2.1. Почему пенсионная система России не работает? (и причем тут демография)

30 June 2018

Разговор о необходимости пенсионной реформы в России продолжается так же долго, как существует сама Россия. Все понимают, что имеющаяся у нас сегодня система убога, несправедлива и не обеспечивает достойного уровня жизни пенсионерам. С другой стороны, попытки ее реформировать обычно заканчиваются в лучшем случае безрезультатно: Россия прошла уже через 5 или 6 этапов, один другого хуже. В новой серии заметок мы поговорим о том, что происходит с пенсионной системой России: правда ли, что государство крадет наши пенсии, откуда взялась «дыра» в пенсионном фонде и что с этим делать. А начнем с вопроса о том, что вообще такое пенсионная система и как она устроена. Заранее хочу извиниться перед читателями, уже интересовавшимися темой: для них новой информацией будет где-то треть, а более интересные вопросы (бюджет пенсионного фонда, возможные альтернативы, последствия повышения пенсионного возраста, сопротивление реформам) ждут следующих заметок.

Что такое пенсии и какие они бывают, если не «как в России»?

Как обычно, я попытаюсь объяснять все обстоятельства максимально простым языком, но начать придется все же с некоторых теоретических положений. Под пенсией мы понимаем денежное пособие, выплачиваемое человеку в случае соответствия его ряду формальных критериев. Существуют также и «персональные» пенсии, но их мы рассматривать не будем, поскольку говорим о системе, а не об исключениях. Впервые пенсии появились, судя по всему, для ветеранов военной службы и обладателей орденов.

По мере развития сформировались 3 основных вида и 2 типа пенсионных систем (всего 6 комбинаций). Первый вид пенсионных систем – система социального обеспечения, обеспечивающая социальную защиту нуждающихся. Она предполагает, что некто (государство, например) (за счет налогов, собирающих с работающих людей) выплачивает пособия тем, кто «вышел на пенсию». Идеология этого вида пенсии – социальная солидарность. С одной стороны, «социальное государство» выполняет свою функцию, гарантируя с помощью пенсий достойный уровень жизни уязвимым категориям населения: пенсионерам, инвалидам, рабочим тяжелого труда и т.п. С другой, общество демонстрирует с помощью государства взаимопомощь и взаимовыручку. Эта система может представать в виде двух разных типов: государственное социальное обеспечение и негосударственное (обычно корпоративное) социальное обеспечение. Такие социальные гарантии может давать не только государство (социалистическое, как правило), но и крупные корпорации (при корпоративистской культуре, как в Японии). Частным случаем этой системы является и сохранение «символических» должностей за нуждающимися в социальной защите работниками. Полезно понимать, что и в «корпоративном» типе пенсия все равно остается формой солидарности работников: деньги, выплачиваемые пенсионерам, забираются из выручки и не достаются работникам, ее производящим.

Второй вид – системы социальной поддержки, дающие дополнительные гарантии за «правильное поведение», как то: отмеченные наградами заслуги перед страной, многодетность, государственную службу и т.д. Социальная поддержка может маскироваться под социальную защиту, но у нее принципиально иной смысл: она предназначается не для социально уязвимых, а для привилегированных групп, способствует повышению их статуса, делает принадлежность к ним более привлекательной. Эти привилегии могут отражать общественные интересы, а могут оформлять сословное неравенство. И точно так же пенсионные системы социальной поддержки могут быть как государственного, так и частного типа.

Наконец, третий вид – инвестиционные пенсионные системы, предполагающие, что на свою пенсию человек копит сам. Государство лишь обязывает его делать накопления, однако средства, направляемые в них, остаются собственностью человека. Как следствие, их можно передать по наследству. В этом виде главной проблемой становится правильный выбор инструментов накопления, который бы обеспечивал их сохранение и приумножение. И так же возможная два типа инвестиционных систем: централизованная государственная (один публичный инвестиционный фонд) и децентрализованная частная (много конкурирующих инвестиционных фондов).

Теперь о том, чего не существует. Вы, думаю, обратили внимание на отсутствие в этом списке страховых пенсионных систем. А потому, что не бывает никакого «пенсионного страхования»! Страховой механизм – это перераспределение рисков, а выход на пенсию – это не риск. Положительное для субъекта событие риском быть не может. Даже инвалидность – это не риск, поскольку она не носит случайно-вероятностного характера. (вот инвалидность от несчастного случая на производстве – риск, но это уже другая тема) Я не знаю, какому лицу с ограниченными интеллектуальными способностями пришло в голову назвать в России пенсию «страхованием». Наверное, тому же, кто придумал «два срока подряд»…

Что же тогда есть в России, если не пенсионное страхование?

Система, действующая в России – это сочетание государственной социальной защиты («распределительная», как ее называют специалисты) и социальной поддержки (так называемые «льготные пенсии»). Теоретически «распределительная» пенсия делится на «базовую социальную» и «страховую», но на практике «страховая» такая же «распределительная», как и «базовая».

В России также предпринималась попытка создать «накопительную пенсию», однако эта попытка была обречена на провал, поскольку не соответствовала определению «инвестиционной» пенсии. Средства «накопительной» пенсии считаются не «ограниченной частной собственностью», а «правами», что позволяет делать с ними все, что угодно. Переводить между фондами, изымать в бюджет… Люди не видели, не видят и, судя по всему, никогда не увидят этих денег.

Главной особенностью российской пенсионной системы является явное преобладание «сословных» привилегий над социальными гарантиями. Пенсии госслужащих в разы выше «страховых», а пенсии силовиков – на порядок выше. К тому же «привилегированным» слоям населения гарантируется досрочный выход на пенсию – и, стоит отметить, его никто не планирует отменять в рамках начинающейся реформы.

