Пехота это почти верная смерть. Воспоминания везучего пехотинца.

22.06.2018

Пехота - это почти верная смерть!

В пехоте никто от своей горькой судьбы не ушел...

Мне очень сильно повезло, что долго продержался в пехоте на передовой.

Расскажу вам про свой последний бой там.

Передовая под Оршей.

До немецких позиций 400 метров. Сидим в окопах в обороне.

Огонь разжечь нельзя. Раз в день кормили холодными щами и давали сухари.

Вдруг нас сняли с передовой, отвели в тыл на 10 километров, дали помыться. Всем сменили обмундирование.

Выстроили и зачитали приказ о наступлении.

Утром, после артподготовки, мы пошли в атаку.

Не успели пройти и ста метров, как над полем боя моментально появились немецкие пикировщики, и началась дикая бомбежка.

Назад отойти мы не могли, а оставаться на нейтралке означало обречь себя на быструю смерть от немецких авиабомб.

Рванули вперед, через колючую проволоку, через минное поле, под огнем немецких пулеметов и минометов, под свист и разрывы падающих на нас бомб.

Первую линию траншей захватили.

Сразу приказ -"Вперед! Не останавливаться!".

У меня заклинило автомат.

Я присел, вынул затвор, протер его и побежал дальше вперед.

До немцев оставалось 50 метров, когда внезапно я почувствовал сильный удар по ногам. В левое колено попал крупный осколок мины, разорвавшейся неподалеку.

В который раз мне повезло.

Весь мой "сидор" был полон осколков, шинель изрешечена, а мне достался только один крупный осколок и несколько мелких...

Товарищ оттащил меня в свежую воронку и перевязал.

Я пополз в наш тыл, опираясь на автомат.

Выходить из боя без оружия запрещалось даже раненым…

Попадаю в санбат.

Оттуда, на подводах, нас привезли в полевой госпиталь, расположенный в смоленском лесу. Сотни раненых лежали на голой земле и ждали своей очереди в хирургические палатки.

Работа медиков ничем не отличалась от заводского конвейера, но у нас народ терпеливый. Зубами скрипит, но все равно держится.

После этого ранения мне повезло попасть в танковый полк.