Молодой царь

26 January 2020
2,2k full reads
7 min.
2,7k story viewsUnique page visitors
2,2k read the story to the endThat's 80% of the total page views
7 minutes — average reading time

14/26 декабря 1825 года Императором стал 29-летний Николай I. Его образ недавно был великолепно отображён в фильме "Союз Спасения". Каким же был вступивший на трон монарх? Приведу несколько любопытных фактов.

Государыня Императрица Александра Фёдоровна (кстати - дочь прусского короля Фридриха Вильгельма III, который был внучатым племянником самого Фридриха Великого). 1836.

1. Николай I требовал, чтобы при дворе говорили исключительно по-русски. Вообще с него начинается самая настоящая русификация русского образованного и аристократического общества. Любопытно, что в комплект русского придворного платья был введён ... кокошник. В 1834 году Николай I издал указ, вводивший новое придворное платье, дополненное кокошником. Оно состояло из узкого открытого корсажа с длинными рукавами «а-ля бояр» и длинной юбки с шлейфом. Кокошники в сочетании с придворным декольтированным платьем оставались в гардеробе фрейлин до революции. Кокошник вообще и сегодня является одним из узнаваемых русских символов, а настоящий бум популярности он пережил во время чемпионата мира по футболу 2018 года, который проходил в нашей стране.

2. В сентябре 1826 года Николай I принял освобождённого им из михайловской ссылки Александра Пушкина, выслушал его признание в том, что 14 декабря 1825 года Пушкин был бы с заговорщиками, но поступил с ним милостиво: избавил поэта от общей цензуры (решил сам цензурировать его сочинения), поручил ему подготовить записку «О народном воспитании» и назвал его после встречи «умнейшим человеком России». В дневнике поэта отмечаются дельные замечания к «Истории Пугачёва» (Государь редактировал её и дал Пушкину 20 тысяч рублей в долг), простота в обращении и хороший язык Царя. Своё восхищение личностью Императора Пушкин выразил в стихах:

Нет, я не льстец, когда царю
Хвалу свободную слагаю:
Я смело чувства выражаю,
Языком сердца говорю.
Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами.
О нет, хоть юность в нем кипит,
Но не жесток в нем дух державный:
Тому, кого карает явно,
Он втайне милости творит.

После гибели Пушкина Николай I назначил пенсию его вдове и детям и уплатил все его долги.  На момент смерти общая сумма долгов Пушкина перед частными лицами составляла 92 тысячи 500 рублей, а перед казной – 43 тысячи 333 рубля.

Поэт попросил у государя прощения за то, что нарушил запрет на дуэли. В ответной записке, переданной Василием Жуковским, царь объявил, что прощает его, а жену и детей «берёт на свои руки».
Император исполнил обещание и полностью оплатил долги «камер-юнкера Пушкина», а также «очистил от долга» имение его отца – Михайловское. Он назначил пенсион Наталье Николаевне, а также её дочерям до самого замужества, двоих сыновей же определил в пажи. Кроме того, Николай Павлович распорядился единовременно выплатить семье покойного 10 тысяч рублей и издать за казённый счёт сочинения Пушкина в пользу его вдовы и детей. Группа друзей поэта при этом продолжала выпускать журнал «Современник», также «в пользу семейства».

В. В. Самойлов. Сцена из "Ревизора" [1839]
В. В. Самойлов. Сцена из "Ревизора" [1839]
В. В. Самойлов. Сцена из "Ревизора" [1839]

3. Николай I вообще любил хорошую литературу и был ценителем искусства. Можно отметить. что у него был хороший вкус, он был чуток на всё талантливое. Иван Солоневич писал в своей работе "Народная монархия":

«Николаю I Пушкин читал „Евгения Онегина“, а Н. Гоголь — „Мертвые души“. Николай I финансировал того и другого, первым отметил талант Л. Толстого, а о „Герое нашего времени“ написал отзыв, который сделал бы честь любому профессиональному литературоведу… У Николая I хватило и литературного вкуса, и гражданского мужества, чтобы отстоять „Ревизора“ и после первого представления сказать: „Досталось всем — а больше всего МНЕ“»

Толстой отплатил за признание Государем своего таланта в литературе постыдной клеветой, написав лживый рассказ "Николай Палкин".

Император Николай I своим присутствием усмиряет холерный бунт в Санкт-Петербурге в 1831 году. Литография из французского периодического издания Album Cosmopolite. Датирована 1839 годом.

4. Царь имел большое личное мужество. 14 декабря 1825 года он находился на Сенатской площади.

Внезапно по рядам пронесся шепот:
- Молодой Император! Молодой Император! Посмотрите - вот он верхом рядом с Милорадовичем!
Вопреки уговорам приближенных и свиты не рисковать своей жизнью, Император Николай Павлович решил лично принять командование верными ему войсками. Окруженный группой военных, верхом на громадной лошади, он представлял собою хорошую мишень для мятежников. Даже плохой стрелок не мог бы промахнуться!
- Ваше Императорское Величество! - взмолился испуганный Милорадович, - прошу Вас вернуться во дворец?
- Я останусь здесь, - последовал твердый ответ- кто-нибудь должен спасти жизнь этих сбитых с толку людей!
Великий князь Александр Михайлович, внук Императора.

Несколько раз его могли убить, но он буквально чудом выжил в тот день. В его младшего брата, Великого князя Михаила Павловича неудачно стрелял лицейский друг Пушкина Вильгельм "Кюхля" Кюхельбекер. Своему брату Государь позже писал:

«Самое удивительное в этой истории – это то, что нас с тобой тогда не пристрелили».

