Silvia

Я появилась на свет в Японии, среди своих братьев и сестер на заводе Nissan. Мое имя Silvia… Несколько месяцев я простояла в автосалоне. Приходили люди, смотрели на меня, садились внутрь, разглядывали панели… уходили и выбирали более спокойных детей Nissan’a.
И однажды в салон зашел молодой парень и обратил свой взор на меня. Звали его Такуми и он стал моим первым хозяином. Наконец-то! После долгого простоя мой двигатель ожил! Все мои металлические частицы заработали и мы поехали. Я увидела большой город, тысячи других металлических сородичей, повсюду люди, прекрасные горы и океан…
Такуми сказал, что я его первая машина, и он будет заботиться обо мне. Сначала мы ездили только днём, но когда Такуми освоился, мы стали кататься по ночам. И как же ночью на почти пустых дорогах без гонок? Такуми стал вливаться в стритрейсерскую жизнь, а я вместе с ним. Часто мы проигрывали и хозяин был недоволен, а после очередного из заездов я заболела. Сгорел автомат. Такуми расстроился и пропал на два дня. Я стояла в темноте гаража и плакала, потому что подвела его. Такуми пришел вместе с друзьями, меня погрузили на эвакуатор и отвезли в большой ангар, служивший местом для ремонта машин. Они вынули мою мёртвую коробку передач и поставили механику. Перенастроили блок управления двигателем и на багажник поставили гигантский спойлер, будто я от него поеду лучше. Было стыдно выезжать из гаража.
Однако мне стало лучше, доктора-ремонтники постарались. Такуми быстро привык к механической коробке передач, а после чип-тюнинга моему сердцу стало легче работать. Вечер субботы, мы едем в колонне машин с друзьями Такуми в горы по извилистой дороге с крутыми поворотами. Там устраивают нелегальные гонки и машины почему-то ездят боком. Такуми остался под впечатлением.
Следующей же ночью воодушевленный Такуми пришел в гараж и сказал:
— Мы едем в горы, тренироваться!
Приехали на вершину горы, пустая дорога, фонари. Начался спуск, мы разгоняемся и в конце прямой Такуми неожиданно дёргает ручник. Задние колеса заблокировались, и меня понесло боком в обрыв. Такуми судорожно вывернул колеса в сторону заноса и нажал на тормоз. Мы остановились в пяти сантиметрах от ограждения. Хозяин вышел на улицу и глянул в обрыв.
— Далековато падать, — пробормотал он. – Давай еще раз.
О нет, этот маньяк не успокоился. Он хочет нашей смерти. На этот раз осторожнее мы подъезжаем к повороту, Такуми выжал сцепление, дернул ручник и отпустил сцепление. Меня понесло, руль вывернут и кривовато мы проходим поворот. Не понимаю, чего он от меня хочет и зачем продолжает мучить моё тело боковыми перегрузками. Машины создали, чтобы ездить прямо, вот глупый дурак!
Потеряв всю осторожность, в последний поворот Такуми зашел слишком быстро.
— Вот дерьмо! – только и успел воскликнуть этот придурок, затем удар и меня останавливает ограждение.
Задний бампер оказался в метрах трёх от нас. Такуми выбежал, схватился за голову и стал грязно ругаться. Бампер отвалился, царапины на заднем крыле, разбита фара. Ходил туда-сюда, смотрел. Взял бампер, подержал его в руках и… выбросил в обрыв. Сел в меня и сказал:
— Бамперы – это расходник, привыкай, детка!
Вот так да, засранец? Расходник? Привыкай тоже – отключила бензонасос. Он начал заводить и “фиг тебе, детка”. Ругается, ха-ха, крутит стартером и всё без толку. Начал уговаривать меня, прощения просит. Сжалилась над ним, пустила топливо.
