Время сильных

31.07.2018

#Время_сильных

Глава 5.

Я всегда считал себя профессионалом. Не раз видел смерть и увечья, это верные спутники моей профессии. Но нагромождение окровавленных тел и их остатков, лежащие бесформенной кучей в кузове машины, это был перебор. Симпатичное женское лицо с глубокими бороздами от когтей идущие от виска до подбородка навсегда впечаталось в мою память.
- Нужно же похоронить их по-человечески, - раздался у меня за спиной бесцветный голос старшего машины, - в Армавир вот… везем.
Капли крови, стекающие через деревянный пол кузова и растекающиеся липкими лужицами на асфальте, вызвали у меня новый приступ рвоты. Шесть КАМАЗов, истекающие кровью мертвецов на дороге, заставили меня посмотреть другими глазами на происходящее в мире. До этого, я воспринимал происходящее как рядовое задание. Работа никогда не касалась моей гражданской жизни, жизни моих родственников и друзей. И вот эти машины ехали сейчас в мой родной город, чтобы оставить кровавые следы на тех самых улицах, по которым ходит, игриво повиливая задом, моя Ленка.
Теперь наш тихий кордон казался островком безопасности посреди бушующего океана смерти. Караван смерти уехал, оставив нас в самом плохом расположении духа. Но, с этого момента, я уже по-другому воспринимал реальность. Бездумные животные не в состоянии уничтожать регулярные войска в прямом боестолкновении. И то, что я увидел в машинах, было прямым тому доказательством.
- На сменах больше не спим, - тихо пояснил второму номеру, отведя его в сторону, - смотрим во все глаза.
- Ты че, Егор? - удивленно округлил глаза Леха, - Это же животные.
- Не спим, - тихо повторил я, присаживаясь в тени автомобиля, - и смотрим во все глаза.
- Поясни, - не сдавался напарник. Полноценное дежурство мы осуществляли только в зонах активных боевых действий. Своими словами, я приравнял атаки диких животных к военным действиям против регулярных войск, вооруженных дронами, разведкой и снайперами.
- Мне кажется, ты перебарщиваешь, - не унимался Леха, - неужели тебя так трупы в машинах испугали?
Громкие крики и стрельба со стороны водонапорной башни прервали наш спор. Дежурили там Соловьев и Голиков. Сейчас три огромных ворона облепили снайперское гнездо и жадно крича пытались вытащить сопротивляющуюся добычу.
- Твою мать!
Сняв с плеча винтовку, я поймал в прицел одного из нападающих. Размах крыльев впечатляет. Не менее четырех метров. Клюв больше напоминает промышленный молот. Настоящие гиганты.
Сухо щелкнул затвор винтовки. Минус один. Пуля прошла через череп агрессора забрызгав кровью навес из простыней, который мы соорудили для защиты от солнца. Длинная очередь автомата Соловья буквально разорвала вторую птицу. Третий ворон, почувствовав опасность, рухнул вниз и, распластав крылья над самой землей, бросился наутек используя дома, как прикрытие.
- Похоже, дело плохо, - в руках Лехи был автомат, но он не рискнул стрелять из опаски зацепить своих же, - пацаны ранены.
Рысью, оглядываясь по сторонам, мы подбежали к башне. Еще на подходе были слышны завывания Соловьева и испуганное бормотание Голикова.
- Сейчас, сейчас, - как заведенный, Максим повторял одно и то же слово, быстро накладывая повязку на ногу раненого напарника, - сейчас, сейчас…
- Жгут, дебил! - мимо нас пролетел запыхавшийся Артем, - Затяни жгут!
Карабкаясь, как обезьяна, он за пару секунд заскочил наверх и приступил к обработке раны. Как раз подбежала резервная группа. Вместе мы быстро спустили Соловья вниз и отнесли на базу.
Теперь смены у нас не было. Я остался единственным дееспособным снайпером. Как позже пояснил Артем, психика Голикова не выдержала нагрузки. Первым же транспортом, раненые и поехавший снайпер были отправлены в Армавир. Из головы не выходило поведение сбежавшего ворона. Он не пытался улететь, как все птицы, просто набирая высоту. Наоборот, он спустился ниже и ушел, используя рельеф местности. Ворон осознавал опасность стрелкового оружия.
- Теперь, не спим, - угрюмо повторил я, забравшись на башню и обводя взглядом окровавленные простыни, - ты понял?

***

Вечером через кордон прошел любопытный конвой. Шесть тяжелых грузовиков, оборудованных разнообразной техникой и всего четверо вооруженных охранников. Ученые, а по моему личному мнению, безмозглые идиоты. Рвались в самое пекло в надежде найти разгадку странных мутаций. Командир предложил им остаться и подождать пока мы раним несколько экземпляров, но эти фанатики страстно желали попасть в Псебай, поближе к эпицентру. Предупредив их о опасности, капитан пропустил их дальше. Как он потом рассказывал, у них на пропусках стояло столько печатей и допусков, что они имели право в ГосДуму на своих грузовиках заехать. Больше мы их не видели.
Еще через два дня пропала связь с Лабинском. Она и до этого была не стабильна. В пасмурную погоду сигнал отражался от низко висящих облаков, и мы могли узнавать новости с переднего края слушая обрывки радио сообщений. Но сегодня эфир наполнился тоскливой тишиной.
Регулярно продолжались нападения животных. Иногда всего несколько особей, но пару раз пришлось использовать минометы и минные заграждения. От взвода в тридцать пять человек, осталось всего восемнадцать дееспособных бойцов. Командование продолжает кормить нас завтраками. На ежедневные рапорты о потерях, сообщает, что на других направлениях ситуация еще хуже. Капитан отдал приказ заминировать мост. Если честно, я не сильно одобрял эту идею. Животные не техника, их вода не остановит.
Ночью восьмого дня на кордон вышла группа выживших. Чуть не подстрелил их сначала. Двое гражданских и трое потрепанных вояк. Рассказали много интересного. Оказывается, Лабинский гарнизон уже прорван. Большая часть людей ушла по дороге в сторону Курганинска, чтобы в дальнейшем выйти на Краснодар. А эти бедолаги были остатками группы зачистки. Нарвались на крупное скопление Альф, как их прозвали по телевизору. И отбивались от них в каком-то бетонном цехе. Мутные они, не нравятся мне.

***

Потянувшись, чтобы хоть как-то размять онемевшие мышцы, я прищурился, пытаясь хоть что-то разглядеть в густом утреннем тумане. За эти дни окраины станицы густо обросли многочисленными растяжками, а также минными и сигнальными заграждениями, но все равно. Лучше увидеть противника первым.
На часах 4:23. Скоро начнется очередная атака. Пихнув сонного Леху, я поудобней устроился на позаимствованном в одном из домов матрасе. Если уж дежуришь без смены, то лучше это делать с комфортом.
- Уже? – буркнул напарник, нехотя высовывая нос из спальника.
- Скоро, просыпайся.
Осматривая в прицел окрестные поля, я медленно водил стволом из стороны в сторону. Опа! Вот и первый идет. В туманном молоке показалась широкая спина животного. Кто это у нас? Бычок…
- Сообщи, начинается, - коротко бросив через плечо, я начал искать пропавшую в тумане цель.
Утренний ветер выдул небольшой клочок чистой земли в поле, как раз по ходу движения. Еще немного, и рогатый выйдет на открытое пространство. Наметив примерное место, я замер в ожидании…