1.1. Регулирование оплаты труда: если это не работает – не трогай это?

В советские времена было такое популярное научное ругательство: «вульгарный марксист». Так называли людей, Маркса не читавших (обычно) и сводивших его теорию к набору простых лозунгов типа «отнять да и поделить» и «капитализм – зло» (для тех, кто Маркса не читал, спойлер: Маркс не считал капитализм злом; наоборот, он в теории Маркса – необходимое условие/этап на пути к социализму). Так вот, в современной России наблюдается устрашающе большое количество «вульгарных либералов-рыночников», считающих, что государству не место в экономике, любое регулирование рынка ведет к убыткам, в то время как «достаточно все приватизировать, и экономика заработает». К сожалению, таких «вульгарных либералов», не понимающих основ РЫНОЧНОЙ экономики, немало не только среди студентов экономических факультетов, но и среди людей, именующих себя «экономистами». Многие люди, профессионально экономику не изучающие, ведутся на такое примитивизированное объяснение. Вульгарные марксисты, считающие, что государство может и должно обеспечивать всем достойный уровень жизни, тоже никуда не делись.

В результате публичная дискуссия про экономическую политику в России выглядит как спор «вульгарных марксистов» с «вульгарными либералами», слушая который, нормальный человек недоумевает: «это я идиот, или они все?» (спойлер: они) Я же постараюсь объяснять, какого рода политика государства, регулирование и вмешательство необходимы с научной точки зрения. Начать я хочу с, возможно, самой обсуждаемой экономической темы за последний год: регулирования трудовых доходов. Начиная с кампании Навального и заканчивая предвыборными обещаниями Путина активно обсуждается необходимость повысить зарплаты, а в качестве основного инструмента называется МРОТ («минимальный размер оплаты труда»). «Либеральные экономисты» эти меры, разумеется, критикуют, утверждая, что они приведут к инфляции.

Проблема низких зарплат

В России очень низкие зарплаты. Кто-то пытается с этим спорить, ссылаясь на производительность труда – возможно, я сделаю отдельную заметку о том, почему производительность труда тут ни при чем. Пока же это утверждение считаю достаточно очевидным, и приведу лишь один пример: зарплаты в Китае несколько лет назад превысили российские. В Китае, Карл! Что дальше, Индонезия?

Почему в России так мало платят людям? Вульгарные либералы скажут что-нибудь про низкое качество образования или ленивость русского человека. Все это – пустые спекуляции, к экономической науке или российской реальности отношения не имеющие. Мы можем быть недовольны собой, (и не без причин) но качество российских работников на вполне европейском уровне (как минимум, южно-европейском). Настоящая причина – неправильное государственное регулирование. Или, наоборот, правильное, целенаправленно обедняющее население? Российское государство делает все возможное, чтобы держать население у черты бедности. Второй же причиной выступает катастрофическое состояние инфраструктуры страны (дороги, электросети и т.д.).

Можно ли повлиять на ситуацию с помощью государственных регуляторов? Разумеется, можно (для начала – «вывести козу», а затем применить хорошо известные методы регулирования рынка труда). Помешает ли это развитию экономики? Наоборот, поможет. Правда, обсуждаемый МРОТ в данном случае – мера, скорее, символическая. Почему же этого не происходит? Рассмотрим все заявленные тезисы подробнее.

Почему в разных странах разные зарплаты?

Вспоминая азы экономической теории: предприниматель использует в производственном процессе разные ресурсы. В первую очередь, капитал (станки, оборудование, сырье, программное обеспечение…) и труд (усилия людей: думающих, управляющих, поднимающих тяжести…). Труд – все, что неотделимо от человека и не может быть навсегда приобретено (а только арендовано на время у носителя). Производительность бизнеса (насколько много товаров и услуг он создает, насколько дорогих и качественных) зависит от сочетания этих ресурсов. А также от экономической инфраструктуры (электросетей, дорог, каналов продаж и т.д.), на которую, в отличие от ресурсов, бизнесмен практически не может повлиять. Таким образом, выбор предпринимателя происходит на двух уровнях. Какая комбинация ресурсов оптимальна для производства его товаров. И сколько товара он хочет произвести (зависит от спроса на его продукцию и от имеющейся инфраструктуры; есть еще институты, но они похожи на инфраструктуру, так что опустим подробности).

