного агрессора.
- Это че? Коты? - присвистывая от удивления, прошептал Леха.
- Похоже на то, - прижав приклад поплотнее, я приготовился.
Камыш на берегу резко обрывался, образовывая пятиметровую прогалину на берегу. Видимо здесь местные мальчишки ходили купаться и удить рыбу. К этому месту вела хорошо натоптанная тропинка, которая змейкой поднималась по берегу и сливалась с пыльной проселочной дорогой идущей вдоль окраины.
Осталось семь метров… пять… три… Мощный взрыв разорвал утреннюю тишину больно ударив по барабанным перепонкам. Фонтан из воды, глины и пламени взметнулся вверх на добрых десять метров разбрасывая тела незадачливых диверсантов в стороны.
Один из кошаков шлепнулся на землю в сорока метрах от вышки. Задняя нога оторвана начисто, остальное тело напоминало декорации к кровавым фильмам Тарантино. Но, не смотря на чудовищные повреждения, оглушенное животное продолжало двигаться в сторону кордона.
- Живучий, черт, - бесцветным голосом сказал Леха, наблюдая за тем, как две пули, выпущенные моей винтовкой, раскололи череп мутанта, - сколько же их придет еще?
- Не знаю, - ответил я, пытаясь найти в куче из грязи и камыша тела остальных животных…

***

В таких условиях мы отработали двое суток. Двенадцать часов на земле - двенадцать часов на, ставшей нам как родная, водонапорной башне. Каждый день по три нападения. Ранним утром, в полдень и на закате. Бойцы грустно шутили о том, что по гигантам можно будильник ставить. За эти два дня мы потеряли шестерых человек. Одна из собак в поселке обратилась, погиб бедняга Тетрис. Той же ночью умер от внутреннего кровотечения любитель травить анекдоты - Герыч. И полностью пропала разведгруппа из четырех новеньких. Так и не успел узнать, откуда они.
Дважды проходили колонны с грузовиками и тяжелой техникой в сторону Лабинска. И одна колонна назад. Шесть тентованных КАМАЗов приехали на закате. Мы как раз расчищали дорогу от тел животных после очередного нападения.
- Командир у себя? - из кабины выглянуло то, что когда-то можно было назвать человеком. Даже грязь и копоть толстым слоем покрывающие лицо не могли скрыть черные круги под воспаленными от бессонницы глазами.
Кивнув в сторону импровизированного навеса у обочины, я с любопытством заглянул в кузов ведущей машины. Дыхание перехватило. Чувствуя, как подкатывает к горлу надоевшая за это время перловка, я, еле успев отбежать, согнулся у края дороги.