Время сильных

Глава 22.

Теперь я стал невольным жителем поста № 5. Хомяк и Штырь оказались неплохими ребятами. Я так и не узнал, кто они и чем занимаются. Каждый раз, когда разговор перетекал в это направление, они мгновенно трезвели и сухо переводили тему. В итоге, я пришел к выводу, что это наблюдательный пост или пост быстрого реагирования, расположенный вокруг какого-то крупного засекреченного объекта. Судя по советскому оборудованию, расположенному внутри, находился он в старом бомбоубежище.
Выход из комнаты, которая по совместительству оказалась кухней, мне был запрещен. Вопрос с кроватью решился быстро. На следующий день, после пьянки, Штырь приволок удобный ортопедический матрас. Одолжил в одном из пустующих домов. Для вопросов личной гигиены мне были предоставлены ведро и пластиковый тазик. Я не жаловался. Каждая минута, проведенная здесь, это драгоценная минута восстановления моего организма после аварии. В безопасности. Даже с оружием и припасами, я сильно сомневался в гарантиях своей безопасности на поверхности.
С каждым днем животных становилось больше. Краснодарская крепость и его жители, огромным магнитом притягивали к себе полчища алчных мутантов. Штырь, он чаще выходил на улицу, рассказывал о трехметровых кошаках и летающих птицах, способных проломить броню легкобронированной техники.
- Может и хорошо, что ты до города не добрался, - в очередной раз вернувшись с вылазки, Штырь делился впечатлениями разведки прихлебывая крепкий чай из термокружки, - город окружен. Каждый день выжигается двухкилометровая зона с применением «Солнцепеков».
Я прокрутил в памяти все, что я помню об этих грозных машинах. Мобильная реактивная установка, с небольшим отличием от “Града”. Вместо тротилового заряда, использует мощную порошковую взвесь. При ударе о землю, порошок распыляется, потом срабатывает детонатор. Термобарический взрыв выжигает пораженное пространство, превращая его в настоящий ад. Шансов выжить нет. Высокая температура и образующийся вакуум истребят всю органику на квадрате, по которому отработают эти установки.
Да уж, плохо дело. Желание попробовать проскочить “Горячую зону” постепенно растворялось в теплом сумраке моего убежища. Я все чаще ловил себя на мысли о том, что ищу способ остаться здесь. В глубоком бункере есть еда и вода, тут безопасно. Парни неплохие, если они из разведки, то явно нерегулярные войска. Может служба безопасности какого-то холдинга или корпорации. В любом случае, нужно будет попробовать поговорить с капитаном.
Угрызения совести по поводу дезертирства из Вооруженных Сил меня не мучали. Я умер на двадцать восьмом километре трассы Армавир - Лабинск. Был брошен с остальными бойцами, как расходный материал. Зла я не держал, но и желания лезть обратно у меня уже не было.
Хотя реакция парней, когда я аккуратно озвучил свою идею, немного меня насторожила. Быстро переглянувшись, они разом захохотали, как будто я рассказал нереально смешной анекдот.
- Че ржете? - нахмурившись посмотрел я на своих новых товарищей, - Думаете я не справлюсь? Снайпера, это ценные кадры.
- Дело не в этом, - ухмыльнулся улыбкой Джоконды Штырь, - мне кажется, ты недооцениваешь опасность нашей работы. Также, на нашей работе требуется определенная преданность.
- До гроба, - ввернул словечко Хомяк и задорно улыбнулся, пытаясь прочесть мои мысли, - скажем так, это определенная корпоративная этика.
- Якудза? – издевательски хохотнул я и тут же осекся под тяжелым взглядом парней.
Придвинув лицо вплотную к моему, Штырь внимательно посмотрел мне в глаза.
- Егор, сможешь ты остаться или нет, решать не нам… Но запомни - мы не мафия. Для того, чтобы быть с нами, нужно быть настоящим патриотом.
Последнее слово громким эхом отозвалось в кладовой памяти. Патриотом… Истинным патриотом человечества… Агентом Неодуса… Может быть любой… и банкир… и солдат… Неужели это правда?
Облизнув засохшие губы, я внимательно осмотрел сидящих передо мной людей. Первый жил в “блатной” среде. Жаргон, повадки и привычки выдают его с потрохами. Второй… Из богатеньких, совсем непохоже, что они могли прийти в одно агентство. А командует ими человек в форме офицера Росгвардии…
Нужно попробовать… Перед глазами мелькнули пасы, сделанные дрожащей рукой умирающего Валентина. Вытянув руку перед собой, повторил. Реакция на лицах парней дала мне ответ быстрее, чем их руки. На лице Хомяка тут же отразилось радостное удивление. Штырь, насупившись, начал нервно барабанить пальцами по столу.
- Ну привет, братишка…

***

- Теперь еще раз, сначала, - требовательно повторил капитан, который на всех парах прилетел через полтора часа после доклада Штыря, - где флэшка?
- Я же говорю, осталась в брелке от ключей, - устало повторил я, - брелок в машине, в замке зажигания, а машина… вам лучше знать, где она…
- Это на краю зоны… - влез в разговор Хомяк и тут же заткнулся под тяжелым взглядом командира.
- Про флэшку кто-нибудь знает?
- Нет, - в который раз повторил я, - я же говорил. Решил, что Валентин умом тронулся. Вам тоже поэтому ничего не стал говорить.
Запустив пятерню в кучерявые волосы, капитан нервно почесал голову. Подняв голову осмотрел стоящих перед ним парней. В голосе зазвучали нотки вины.
- Людей нет… С группой Скворца вчера связь потеряли… Денисенко на шестом посту, усиление.
- Мы сходим, - хмуро кивнул Штырь и начал запихивать в рюкзак бутылку с минеральной водой.
- Ляжете, - уныло отмахнулся начальник, - не разрешаю.
Это был мой шанс влиться в коллектив. Ни секунды не раздумывая, я поднялся и, немного бравируя, хлопнул ладонью себя по груди.
- Я пойду с ними, мы справимся.
Капитан долго смотрел на меня усталым взглядом, пытаясь что-то понять. Грустно улыбнувшись, ответил:
- Ты с сотрясением мозга, четыре дня назад всю кухню заблевал. С чем ты справляться собрался?
- Уже нормально, - ухмыльнулся я, - быстро восстанавливаюсь.
- Справимся, - пробасил из угла Хомяк и ободрительно кивнул головой, - все нормально будет. Мы только туда и обратно.
Нервно хрустнув костяшками пальцев, капитан поднялся со стула и положил мне руку на плечо. В глазах военного мелькнула грустная тень и тут же скрылась за стальной решимостью.
- В другое время… даже не знаю, что бы с тобой сделал… Но сейчас… Добро пожаловать в Неодус...