Время сильных

Глава 21.

До позиции атаки оставалось всего пара шагов, когда я услышал звук приближающихся шагов в коридоре. Вернувшись на исходную, я замер в ожидании нового гостя.
- Скучали? - в дверном проеме показалась небритая физиономия Штыря. Не снимая рюкзака, он с трудом пролез в дверь и с облегчением сбросил ношу на пол.
- Повезло тебе, Ленин, - ухмыльнулся Штырь и начал распаковывать рюкзак, - Нашлись твои трупы. Двоих уже правда обглодали немного, но тот, про которого ты рассказывал был целехонек. Я образец крови принес. Сейчас в лаборатории проверяют.
Из рюкзака последовательно появилось несколько банок мясных консервов, пакеты с крупами и макаронами, зеленый горошек и два ведерка с майонезом. Складывая продукты на стол, Штырь весело переругивался с колдующим над сковородой Хомяком.
- Ну на хрен ты опять майонез припер? - возмущался здоровяк, хмуря густые брови, - Он долго не хранится, а в холодильнике места мало.
- Сейчас уже по ночам холодно, я на улице схрон сделаю, - тут же парировал парень и высыпал на стол целую стопку пакетов с приправами, - нашел я твои травки, нарколыга.
Тут же забыв о споре, Хомяк начал придирчиво рассматривать пакеты. Видимо удовлетворившись содержимым, он довольно осклабился.
- Ну вот, теперь на вахту точно хватит.
Забыв о своих планах по освобождению, я внимательно слушал моих новых знакомых. Любопытная история получается. Они не являлись военнослужащими, Штырь уж точно. Шустрый мужик больше напоминал мне одного из зеков с которыми я сцепился на дороге. Ехидная ухмылка, которая не сходила с лица Штыря, бы следствием давней травмы. От виска к подбородку тянулся тонкий, практически незаметный шрам. Видимо из-за этого он плохо управлял левой половиной лицевых мышц. Любая улыбка получалась искаженной, немного насмешливой. Бегающий взгляд бесцветных глаз тоже резко отталкивал от образа военного. Про походку вообще молчу. Под “Горкой” проглядывались контуры поджарого, тренированного тела. Но сутулость и еле заметное волочение левой ноги просто кричали о том, что занимался Штырь своей подготовкой где-то в лагерях, а не в учебном центре Вооруженных Сил Российской Федерации.
Хомяк был практически полной его противоположностью. Накаченное тело под два метра ростом, узловатые, но по женски ухоженные пальцы на руках. Такие привыкли держать гантели в спортзале, а не цевье автомата или лопату. Педантично расчесанная борода, длинные волосы, собранные в пучок и приятный аромат дорогого одеколона, дополняли картину городского брутала. Такие часто тусят в клубах с кальяном и фирменным коктейлем от бармена. Не хватало только десятого “яблока” в руках и фитоняшки рядом.
Тем временем консервы были раскиданы по узким шкафчикам на стенах, а крупы пересыпаны в пузатые жестяные банки и расставлены на полках. Мои новые знакомые сноровисто накрыли “поляну”, и мы приступили к трапезе.
- Может, это? - Хомяк выразительно хлопнул пальцами по горлу и уставился на Штыря.
- Не, нельзя, - промычал его напарник, вылавливая вилкой консервированный помидор из банки, - старшой ща прилетит. Кровь то я уже отправил.
- Кайфоломщик, - обиженно буркнул Хомяк и резко вскочил на ноги.
От такого маневра угол стола двинул мне по ребрам. Взвыв от боли, я схватился за бок и оглянулся на входную дверь. В темном проеме, как призрак, виднелась фигура капитана.
- Кушаете? - бесшумно зайдя в комнату, поинтересовался капитан, - Это хорошо…
Медленно обойдя стол, он остановился напротив поникшего Хомяка. Через десять секунд тишины, великан смущенно отвел взгляд в сторону и достал из дальнего шкафчика бутылку “Арарата”.
- Все доставай, - ласково попросил капитан.
Морщась, словно от боли, Хомяк достал еще два “ствола”. Капитан молча дернул бровью. Как провинившийся школьник, великан продолжал извлекать заначки из самых необычных мест под тяжелым взглядом командира. Последняя бутылка “Деревеньки” оказалась примотанной скотчем к днищу стола за которым мы сидели.
- Больше нет, правда! - горестно залепетал громила.
- Вот и славненько, - хищно улыбнулся командир и метнул первую бутыль в дверь. Янтарные брызги благородного напитка вперемешку со стеклянной крошкой разлетелись во все стороны, - я же предупреждал вас, уроды!
Следующий снаряд разлетелся о стальную дверь через пару секунд. Используя великий и могучий русский язык, капитан дал расширенную характеристику своим подчиненным и их ближайшим родственникам. Во время передышки бравый вояка отважно истреблял остатки алкогольных запасов поникшего метросексуала.
- Увижу вас с бухлом, переведу на четвертый пост, - злобно выдохнул капитан и перевел бешено вращающиеся зрачки в мою сторону.
- Ты… свободен! Тебя отвезут туда, где взяли и дальше решай, что делать.
- В смысле?
- Без смысла, - оборвал меня вояка и развернулся к выходу, - Штырь, пожрете и везите его на исходную.
- Я не поеду, - чувствуя, как закипает в крови адреналин, я медленно встал из-за стола, - вы не имеете права…
- Че ты там вякнул? - приложив руку к уху, капитан развернулся и посмотрел на меня, - о каких ты правах заговорил? Мальчик, ты вообще понимаешь, с кем ты разговариваешь?
- С трусом, у которого не хватает духа убить меня самостоятельно, - твердо глядя в глаза, я подошел в упор к капитану, - Доставьте меня и моих друзей в безопасную зону. Я не знаю, кто вы и чем занимаетесь. И не хочу знать, но сейчас я требую оказать нам помощь.
Мне повезло. Слова о трусости отрезвили капитана. Устало потерев красные от бессонницы глаза, он согласно кивнул.
- Твои друзья не транспортабельны. Пока будешь жить здесь. Когда они смогут передвигаться, получишь машину и оружие. А пока, сидишь ровно и не рыпаешься. Из этой комнаты ни шагу. Понял?
Я согласно кивнул и вернулся за стол. Бросив испепеляющий взгляд на своих подчиненных, капитан развернулся на каблуках и вышел, бормоча под нос какие-то угрозы.
В комнате воцарилась гнетущая тишина.
Хомяк молча сметал алкогольное крошево в жестяное ведро, стоящее в углу. Штырь задумчиво обсасывал маринованный помидор, наблюдая за действиями напарника.
- И как у тебя это получается? - задумчиво протянул он, когда бородач закончил с уборкой, - Третий раз ведь уже…
- Сам не пойму, - отчаянно завыл Хомяк, - вот что теперь делать? Он все запасы побил!
- Еще притащим, - меланхолично пожал плечами Штырь и вернулся к трапезе, - кстати, Егор. Ты сам то, употребляешь?
- Не фанат, но участник боевых действий, - отшутился я фразой моего командира.
Штырь заговорщицки подмигнул мне и из рюкзака появилась на свет граненая бутылка перцовки. Позади раздался восторженный возглас Хомяка.
- Ну, если так, то можно и за встречу…