Во время холерного бунта в столице в 1831 году Государь лично вышел к бунтующей толпе и словами, с укоризной, сумел склонить народ к успокоению. Николай I жил в это время в Петергофе, но узнав о волнениях, поехал в город. На Сенной площади, где происходил бунт, он появился утром следующего дня. Биограф императора Николай Шильдер писал, что Государь сказал толпе:

«Вчера были учинены здесь злодейства, общий порядок был нарушен. Стыдно русскому народу, забыв веру отцов своих, подражать буйству французов и поляков».

Пристыженная сравнением с французами и тем более поляками, толпа повалилась на колени и покаялась. Другой источник сообщает следующее:

«Государь приехал на Сенную в разгар народного волнения, поднялся на ноги во весь рост в коляске и стал ругать народ направо и налево, а когда устал, то, указывая на Сенновскую церковь, грозно воскликнул: „На колени!« И весь народ упал на колени и начал креститься на церковь».

Бесспорно, этот факт показывает и личное мужество государя и то отношение, которое было к Самодержцу в народе. В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголь с восторгом писал о Николае I. отмечая, что во время холерного бунта он проявил черту, которую «едва ли показал кто-нибудь из венценосцев». Кроме того, Николай I бывал и в расположении войск, ведущих боевые действия: например, при осаде Варны в 1829 году. Его сопровождал боевой генерал, участник отечественной войны и Заграничных походов, начальник Третьего отделения и Отдельного корпуса жандармов Александр Бенкендорф.

Франц Крюгер. Портрет Императора Николая I. 1836.
Франц Крюгер. Портрет Императора Николая I. 1836.
Франц Крюгер. Портрет Императора Николая I. 1836.

5. Николай I вёл аскетический и здоровый образ жизни; никогда не пропускал воскресных богослужений. Не курил и не любил курящих, не употреблял крепких напитков, много ходил пешком, занимался строевыми упражнениями с оружием. Известно было его строгое следование распорядку дня: рабочий день начинался с 7 часов утра, ровно в 9 часов — приём докладов. Предпочитал одеваться в простую офицерскую шинель, спал на жёсткой кровати. Отличался хорошей памятью и большой работоспособностью; рабочий день Царя длился 16 — 18 часов. Общеизвестной была любовь царя к законности, справедливости, порядку. Своей священной миссией, по мнению фрейлины Анны Фёдоровны Тютчевой, Николай I считал защиту Святой Руси от посягательств рационализма и либеральных стремлений века.

Великий князь Николай Павлович. Орест Кипренский. 1816. То есть, на портрете ему - 20 лет.
Великий князь Николай Павлович. Орест Кипренский. 1816. То есть, на портрете ему - 20 лет.
Великий князь Николай Павлович. Орест Кипренский. 1816. То есть, на портрете ему - 20 лет.

6. Николай I имел природную склонность к прикладным и военным наукам, строительному и инженерному искусству, увлекался фортификацией, обладал практическим складом ума и трезвой оценкой происходящего. "Мы - инженеры!" - часто любил повторять Николай Павлович.

Действительно, будучи в чине генерал-инспектора по инженерной части, великий князь Николай Павлович вкладывал всю присущую ему энергию в формирование русского инженерного корпуса: почти ежедневно посещал подведомственные учреждения; подолгу просиживал на лекциях офицерских и кондукторских классов Главного инженерного училища; изучал черчение, архитектуру и другие предметы, - чтобы до деталей понять суть утверждаемых им проектов. В своей должности в он обнаруживал большую заботливость о военно-учебных заведениях: по его почину заведены были в инженерных войсках ротные и батальонные школы, а в 1819 г. учреждено Главное инженерное училище или Николаевская инженерная академия; его же инициативе обязана своим возникновением «Школа гвардейских подпрапорщиков», затем Николаевское кавалерийское училище.

Однако, также известно увлечение Николая Павловича живописью, которой он обучался в детстве под руководством живописца Ивана Акимова и автора религиозных и исторических композиций профессора Василия Шебуева.

7. Николай Павлович считался одним из красивейших монархов Европы того времени. Вот что говорится в записках И.П.Дубецкого (описание относится к 1828 году):

«Император Николай Павлович был тогда 32 лет, высокого роста, сухощав, грудь имел широкую, руки несколько длинные, лицо продолговатое, чистое, лоб открытый, нос римский, рот умеренный, взгляд быстрый, голос звонкий, подходящий к тенору, но говорил несколько скороговоркой. Вообще он был очень строен и ловок. В движениях не было заметно ни надменной важности, ни ветреной торопливости, но видна была какая-то неподдельная строгость. Свежесть лица и все в нем выказывало железное здоровье и служило доказательством, что юность не была изнежена и жизнь сопровождалась трезвостью и умеренностью. В физическом отношении он был превосходнее всех мужчин из генералитета и офицеров, каких только я видел в армии, и могу сказать поистине, что в нашу просвещенную эпоху величайшая редкость видеть подобного человека в кругу аристократии.»

Барон Стокмар, личный врач английских королей, оставил свидетельство о внешности Николая в его бытность великим князем:

«Необыкновенно красивый юноша высокого роста, не особенно худой, прямой, как сосна, с удивительно правильными чертами лица, открытым челом и выточенным подбородком».

А вот что писал уже позже, в ХХ веке, его внук, Великий князь Александр Михайлович:

"Высокий, красивый, атлетически сложенный Николай был образцом мужской красоты".

На этом и завершу мой рассказ об этом замечательном русском Государе.

Если вам интересно, как развивалась страна при Николае I в техническом и экономическом плане, жмите сюда.