Тщеславие

- Ты – мелкая, невзрачная ик!.. моль!

Светлана оперлась рукой о кафельную стенку туалета, чтобы удержать равновесие. Вот, чего не ожидала от этой роскошно одетой бизнес леди, так это потери контроля над собой. А ещё меньше – того, что она начнёт выяснять отношения прямо здесь.

Я нервно оглянулась по сторонам, чувствуя, как предательский румянец заливает щёки – свидетельницами безобразной сцены в женском туалете стали три разряженные в пух и прах папины подчинённые.

- Тебе и так от папочки доставалось ик!.. всё чего хотелось! А я?! – Она размазала злые пьяные слёзы, смешанные с тушью по лицу и тяжело плюхнулась прямо в платье на крышку закрытого унитаза. – Мне мой отец ничего, кроме подзатыльников не давал!..

Её взгляд помутился, будто она ушла в воспоминания. Только икание не прекратилось ни на минуту – верный признак того, что скоро её вырвет. Правильно было бы сейчас промыть ей желудок, но не буду же я заниматься этим прямо здесь!

Я снова быстро глянула в сторону зрителей, которые и не собирались уходить. Видимо, уже прикидывали, в каких выражениях завтра будут обсуждать момент позора великой и ужасной Светланы Мазуровой – известной в нашем городе бизнес леди, про которую истории ходили одна невероятнее другой.

- Светлана, давайте я вызову Вам такси. - Я вцепилась ей в руку и даже вспотела, пытаясь приподнять с унитаза. Всё напрасно! Женщина будто и не слышала, что я ей говорю. Только икала и продолжала свободной от меня рукой размазывать по лицу косметику.

- Светлана! – Уже более настойчиво позвала я, и она, будто очнувшись, перевела мутный взгляд на меня.
- Ты – мелкая рыжая кикимора! Ик!..

- Да, я знаю!

Я уже злилась. И даже не столько на неё – понятно, что она обижена на меня – имеет право. Сколько на этих вот клуш, которые не то, что не собирались уходить. Их ещё и прибавилось – только что в туалет, запыхавшись, вбежали ещё две тётки с такими же заинтересованными морд… лицами. Не иначе, как те, что здесь были, раззвонили новость в ватсапе.

С детства ненавижу повышенное внимание окружающих! Ещё с тех пор, когда в Новый год пятилетнюю меня заставили читать стихи перед всей папиной (тогда ещё, слава Богу, небольшой) компанией.

Помню, как стояла, не чувствуя под собой ватных ног, ладошки вспотели, а горло перехватило так, что я не могла выдавить из себя ни слова перед этой толпой чужих прокуренных мужиков и фальшиво улыбающихся тёток.

Похожих на тех, что сейчас стоят в дверях помещения и фальшиво-сочувственно смотрят на нас со Светланой.

- Ты ик!.. думаешь, я его любли... люблила… Тьфу, ты!
Люблю? Думаешь, жить ик!.. без него не могу?! Ха-ха-ха! – Смех был таким же неестественно пьяным, как и слезы, минуту назад. – Мне нужно было просто, чтобы все увидели, ты понимаешь? Ик!.. Понимаешь меня?..

Я встряхнула её за плечи, пытаясь привести в чувство. Посмотрела прямо в глаза, пытаясь поймать взгляд. И сказала, чётко проговаривая каждое слово.

- Светлана, давайте оставим этот разговор на потом. Я сейчас вызову Вам такси.

Она долго – с минуту – пыталась сфокусировать взгляд. Наконец ей это удалось, и она посмотрела на меня уже почти нормальными глазами.
- Ик!.. Меня водитель ждёт. Помоги дойти.

И шатаясь на тонких каблуках и непослушных ногах, мы медленно пошли на выход из общественного туалета шикарного отеля, где в честь нашей помолвки в банкетном зале проводил вечеринку мой будущий муж, Влад. По совместительству её бывший любовник.

***
Общими усилиями мы с водителем усадили Светлану в машину, я, поплескав себе в лицо прохладной водой всё в том же туалете, отправилась в банкетный зал искать своего суженного.

- Вероничка! А вот и ты, моё рыже солнышко!

Вот, чёрт! Да он выглядит не лучше Светланы – шатается, рубашка с одной стороны выехала из-под ремня, а галстук съехал на бок. Ещё и солнышком меня обозвал! Знает же, как я ненавижу свои рыжие волосы и любые намёки это!

Вздохнула и подошла ближе, стараясь сгладить неловкую ситуацию – на его громкий возглас обернулись все, кто находился рядом и с интересом уставились в нашу сторону. Мало мне было Светланы!

- Влад, тише. – Зашипела, кладя ему руки на плечи. – Давай потанцуем.

Я, как могла, мило улыбнулась и потащила его на танцпол.
- Хорошо, что Светка ушла! – Он продолжал разглагольствовать в полный голос. – У нас ведь с ней несерьёзно было, ты не думай!

- Влад, можно мы завтра об этом поговорим? – Я уже ни на что не надеялась, просто наклонила голову, пытаясь спрятать лицо в лацканах его пиджака. – Или, хотя бы, чуть тише говори…

- Я бы никогда не женился на такой! – Громко зашептал он мне в ухо. Я вздрогнула и подняла взгляд на него, пытаясь понять, о чём он? – У неё ведь даже образования толком нет! Сама из какого-то захолустья…

- Влад, ты о чём? – Я не могла поверить, что слышу это от человека, за которого собираюсь замуж.

- Ну, она, конечно, молодец – ничего не могу сказать! Сама всего добилась. И даже предков своих припёрла в наш город. Видел я их!.. – Он перевёл мутный взгляд на меня, не понимая, почему я перестала танцевать.

А я стояла и смотрела, пытаясь понять, что случилось с моей реальностью, ещё вчера бывшей такой понятной и счастливой. Голова кружилась, и даже немного тошнило от близости этого человека.

Медленно отошла на два шага назад, оглянулась по сторонам, мельком отмечая счастливое лицо папы с мамой, танцующих, пьющих и спорящих о чём-то между собой гостей, роскошный интерьер зала. Всё, как в тумане.

Я соответствую его амбициям. Моя семья подходит под его требования. Опустила взгляд на свою правую руку – наверное, и этот бриллиант тоже правильный, с его точки зрения?

Кольцо легко соскользнуло с безымянного пальца. Шаг вперёд. Взяла его руку, перевернула ладонью вверх, вложила и сжала его пальцы в кулак.

Мне кажется, он протрезвел в этот момент, но было поздно.
Проходя мимо родителей, наклонилась к маме и прошептала на ухо:

- Я ухожу.

Гордо расправила плечи и вышла на осеннюю улицу. В голове билась одна мысль: «Господи, спасибо, что до свадьбы!»