Как я поседел от страха. Сжег Т-34, но оказалось не наши. Воспоминания самоходчика. ИСУ-152

22.06.2018

Первый бой мы приняли на реке Нугрь, за которой на крутом берегу виднелась деревня Большая Чернь, превращенная немцами в опорный пункт.

Оттуда, по наступающим по большому ржаному полю танкам и пехоте, били 88-мм зенитки.

В этой ржи не поймешь, откуда стреляют. Танки горят.

Наводчик у меня был отличный. В этом бою он сжег два танка.

В какой-то момент по нам попали.

В рубке искры, запах каленого металла, гарь.

Механик-водитель бросил машину в низинку.

Я вылез из люка, стал оглядываться.

С трудом обнаружил противотанковую пушку на окраине поля в кустарнике.

Мы вышли из ее сектора обстрела, и она теперь била по танкам.

Я решил развернуться и, наведя орудие на ориентир в створе с пушкой, выкатиться на нее для выстрела.

Если с первого выстрела не попадем - нам хана.

Едва мы вышли из низинки, как пушка стала разворачиваться в нашу сторону.

Наводчик крикнул: "Выстрел!" и одновременно раздался грохот. Я успел крикнуть механику: " Назад!", но это было лишним - наводчик попал.

Танки форсировали неглубокую речку, обходя Большую Чернь слева.

Мы прикрывали огнем их маневр.

Вдруг во фланг атакующим танкам вышло три или четыре "Пантеры" и открыли огонь.

Я так скажу, если танк противника появился в полутора километрах, то различить его тип можно только в бинокль, да с упора, да в неподвижной машине и то не всегда.

Ну, а в реальной обстановке на поле боя, в пыли, в дыму, мы их не рассматривали.

Так вот с тысячи метров мы их сожгли, по крайней мере три штуки остались на месте. Продвинулись вперед, смотрим, и у меня волосы дыбом - это наши Т-34.

Все - трибунал!

Только проехав еще немного, и увидев кресты на башнях, я успокоился - танки оказались немецкие.

Я был прав - они по нашим стреляли, но если бы это были наши танки навряд ли мне удалось доказать свою правоту…