Спасибо сказал, почему-то богам. Приехали в гараж, осмотрел еще раз мою побитую оголенную задницу, вздохнул и ушел. За ночь придумала ему наказание. Пришел с утра, только заводить и обломался. Ругался, поехал на работу на метро, хе-хе-хе. Вечером пришел с другом, искали, искали «методом тыка» всё же угадали, что умер датчик распредвала. Поехали ночью искать его. Не нашли:)
На следующий день заменили датчик, и я послушно завелась, удовлетворенная местью. Такуми был рад, мы гоняли до полуночи. Тренировки дрифта он не прекратил. Я даже свыклась с мыслью, что можно и боком проходить повороты, но получалось у него не очень: то крыло поцарапает, то фару разобьет. Один раз чуть в другую машину не влетели, я обиделась на неделю. Его это просто взбесило. Говорил, что другой такой проблемной Сильвии нет на свете, пинал меня, чтоб завелась, но я ни в какую.
Отвез меня на СТО, там быстро нашли перегоревшую проводку и мертвый блок управления. Заменили – денег он отвалил прилично. Но я не простила его и, как оказалось, он меня. После ремонта продал. Мы приехали на большую парковку, он оформил документы и продал меня барыгам. Ушел, ни разу не обернувшись. Мое сердце было разбито. Купивший меня человек отогнал на парковочное место и оставил рыдать в одиночестве, брошенную хозяином.
Я стояла одна несколько недель. Шел бесконечный дождь, как и в моей душе. Но вот меня завели и мы поехали. Я была рада любым переменам, но такого поворота судьбы не ожидала. Меня погрузили на корабль вместе с другими изгоями, нас вывозили из страны, нас бросили в море, в неизвестность. Скоро показалась чужая земля, её холодные берега кишели совершенно другими людьми. Нас привезли в Россию.
Корабль причалил. Пока ставили помост для машин, на борт забрался парень лет тридцати, подошел к заведующему грузом.
— Это она? – спросил, указывая на меня.
— Да, вот документы, ключи. Как только со спуском закончат – можешь езжать.
Он подошел ко мне, оглядел критичным взглядом, сел внутрь.
— Привет, Сильва, меня Макс зовут.
И что? Заблокировала топливо. Не завожусь. Макс занервничал, спуск почти готов.
— Слушай меня, Сильва, давай без выпендрежа и сомнений. Я теперь твой новый хозяин и если ты не заведешься прямо сейчас, те акулы на берегу распилят тебя на запчасти.
Мне стало дурно. Быстро накачала бензина в топливную рейку. Брррр – заурчал мотор.
— Отлично! Теперь валим отсюда!
Мы аккуратно съехали с корабля, Макс утопил педаль газа, раскручивая мотор, и мы унеслись с причала. Гнали без остановок, выехав из города еще километров триста. Остановил меня на обочине, вышел, закурил сигарету, повернулся ко мне.
— Запомни, Сильва, в России жизнь совершенно иная. Будь послушной мне и всё будет хорошо, но дорог как в Японии не жди, — рассмеялся и сел в салон. – Поехали домой.
В пути с нами чего только не было. Рвали сайлентблоки, прокалывали колёса, уходили от бандитов, общались с инспекторами ДПС, которые много глазели на мою попку. В конце концов, приехали в Красноярск.
— А вот и твой новый дом, — сказал Макс, заезжая в гараж. По ощущениям сюда спокойно входят две машины и яма имеется. Неплохо. Вокруг меня собралось несколько человек.
— Парни знакомьтесь – это Сильва.
Под таким пристальным наблюдением я сжалась вся, но они восприняли меня одобрительно и сказали, что получится отличный корч. Что бы это значило? Вечером они изрядно напились в мою честь, видимо это какой-то обряд этих диких русских.
На следующий день, ближе к вечеру Макс повел меня на странный стадион. Там была дорога с множеством плавных и крутых поворотов, длинные прямые и ни одной машины. Он ехал очень быстро и на удивление технично. Поездив грипом, начал проходить повороты в заносе. Получалось у него лучше, чем у Такуми, но мне всё равно не понравилось. Похоже, ему тоже, он остановился и вышел.