Труд и капитал могут быть разными, и тесно связаны друг с другом. Например, сложные станки могут обслуживать только квалифицированные рабочие («операторы»). Поэтому на уровне ресурсов предприниматель делает еще один выбор: использовать много дешевых ресурсов (толпу таджиков с лопатами; не в обиду таджикам, просто локальный мем московского ЖКХ) или немного высокотехнологичных (снегоуборочная машина с водителем). Разумеется, высококвалифицированные работники получают более высокую зарплату. Вопреки распространенному (еще со времен Промышленной революции) заблуждению, хорошо известно (с тех же времен), что использование качественных ресурсов не сокращает занятость в экономике, а повышает ее. Почему это происходит – рассказ достаточно долгий, но, если коротко, растет общее количество товаров в экономике, и для их производства требуется еще больше людей, а если и возникает избыток, то он переходит в сектор услуг (которые тоже становятся все более качественными). Этот процесс называется «экономический рост».

Однако распределение доходов от производства может быть разным. Он может доставаться в большей степени собственникам труда или собственникам капитала, и в этом нет никакой «рыночной» пропорции. Это распределение зависит, прежде всего, от степени концентрации/монополизации ресурса. Если весь капитал контролирует один собственник (или небольшое их количество), то он будет забирать себе большинство доходов от производства (в виде процента на капитал). Если весь труд контролирует один профсоюз, то большинство доходов от производства достанется работникам (в виде заработной платы). Наконец, если в экономике мало фирм-производителей, то большинство доходов достанется предпринимателям (в виде официальной или скрытой прибыли). В экономической науке это называется «рыночной силой» (способность навязать другим участникам сделки свои условия).

Как не трудно догадаться, любой дисбаланс очень вреден для экономики и тормозит ее развитие. В Греции с очень сильными профсоюзами перекос в сторону работников привел к тяжелому кризису, который запросто мог закончиться выходом из Европейского Союза. В Японии доминирование нескольких сверхкрупных корпораций привело к 30-летней стагнации. В странах с монополиями, контролирующими производство сырья, возникает «сырьевой проклятие», останавливающее развитие. Кстати, как вы уже, наверное, догадались, то же самое происходит и в странах с монополиями, контролирующими инфраструктуру.

Распределение собственности на ресурсы отчасти зависит от географии и демографии (например, редкость природных ресурсов способствует монополии на сырье). Однако гораздо сильнее на него влияет государственная политика. Прежде всего, налоги. Если высоки налоги на бизнес – много предпринимателей будут разоряться, и выживут только крупные монополии. Если высоки налоги на собственников капитала – капиталом будет невыгодно владеть. Если высоки налоги на работников – они будут бедны, их будет мало, и будет невыгодно нанимать квалифицированных работников. Что более важно: влияет характер налоговой ставки. Прогрессивное налогообложение (ставка тем выше, чем выше доход) способствует снижению монополизации, так как препятствует концентрации денег в одних руках. Регрессивное (ставка тем ниже, чем выше доход) повышает монополизацию.

Другим инструментом государственного регулирования является ограничение цен («пол» и «потолок») и количества ресурсов на рынке (лицензии, квоты и т.д.). Минимальная цена на ресурс (например, МРОТ) или квота (ограничение максимального количества ресурса на рынке) способствует уходу с рынка низкокачественных ресурсов и их замене высококачественными, но одновременно лишает дохода собственников низкокачественных ресурсов (например, «таджиков» и владельцев лопат). На всякий случай подчеркну, что в экономике качество (например, квалификация) – это характеристика стоимости, а не оскорбление. Слишком сильные ограничения, однако, отсекают слишком много собственников и монополизируют рынок. И наоборот, ограничение цены сверху ведет к вытеснению с рынка собственников высококачественных ресурсов. В экономике принято считать, что «минимальные цены» часто бывают оправданны, а «максимальные цены» в подавляющем большинстве случаев вредны.

Подведем итог: монополии – это плохо (с любой стороны рынка). Конкурентность – это хорошо. Рынок – всего лишь способ установления равновесных цен (даже не единственный). Равновесные цены не обязаны быть «справедливыми» – они отражают распределение собственности на ресурсы, которое может быть любым. Справедливое распределение – это конкурентное распределение, когда неэффективные собственники ресурса не могут на нем заработать и теряют его, а эффективные приобретают. Сильнее всего на это распределение влияют налоги и государственные монополии, во вторую очередь – ограничения на цену и количество ресурсов, и в некоторой степени – демография и география. Когда экономисты говорят про «свободную экономику» – основным критерием является ее конкурентность (постоянный легальный переход контроля над экономическими ресурсами). Рынок даже не является обязательным механизмом: в свободной экономике есть и другие, например, плановые (как системы долгосрочных контрактов).

