Злость

31.07.2018

Звонок в домофон раздался, когда Андрей ломал голову над дилеммой – брать зонтик или не стоит? И если брать, то как?

Он осматривал аккуратно составленные в коридоре чемодан, дорожную сумку, компьютерную сумку и комплект лыж – всё это каким-то образом нужно дотащить до машины, потом из машины в здание аэропорта. А потом – самое главное – уболтать сотрудников «Люфтгансы», что это всё, кроме чемодана, ручная кладь.

И стоит ли вообще ехать на машине или лучше на метро? На машине, конечно, удобнее, но есть вероятность стать в пробке, и тогда на самолёт он точно опоздает. Но с лыжами – в метро?..

А тут ещё и дождь пошёл – вполне привычная вещь в Лондоне – только зонтик нести придётся разве что в зубах…

Андрей рассеянно нажал кнопку приёма на видеодомофоне:

- Hello! – Привычно вежливо улыбаясь, сказал он в устройство и в этот момент сфокусировал, наконец, взгляд на дисплее. Зонтик выпал из ослабевшей руки и больно ударил по пальцам ноги. – Юля?..

Сердце сделало кульбит и застучало где-то в горле, и даже боль в ноге не могла заглушить чувства.

Девушка улыбалась, глядя в глазок камеры. Так могут себе позволить улыбаться только очень уверенные либо в своей неотразимости, либо в своей полной власти над данной конкретной мужской особью, девушки.
- Привет! Впустишь? Дождь ведь…

Андрей бросил быстрый взгляд на вещи в коридоре, мельком отмечая про себя, что времени до самолёта в обрез. Вытер вспотевшие ладони о джинсы и нажал кнопку на домофоне.

Он взялся за ручку, в ожидании пока девушка поднимется на второй этаж, и оперся на холодную сталь двери лбом, пытаясь собраться с мыслями.
Откуда она взялась в Лондоне? Зачем приехала? Откуда у неё его адрес? Неужели его родители сдались-таки, несмотря на все его запреты? Что сейчас делать?..

В дверь робко поскреблись, и Андрей, глубоко вдохнув и медленно выдохнув, открыл. На лице его была приклеена вежливая, ничего не значащая улыбка «для всех», выработанная за два года жизни в Англии.

Он посторонился, пропуская в квартиру Юлю, но та, заметив его выражение лица, всхлипнула и бросилась на шею (роста они были почти одинакового, поэтому ей пришлось сильно наклонить голову, чтобы попасть, куда надо).

- Андрюша!.. – Юля шептала ему за воротник рубашки. – Я скучала!
Он почувствовал, как ему за шиворот скатилась слезинка, и растерянно похлопал Юлю по спине, второй рукой толкая дверь. Первый шок от её появления прошёл, вместо него в душе Андрея закипала злость.

Нет, не та, ревущая раненым зверем, злость, что была после того, как Юля его бросила с формулировкой «скучный неудачник». И это в ответ на его предложение руки и сердца!

Та злость затопила его с головой, ослепила, толкнула уехать из дома к чёрту на кулички. Заставила «пахать» с утра до позднего вечера, а по ночам учить английский, чтобы занять достойное место в чужом обществе.

И не та весёлая злость, с которой он через год после приезда ринулся в неизвестность, создавая свою фирму. Эта злость помогла ему заработать первую сотню тысяч фунтов, заставляя конкурировать с местными за лучших клиентов.

Нынешняя же злость больше была похожа на брезгливое раздражение, от которого хотелось отмыться.

Юля всерьёз думает, что всё ещё имеет над ним власть? Считает, что может в любой момент ввалиться в его жизнь со своими капризами, обидами, претензиями, завистью?..

О, нет! Он снял её руки со своих плеч и отступил на шаг.

- Юля, что ты здесь делаешь? – Девушка подняла на него огромные, карие, как у Бэмби, глаза. – Я серьёзно – мой самолёт вылетает через три с половиной часа. Ты немного не вовремя. В другой раз позвони перед тем, как приехать.

Он холодно и спокойно чеканил слова, подмечая, как меняется выражение её лица. Слёзы вдруг высохли, и девушка понимающе-мягко улыбнулась.

- Всё ещё дуешься? Ну, прости меня! Давай оставим прошлое в прошлом и начнём сначала? – Она снова сделала шаг вперёд и, положив руку ему на грудь, заглянула в глаза. - Я же тебя простила!

Андрей поперхнулся от этой наглости – фигасе – она его простила!

Молодец, девчонка, не пропадёт!.. в своём городе и со своими друзьями-мажорами. А ему пора улетать в Женеву – открывать филиал своей фирмы. А заодно и на лыжах кататься!

- Милая… - он приблизился к ней, и у девушки в глазах загорелся огонёк торжества. Как он мог раньше не замечать её игр?! – Знаешь, я думаю… - Оттолкнув её немного в сторону, он открыл за её спиной дверь и кивнул на прём головой. - …что тебе пора!

Девушка покрылась неровным румянцем, а глаза стали похожи на щёлочки, из которых вылетали искры.

- Ты – занудный недомерок! – Она будто выплёвывала слова. – Думаешь, очень ты мне нужен?! Да я сюда к мужчине приехала! К другому – настоящему! А не к такому слюнтяю, как ты! Просто Рустамчик сказал Гульке, а Гулька.. в общем, не важно! Я думала, ты крутой! И это всё – она махнула рукой на квартиру, - ради меня!

Теперь уже настоящие слёзы – злые, обиженные – потекли по её щекам.

Андрей смотрел на бывшую возлюбленную – ничего больше не откликалось в его душе – ни любовь, ни злость, ни жалость к дурочке с самомнением Мадонны.
Демонстративно перевёл взгляд на часы, на чемоданы. Снова выжидающе посмотрел на Юлю.

Девушка гордо расправила плечи, вздёрнула покрасневший нос:

- Приползёшь ещё, придурок! – Прошипела она на прощанье и выскочила из квартиры.

Через несколько секунд за ней хлопнула входная дверь подъезда.

А Андрей вышел из своей лондонской квартиры, стоимостью в полмиллиона фунтов, в подъезд и закрыл дверь на ключ. Может он и остался бы «занудным неудачником», если бы она его тогда не бросила?

Так что, наверное, ему стоит поблагодарить Юлю за то, что была в его жизни и познакомила его с двумя огромными, неукротимыми стихиями – любовью и злостью!..

- Hi, Andrew, it's a bit rainy today. Be careful not to be washed away!

Пожилая соседка с фиолетовыми кудряшками на голове улыбалась, стоя у двери своей квартиры напротив, во все свои вставные зубы. И Андрей, наконец, почувствовал себя полностью свободным.

Он рассмеялся шутке, кивнул соседке и, как на крыльях, помчался в аэропорт, так и оставив в коридоре и лыжи, и валяющийся на полу зонтик.

Всё получится! Теперь уж точно!..