— Неплохо для стока, но тебя, дорогая, ждут серьезные доработки. Я хочу, чтобы езда боком стала для тебя естественной.
Макс запрыгнул в сидение, и мы вернулись в гараж. И тут случилось страшное – меня начали разбирать! Раскидали внутренности по всему гаражу, я не понимала за что они так со мной, даже мое сердце вынули. Я стояла полностью обнаженная без салона, дверей и стекол. На этом издевательства не прекратились. В салон установили и приварили трубчатый скелет, после чего рядом со мной начала расти горка красивых блестящих запчастей. Я заинтригована. Что-то внутри меня всколыхнулось и будто бы шептало: всё идет хорошо, эти изменения мне подходят.
Наконец, меня начали собирать. Вместо боковых и задних стекол поставили поликарбонат, салон так и остался практически пустым, поселилось только гоночное кресло, спортивный руль, вместо обычного ручника палка какая-то и около пяти датчиков на приборной панели. Перепохабили подвеску и вернули мотор, но он сильно изменился, начиная от цветовой гаммы и заканчивая странным пауком и улиткой.
Через три месяца вся команда была в сборе. Макс уселся за руль, повернул ключ зажигания и бурчание моего нового выхлопа заполнило гараж. Парни зааплодировали и устроили вечеринку с шашлыками и пивом.
Я стала другой. Я ощущала это каждой частичкой своего тела, как только начались тренировки… эти новые будоражащие ощущения мощи от мотора и на задних колесах, казалось, я могу плавить асфальт и чувствовала себя комфортно в повороте на скорости ста двадцати километров в час скользя, превращая резину в клубы дыма. Макс радовался, как ребенок и так я полюбила дрифт. Мы слились с Максом в одно целое, в боевой снаряд, нашего напора не мог выдержать ни один из гонщиков на тренировках.
Дебют состоялся на местном турнире. Основная борьба ожидалась между двумя соседними городами, от хозяев трассы не было серьезных гонщиков. Кроме нас. На отлично проходим квалификацию и вот они парные заезды. На разогреве съедаем RX-7 – не выдержала нашей скорости, её развернуло. Дальше пижона на Мустанге вынесло с трассы, он сделал самый горячий “kiss the wall” и… покинул трассу на эвакуаторе. Зрители начали волноваться, судьи в недоумении, расклад фигур резко изменился и Красноярск вышел в полуфинал. В предпоследнем заезде против нас юркая AE86. Я видела немало таких Тойот в своей стране и знала, что это серьезный автомобиль.
В первом заезде мы ведём. Макс попробовал ее сдерживать, ехав не на полную катушку, но Trueno выдержала темп. Второй заезд и соперник рвет со старта, похоже, купился на удочку и решил, что познал наш предел. Не тут-то было и Макс, открывая дроссель на полную, уверенно повис на боку у Тойоты буквально в нескольких сантиметрах. Соперник решил оторваться и… разворот! Макс технично объехал его, не прекращая занос. Мы ликуем, трибуны взрываются сотнями победных возгласов – Красноярск в финале.
Последняя битва. Монструозный матово-черный Skyline R32. Неоднократный победитель турниров по дрифтингу. Я на его фоне выгляжу лохудрой из деревни. Макс, будто почувствовав мои сомнения, похлопал меня по крылу:
— Не бойся, сейчас мы его надерём!
Мой хозяин уверен, а значит я тоже. Зрители повставали со своих мест, ведущие не перестают говорить “Интрига… неожиданный поворот… упорная борьба”. Мы на старте. Смотрю на скайлайн, он на меня. Так бы и поцапались, как собаки, но вот взмах флага и первый заезд. Несмотря на габариты скай набирает огромную скорость и вливается в поворот с грацией кошки, оставляя за собой мощный шлейф дыма. Мы выкладываемся на полную и не отстаем… рёв моторов, визг шин, крики болельщиков, неугомонный треск комментаторов и первый заезд завершен!