Что же происходит в России с распределением собственности на ресурсы?

Почему в России людям мало платят?

Прежде всего, у нас ужасающая, изношенная на 60-80% инфраструктура. На ней почти невозможно производить и продавать дорогостоящие товары. А значит, возникает перекос в сторону дешевой рабочей силы. Хуже того, эта убитая инфраструктура управляется монополиями, которые задирают на нее монопольно высокие цены и совершенно не вкладываются в ее обновление (зачем, если клиенты и так платят?). Все попытки реформировать инфраструктурные монополии (РАО ЕС, РЖД и т.п.) обернулись фикцией: у предпринимателя обычно по-прежнему нет выбора, у кого приобретать инфраструктурные услуги.

Вообще, Россия – одна из самых монополизированных экономик мира. Она на 50-80% (в зависимости от методики подсчета) принадлежит государству, а оставшиеся проценты контролируются небольшим количеством сверхбогатых «олигархов». Есть исключения, отдельные высоконкурентные сектора (например, IT), но общая ситуация катастрофическая. Монополии в предпринимательстве, монополии собственников капитала… угадаете, где нет монополий? Правильно, у работников. Российские профсоюзы мертвы чуть более, чем полностью. Поэтому доходы от производства отходят крупным предпринимателям и собственникам капитала, а людям достаются крохи.

Монополизация рынка – редчайший случай, когда экономисты могут одобрить даже «потолок цен» (в случае монополии производителя). В данном же случае мы говорим о ценовом диктате покупателей: тех, кто определяет спрос на труд («монопсония»). В этом случае «пол цен» (ограничение минимальной заработной платы) является необходимой мерой, временно исправляющей баланс на рынке в пользу более слабой стороны (работников). В долгосрочной перспективе, конечно, необходима грамотная антимонопольная политика.

А что в России с государственным регулированием? Не отвлекаясь на плохо работающие квоты, поговорим о главном: о налогах. Во-первых, в России налоги на трудовые доходы гораздо выше, чем на капитал и прибыль. От трети до половины всех денег, выделяемых компанией на оплату труда, забирает себе государство (треть – если компания не платит НДС, половину – если компания прибыльна и платит НДС). Не буду загружать читателей точной формулой расчетов, которую можно легко найти во многих источниках, просто отмечу, что в эту сумму включены сборы государственного обязательного страхования. Предприниматель или собственник капитала эти страховые взносы со своих доходов не платит. Тем самым, содержать квалифицированных работников в России неимоверно дорого, а закупать множество плохо используемого сырья – дешево.

Однако на этом проблемы российского налогообложения трудовых доходов не исчерпываются! Возможно, Вы слышали, что в России «плоская» шкала налогообложения. Так вот, это – наглая ложь. Шкала налогообложения трудовых доходов в России РЕГРЕССИВНАЯ. Да, подоходный налог всегда составляет 13%, но самая главная нагрузка – страховые взносы – резко уменьшается для очень больших зарплата. Поэтому главные страховые взносы платит средний класс… тот самый, который затем не пользуется государственной медициной и тем более больничными листами. Такое устройство налоговой системы ведет к тому, что сверхбогатые (например, высокопоставленные чиновники и топ-менеджеры госкомпаний) платят очень небольшие налоги, неквалифицированные работники получают «серую» зарплату (которая еще дальше уменьшает их рыночную силу и ставит в зависимое положение от работодателя), а средний класс (немногочисленные квалифицированные работники) платит за всех.

Почему российская экономика так устроена? С одной стороны, потому, что руководители нашей страны не умеют управлять бюджетом и выстроили вместо налоговой системы откупную, где за государство налог собирает работодатель. С другой – потому, что государство как собственника 50% капитала экономики и 0% труда полностью устраивает перераспределение национального дохода в пользу собственников капитала, а не труда. С третьей – потому, что эти доходы от капитала формируют «теневой бюджет» имени Ролдугина…

При наличии политической воли все это можно изменить. Повышение МРОТ, так часто обсуждаемое – мера идеологически правильная, как и снижение страховых взносов. Правда, МРОТ в том виде, в каком он используется в России – инструмент практически бесполезный и ни на что не влияющий… но об этом нужен отдельный разговор.

Продолжение (1.2.)

Все части (оглавление)