Вывод: в России есть нищенские (на уровне чуть больше 10000 руб.) пенсии в системе социальной защиты и гораздо более высокие (30 тыс., 60, 100…) в системе социальной поддержки. Всего у нас существует несколько десятков режимов пенсий, из них 3 (по старости, по инвалидности и по потере кормильца) относятся к виду (государственной) социальной защиты уязвимых категорий населения, около 25 режимов для отдельных профессий с тяжелыми условиями труда, а все остальные – сословные привилегии. При этом даже состав «профессий с тяжелыми условиями труда» крайне сомнителен (устарел), не соответствует реалиям современной экономики, требует от человека всю жизнь работать в выбранной профессии и гарантирует очень невысокие пенсии. Короче говоря, пенсионная система России – это чудовищный бардак, волюнтаризм, отсутствие внятных критериев, выборочный подход – и все это работает против большинства населения, но в пользу «социально близких» категорий населения.

Все это содержится на деньги налогоплательщиков, чисто юридически не имеющие никакого отношения к будущим пенсионным правам. Разумеется, многие видели формулу того, как размер будущей пенсии «якобы зависит» от суммы страховых взносов. Но, во-первых, она четырехэтажная (в прямом смысле), т.е. абсолютно непонятная населению. Во-вторых, согласно этой самой формуле, величина будущих выплат тем меньше, чем больше люди платят страховых взносов. И, в-третьих, государство в любой момент может эту формулу поменять без каких-либо проблем, поскольку она закрепляется рядовыми законами и подзаконными актами, не опираясь ни на право собственности, ни на конституционные гарантии, ни на что.

Почему в России невозможна «распределительная» пенсия?

Самая главная проблема состоит в том, что такая пенсионная система в России принципиально нежизнеспособна. Да, мы 80 лет живем с невозможной пенсионной системой! И она постоянно угрожает самой национальной безопасности. Дело в том, что системы социальной солидарности могут работать только при условии соблюдения баланса между численностью платящих налоги и численностью получающих социальные выплаты. Этот баланс может медленно меняться (само по себе старение населения, вопреки распространенному заблуждению, не угрожает стабильности пенсионной системы), но должен быть устойчивым. В России же такой баланс невозможен из-за нашей специфической демографии. Из-за двух гигантских катастроф XXв. (Гражданская Война и Вторая Мировая Война) разные поколения нашего населения различаются в разы.

Численность мужчин и женщин разного возраста по данным Росстата (2018)
Численность мужчин и женщин разного возраста по данным Росстата (2018)

То есть периоды, когда много людей в трудоспособном возрасте платят большие налоги, а выплаты полагаются малочисленному поколению пенсионеров, чередуются с периодами, в которых налогоплательщиков мало, а поколение получающих выплаты пенсионеров многочисленно. То есть, какие бы показатели мы в модель ни заложили – какой бы ни выставили пенсионный возраст, ставку страховых взносов и т.п. – там всегда будет возникать дырка. ВСЕГДА. Можно, конечно, раз в 10-20 лет менять пенсионный возраст и ставку налогов, но это как минимум несправедливо.

Есть два способа решения этой проблемы. Два типа. Первый – переход к инвестиционной пенсионной системе, когда каждый человек не платит налог на содержание нынешних пенсионеров, а организованно сберегает средства на собственную пенсию (примером может быть широко известная Сингапурская модель). Простейшие расчеты показывают, что даже «инвестиции» под банковскую ставку процента дают прирост пенсии в 2-3 раза (это самые неэффективные инвестиции, какие только можно придумать). То есть инвестиционная пенсионная система заведомо выгоднее для людей. Однако ее нельзя ввести «сразу» – это долгая реформа, над которой нужно работать, т.к. у ныне взрослых людей недостаточно времени для «сбережения». Есть и другие сложности, такие, как пенсии для неработающих. Альтернативный способ – создание государственного фонда, который в благополучные годы наполняется налоговыми сборами, а в годы высокой численности пенсионеров – расходуется на выплаты им премий.

Люди, следившие за пенсионной системой России, могут заметить: так российское государство же уже применило оба способа! Накопительная пенсия – индивидуальные инвестиции, а Фонд Национального Благосостояния предназначен для выплаты пенсий… проблема в том, что обе эти реформы оказались враньем. «Накопительная пенсия», как оказалось, не является собственностью людей – к тому же она не заменяла «распределительную», а была «до кучи чтоб красиво смотрелось». А ФНБ «проинвестировали» в такие «активы», что на выплату пенсий там почти ничего не осталось. Да и не собирался никто, как выясняется, использовать ФНБ для выплаты пенсий… зачем, если можно просто поднять налоги и отменить пенсию, правда? (спойлер: не поможет)

Резюме: пенсионная система России относится к типу социальной защиты и сословной поддержки. Такая система в России нежизнеспособна, поскольку не учитывает демографическую динамику России. Ее не спасет ни повышение налогов, ни повышение пенсионного возраста. К тому же она непрозначна и невероятно громоздка: состоит не из 3 режимов пенсий, как многие думают, а из нескольких десятков, вместо общих критериев в ней устанавливается множество «специальных случаев». Она несправедлива и предназначена прежде всего для создания преимуществ «социально близким» группам (силовикам, чиновникам и т.д.).

В следующей заметке мы поговорим о том, как пенсионная система России сказывается на рынке труда. Правда ли, что повышение пенсионного возраста необходимо для того, чтобы компенсировать рост продолжительности жизни? Правда ли, что альтернативой повышению пенсионного возраста является только рост миграции?

Оглавление

Следующая часть