Итак, мы ведём. Скай не отстает, судьи назначают перезаезд. Так проходят еще три заезда. Два дитя Nissan’a схлестнулись в невероятном сражении за первенство. Пятый раунд, толпа бушует, Новосибирск болеет за нас, судьи только разводят руками, механики проверяют нас на неисправности, команда Екатеринбурга в шоке: их чемпион не может победить неизвестного новичка.
Выезжаем на старт и слышим, как на трибунах сканидруют: “Сильва! Сильва! Сильва!”
— Ты слышишь? – обратился ко мне Макс. – Они болеют за нас, болеют за тебя. Нет другого выхода, мы должны победить этот заносчивый скай!
Я послушно рычу мотором, и начинается заезд, мы впереди. Макс не оставляет гонщику из Екатеринбурга шанса и мы заходим в поворот под невероятным углом, Скай отстал на 2 метра, дымим без конца и перекладка, третья передача, полный газ, но что это за ощущение?
Мир остановился и я чувствую, как ломается на части маховик, разлетается, круша всё на своем пути, один кусок вылетает через капот, другой ломает рулевую рейку и Макс теряет управление, пытается тормозить, но тормоза не сработали, вылетаем с трассы. Я увидела стремительно приближающийся столб и заклинила гтц ручника, спасая Макса от бокового удара. Задние колеса заблокировались, меня развернуло в сантиметрах от столба, но сила трения оказалась слишком высокой, и нас перевернуло несколько раз. Ремни сработали — Макс остался в сидении, а каркас защитил от повреждений.
Макс судорожно сжимал руль, пока медики не разжали его пальцы, слетелась толпа фотографов, организаторы соревнований. Неожиданный полный драмы финал Битвы городов – как позже его охарактеризуют. К Максу подошел его соперник из Екатеринбурга пожал руку и сказал:
— Потрясающая техника, ты бы победил.
Меня грузят на эвакуатор. Парни из нашей команды в горе. Вечером в гараже появился Макс с ящиком пива. Зажег одну лампу рядом со мной, открыл бутылку, выпил половину за раз, сел на пол, прислонившись спиной к моему покорёженному крылу.
— Да уж… ну и отожгли мы с тобой Сильва. Парни говорят: маховик разлетелся. Вообще не ожидал такого.
Открыл вторую бутылку.
— Может это случайность, а может судьба. Вдруг Бог намекает так, что не быть мне дрифтером… или нужно что-то менять в подходе. Я-то в порядке, но тебя… тебя Сильва мы уже не отремонтируем.
Слеза масла скатилась по блоку цилиндров. Так больно мне еще не было. Даже, несмотря на то, что я спасла хозяина, он сдался и решил оставить меня. Всю ночь он прощался со мной.
Утром меня разобрали, сняли всё, что уцелело. Остался только искалеченный кузов с наклейками. Меня отвезли на кладбище машин и бросили в ряду с другими убитыми. Макс уходил, а я понимала, что это конец. Начался дождь, и я тихо заплакала вместе с небом.
***
Мимо шёл человек.
Остановился.
Подошел ко мне и с интересом оглядел со всех сторон. Провел рукой по двери, будто узнавая мою историю, заглянул внутрь, отошел немного и вновь окинул взором.
— Кто же с тобой сделал это, красавица? – и ушел.
Вернулся через несколько дней с эвакуатором. На тот момент я была так истощена, что даже не могла радоваться, но была удивлена: точка моей жизни обернулась троеточием и теперь начиналась новая глава.
Меня перенесли в просторный и чистый гараж. Эвакуатор уехал, я осталась наедине с этим парнем. На вид ему лет двадцать пять.
— Привет, Сильвия, я – Серега, — сказал он, оценивая мое состояние. – Это твой новый дом. К сожалению, на свет ты выйдешь не скоро. Приведу тебя в порядок, хочу подарить тебе новую жизнь. Похоже, ты участвовала в гонках… и это так плачевно закончилось. Отныне этого не будет. Я верну тебя к исходному состоянию. Все эти тюнинги и модернизации… да они сделали из тебя рычащего монстра, внушающего уважение, но ты ведь была другой… изящной и привлекательной. Таков мой план! Ну как нравится?
