《Это уже моё》: Нужно ли вообще всё это говорить?

Начала новую часть заметок 《Это уже моё》. Я люблю Аукцыон и ёмкие фразы:

"Это уже не я, это уже моё"- пел Фёдоров, а я запомнила.

Здесь мои мысли разных лет. Всё, что я думала тогда, сейчас по-прежнему внутри.

Публикации помогут превратить разбросанность в собранность.

22.02.14

Вообще, конечно, это никакому уму непостижимо. Но живя в этом городе, понимаешь, что каждая случайная встреча - ...именно такова, да.

Петербург. Середина января. Я иду с Балтийской к Владимиру (объявление которого нашла мама) смотреть комнату. Иду, вечер, а там Обводный, знаете, куча светофоров - нетрудно заплутать.

Вижу проходит дяденька с совершенно очаровательными усами, твидово-петербуржском пальто и кепке-петербурженке. Я у него спросила дорогу, а он меня взялся провожать.

Идём, разговариваем.

"Измайловский 16? Магазин Семья? А знаете, там раньше был милейший гастроном Стрела, он занимал весь первый этаж того дома, там продавали прекрасную колбасу и, случалось, наливали".

Мои бессвязные речи.

"А Вы, Настя, учитесь, работаете? На радио? Ага. Классику, значит, читаете?".

Киваю, читаю.

"А Вересаева читали, "Записки врача"? Очень рекомендую. Почитайте! Ну, вот Ваш дом. А мне туда. До свидания, удачи, Настя!".

Я сначала-то, конечно, Вересаева этого запомнила, и решила обязательно прочитать, но потом хорошо забыла.

Петербург. Конец февраля. Больница Боткина. По совету одного Ильи я стала изучать историю этого места. Тадам. С 1896 по 1901 здесь работал некто Викентий Смидович, а если говорить уж совсем прямо - тот самый Вересаев (псевдоним это). Именно он. А свои знаменитейшие "Записки врача" он написал в 1900 году!!!!

а потом, на каком-то сайте, я наткнулась на этот портрет. и вот можете считать меня совсем тю-тю, но это то самое лицо, лицо того дяденьки в твидово-петербуржском.

Нужно ли говорить, что первой приобретённой книгой, когда я выйду из больницы, будут эти записки?

Нужно ли говорить, что я выясню, где жил любезный Викентий в те годы?

Нужно ли говорить, что в том доме на Измайловском, в годы Стрелы было ещё и издательство одно книжное?

Нужно ли говорить, что Вересаева мало кто знает в широких кругах, а он, между прочим, вселял уверенность в Булгакова. И Михаил Афанасьевич ему писал: "и не говорите, что я плохой, я умученный".

Нужно ли говорить, что названия его некоторых произведений как-то складны по годам - Без дороги, Поветрие, На повороте, В тупике, К жизни.

Нужно ли вообще всё это говорить? Думаю, нужно.

●●●●

В мире кто-то радуется, кто-то плачет, кто-то спит. У нас женщины из нескольких палат выбрались в холл и слушают-резвятся так громко Стаса М., Юру Ш., Аишу, Давай-наливай-поговорим. И смеются,

и таким особым смехом таких женщин. А я с Любой, у которой почти намертво заложены уши, хожу в мужской туалет, курить.