Рычать и носиться боком на огромной скорости мне понравилось, но сейчас из меня вынули пламенное сердце и дрифт не привлекал. Возвращение же к моему истинному облику заманчиво. И я ответила – оторвала и так болтающийся кусок поликарбоната с заднего стекла.
— Хм, похоже, ты только «за», что ж я рад.
А дальше… началось перерождение. Серега начал с кузова, убрал расширения арок, наклейки и прочее. Зачистил до металла, выровнял, кое-что подварил. Днем он работал, а все вечера проводил со мной. Кузов был готов и снова рядом со мной начала расти кучка запчастей. Первым приехал мотор с навесным и проводкой. Покрасить мое платье Серега решил в глубокий синий металлик. Шумкой оброс салон, появились стекла, сиденья, Серега поставил мотор. Я сразу поняла его нрав – спокойный, атмосферный и надежный.
Настал черед подвески… Серега не раз унывал, из-за огромного объема работ, друзья, конечно же, не понимали, зачем он взялся за меня, говорили пустая трата времени и денег, но Серега неуклонно продолжал. Лишь отвечал:
— У нее есть душа. Я не хочу, чтобы она погасла.
И с каждым днем, приближавшим меня к выезду, я чувствовала себя всё больше живой. Прошел год с той аварии, я была собрана и готова. Сереге не терпелось, и он решил завести меня сразу после сборки. Он принес канистру и стал заливать бензин в бак… о-о этот божественный запах высокооктанового топлива… я поняла насколько же проголодалась.
Бак наполнен, поворот ключа – заработал насос и устремил топливо к форсункам, приборная панель зажглась лампочками. Еще поворот – сигнал на стартер, закрутился коленвал, заискрились свечи, топливо рассеивалось по камерам сгорания и наконец вспышка…
I am alive
Серега засветился от радости. Проверил мотор, заглянул под днище.
— Все отлично! – быстро умылся, переоделся в чистую одежду и сел за руль.
— Поехали! – медленно мы выкатились из гаража.
Снаружи была прохладная ясная ночь. Нас встретила полная луна и звезды, легкий ветерок обдувал мои борта. Серега включил фары, и мы утонули в бетонных джунглях. Катались всю ночь, пока рассвет не застал нас на автобане в бесконечном движении. Ощущение жизни и свободы накрыло нас с головой. Мы дышали утренним воздухом и молчали. Так я получила новую жизнь.
На переднем крыле с водительской стороны Серега прикрепил шильдик SS в честь наших имен. Друзья поздравляли Серегу и хвалили за проделанную работу, а мы ездили по городу, народ любовался моими формами и синим платьем. Ночью на светофорах нас нередко вызывали на гонки, но Серега лишь улыбался и отрицательно качал головой.
Однажды вечером мы неспешно ехали домой. На обочине я увидела горячего жеребца Chevrolet Camaro, не удержалась и переключила автомат в аварийный режим и нагрузка на мотор пропала. Серега понял, что-то случилось, и аккуратно свернул к обочине, остановился прямо позади Camaro. Пока он проверял внутренности подкапотного, я вдоволь налюбовалась на классные задние фонари мускул-жеребца.
Мимо проходила симпатичная девушка и чем-то заинтересовалась. Подошла и спросила у Сереги:
— Что-то случилось?
Серега был удивлен, вниманию девушки к его проблеме.
— Да, коробка ушла в аварийный режим и пропала тяга, — подозреваю, он сразу надеялся отбить желание задавать вопросы в той области, в которой девушка вряд ли что-то понимала.
— Попробуйте, скинуть клемму аккумулятора на 5 минут, ошибки сбросить, — выдала она. Если бы у меня был рот, то он сейчас был бы открыт.
— Как-то забыл я про этот метод, — улыбнулся Серега.
Пока сбрасывались ошибки с моего ЭБУ, они болтали о машинах и откуда Саша(так звали девушку) знала о ремонте автомобилей. Серега надел клемму обратно и завел меня. Ошибок не было и можно продолжать движение.
— Мой брат занимается автомобилями и всегда так делает, — сказала Саша.
— Спасибо за помощь, — ответил Серега. – Может тебя подвезти до дома?
Так в нашей жизни появилась Саша. Мне это не понравилось. Я иногда капризничала, когда Серега собирался на свидание с Сашей, и не заводилась, но он быстро находил проблему и мы всё равно ехали на встречу. Однажды он сказал, что мне не о чем беспокоиться и в его сердце есть место нам обеим. Мы ездили на природу, к друзьям и все действительно было хорошо.
Через полгода отношений Серега и Саша решили пожениться. В день свадьбы меня украсили белыми и красными ленточками, Серега позвал друзей из Сильвия-клуба и мы нарядной колонной катались по городу, привлекая всеобщее внимание своим шикарным видом. Гости свадьбы тоже были удивлены: никаких роскошных мерсов или бумеров, только красотки Сильвии. Таким счастливым Серегу я еще не видела. Я решила не подводить его больше никогда, он подарил мне второй шанс и дал возможность видеть прекрасные закаты и восходы, свободно гулять ясными ночами и дал почувствовать себя чем-то большим, нежели просто куском металла. Я стала частью его семьи и на моем крыле в день свадьбы добавилась еще одна буква S. Вечером друзья на тюнингованных сестрах-Сильвиях устроили эффектное дрифт-шоу. Это напомнило мне, как я раньше зажигала с Максом, как это было классно… но теперь у меня новая спокойная жизнь и я нисколько об этом не жалею.
После свадьбы мы переехали и стали жить втроем в частном доме. На втором этаже комнаты для людей, а весь первый этаж был моим жилищем. А также здесь находился второй бокс для других машин – Серега стал зарабатывать ремонтом автомобилей. Вскоре у Саши начал расти живот и стало ясно – у нас будет пополнение. Серега итак ездил аккуратно, а сейчас стал еще осторожнее. Купил детское кресло на заднее сиденье.
Я сладко дремала, когда Серега спустился ко мне весь встревоженный, завел и снова убежал наверх. Вернулся с Сашей, держащейся за живот, аккуратно усадил в пассажирское сиденье, и мы помчались в роддом. Ехали быстро, но технично, осторожно и без резких движений. Такого баланса в управлении я не ожидала от Сереги, был так внимателен, будто бомбу разминировал. Доехали, нас уже ждали. Сашу посадили в кресло-каталку, Серега оставил меня на парковке и молнией унесся в больницу.
Началось томительное ожидание. Только вечером я увидела, как Серега медленно возвращается. Сел внутрь, завел мотор и поехали домой. Молча. Без Саши. Я начала думать плохое. Дома Серега просто пошел спать. Я попыталась тоже уснуть, но не вышло. Утром он прибежал, и мы поехали в больницу. Значит не все потеряно? Через час он вернулся, и мы быстро поехали по друзьям Сереги. Я видела, что он берет у них деньги. Значит, нужна дорогостоящая операция. Весь день мы мотались по городу, под конец я начала уставать, не привыкшая к такому ритму езды, но я не смела подводить Серегу в ответственный момент.
На следующий день Серега был еще более хмурым и расстроенным. Мы ехали на авторынок. Остановились у первой таблички “Срочный выкуп авто”. Я не могла поверить своим глазам, но Серега решил продать меня. Когда к нам подошел перекупщик и озвучил цену, я резко заглохла. Как ни пытался Серега меня завести, у покупателя пропал интерес. После этого я, конечно же, завелась. Серега понял мой настрой, и мы отъехали от рынка. Тогда он заговорил со мной.
— Послушай, Сильвия… у Саши родилась девочка, но ей нужно лечение. Очень дорогое. Я занял денег, сколько смог, продал все драгоценности, но все равно не хватает. У меня осталась только ты, и как бы я ни хотел тебя оставить, без денег с твоей продажи не хватает средств. Ты стала членом нашей семьи, — он погладил “SSS” на моем крыле. – И если наша дочь выживет, мы назовем ее в твою честь. Но сейчас я должен это сделать. Надеюсь, ты поймешь.
И я поняла. Ради счастья Сереги я была готова на все, ведь он подарил мне вторую жизнь. Мы вернулись на авторынок. Серега продал меня довольно дешево, но сразу. И вот он отдает ключи покупателю, говорит мне последнее “Прощай” и уходит.
Новый владелец тут же выставляет меня на продажу с ценой в три раза выше. Так прошли несколько недель на парковке авторынка вместе с другими машинами. Я начала скучать по Сереге и Саше, не переставала думать о судьбе их маленькой девочки. Наконец появился человек, готовый купить меня за столь большие деньги. Им оказался мажор в черных очках, с гигантскими часами на руке и золотой цепью на шее. Весь на пафосе, в общем. Задавал много вопросов типа: а как наваливает? А жрет сколько? А субаря надерет? После тест-драйва оформили документы, и я стала принадлежать этому идиоту. Боже! Как он ездил… все время газ в пол, бесконечные перестроения в потоке и торможения. Мое тело выносливо терпело эти издевательства – Серега хорошо постарался при сборке.
Приехали к его друзьям – таким же мажорикам, как и он, узнала, что зовут его Игорь. Но друзья кличут его Гора. Может, потому что он накачан, как бык и двух метров ростом. Как же его угораздило обратить внимание на меня… Гора взял друзей и мы стали гонять по городу. Два раза уходили от полиции, потом они купили выпивки. Один из друзей умудрился заблевать заднее сиденье. Отвратительно! Мы заехали в баню, рядом с которой оказалась мойка. Меня оставили там, а сами пошли в баню и вызвали продажных женщин.
Меня тщательно вымыли и только для того, чтобы опять загадить. Вернулся Игорь с одним другом и двумя девушками. Катались по городу, пили бухло, сам Гора тоже. Уровень его вождения и так был низок, теперь же стал вообще, как у блондинки в день покупки прав. На парковке он решил впечатлить свою компанию и стал пытаться уйти в занос. Спонтанно нажимал на газ, дергал ручник, не во время выкручивал колеса… Убожество, если бы это увидел Макс, плюнул бы в лицо. Однако друзьям понравилось, они кричали и хвалили его: “Давай жги еще!” Подбадриваемый своей компанией Игорь так разошелся, что заехал задним крылом в столб. Друзья хохотали вместе с Горой. В эту ночь приключения закончились.
Меня отвезли к знакомым Игоря на СТО. Эти животины за символические деньги меня починили. Данный халтурный ремонт меня просто взбесил – кое-как вытянули кузов, тонны шпатлевки, нашли где-то б/у рычаги, покрасили там же и готово.
И так продолжалось полгода. Иногда я нарочно ломалась, в такие моменты Гора ужасно злился, пинал меня по колесам, звонил друзьям из мастерской, эти “мастера” порой неделю не могли найти неисправность. После ремонта все продолжалось, Игорь и не думал меня продавать. Во мне он бухал, трахался, употреблял дурь с друзьями… Я стала типичной шмаровозкой. Игорь поставил мне на багажник огромный спойлер-скамейку, по бокам наклеил винил в виде языков пламени, как все говорили: огоооонь!
Как-то раз ездили на дачу, застряли в грязи и пробили поддон. Игорь не заметил и проехал без масла два километра. Мое прекрасное сердце не выдержало и застучало. Поломка вылилась в месяц ремонта. Я хотела умереть. Настроения никогда не было, меня насиловали, как могли. Я с печалью вспоминала былые дни с Максом и Серегой. Даже Такуми не был таким скотом. Развязка не заставила себя ждать.
Очередная ночь, Гора пьяный за рулем, рядом некая шмара делает ему минет. Скорость сто пятьдесят километров в час. Начался длинный пологий поворот направо. Игорь вышел на встречную полосу для обгона, там оказалась машина, он втопил еще больше, чтобы успеть… в этот момент я почувствовала, как обломился рычаг, установленный полгода назад, и заднее левое колесо потеряло сцепление с асфальтом. Меня занесло, машина, ехавшая на нас, врезалась в мою левую дверь. Удар был такой силы, что меня отбросило обратно на нашу полосу, и обгоняемый автомобиль добил нас с правой стороны. От ударов пассажирка Игоря вылетела из меня, сам же он от первого удара столкнулся с дверью, а от второго перелетел весь салон и оказался на измятом капоте машины со встречки.
Я испытывала невероятную боль. Все мои узлы и агрегаты были смещены и повреждены, тело искалечено. Машиной со встречной полосы была Приора и я видела, как водитель пытался привести в чувство свою пассажирку, всю в крови… Вокруг останавливались другие участники движения, люди подбегали с обочин, кто-то снимал видео, другие пытались помочь пострадавшим. Через двадцать минут приехала скорая помощь и полиция. Все было огорожено. Девушка, которая была с Игорем умерла, пассажирку из Приоры увезли в больницу, ее водитель пытался избить Игоря, который пьяный сидел в машине ДПС, уже подъехали его друзья и начали разруливать ситуацию. Обгоняемой машиной оказалась Volvo и там никто не пострадал.
До утра разбирали подробности, приезжали знакомые Игоря на джипах, чуть ли не командовали сотрудниками полиции. После составления протокола меня увезли на закрытую парковку. Я была рада, что все закончилось, и плакала из-за пострадавших в аварии людей по вине моего дурака-хозяина. Женщина на пассажирском сидении Приоры умерла в больнице, водитель отделался ушибами и царапинами.
Полтора года судебных разбирательств вылились в год условного заключения для Игоря и штраф, меня же выкинули на свалку. Снова. Моя душа медленно угасает. Я прожила две жизни, и это было здорово, все кроме последних лет с Игорем. Три человека заботились обо мне, и я рада, что в какие-то моменты они были счастливы вместе со мной. Прощайте Такуми, Макс, Серега.
***
Мимо шел человек.
Остановился.
Я появилась на свет в Японии, среди своих братьев и сестер на заводе Nissan. Мое имя Silvia… Несколько месяцев я простояла в автосалоне. Приходили люди, смотрели на меня, садились внутрь, разглядывали панели… уходили и выбирали более спокойных детей Nissan’a.
И однажды в салон зашел молодой парень и обратил свой взор на меня. Звали его Такуми и он стал моим первым хозяином. Наконец-то! После долгого простоя мой двигатель ожил! Все мои металлические частицы заработали и мы поехали. Я увидела большой город, тысячи других металлических сородичей, повсюду люди, прекрасные горы и океан…
Такуми сказал, что я его первая машина, и он будет заботиться обо мне. Сначала мы ездили только днём, но когда Такуми освоился, мы стали кататься по ночам. И как же ночью на почти пустых дорогах без гонок? Такуми стал вливаться в стритрейсерскую жизнь, а я вместе с ним. Часто мы проигрывали и хозяин был недоволен, а после очередного из заездов я заболела. Сгорел автомат. Такуми расстроился и пропал на два дня. Я стояла в темноте гаража и плакала, потому что подвела его. Такуми пришел вместе с друзьями, меня погрузили на эвакуатор и отвезли в большой ангар, служивший местом для ремонта машин. Они вынули мою мёртвую коробку передач и поставили механику. Перенастроили блок управления двигателем и на багажник поставили гигантский спойлер, будто я от него поеду лучше. Было стыдно выезжать из гаража.
Однако мне стало лучше, доктора-ремонтники постарались. Такуми быстро привык к механической коробке передач, а после чип-тюнинга моему сердцу стало легче работать. Вечер субботы, мы едем в колонне машин с друзьями Такуми в горы по извилистой дороге с крутыми поворотами. Там устраивают нелегальные гонки и машины почему-то ездят боком. Такуми остался под впечатлением.
Следующей же ночью воодушевленный Такуми пришел в гараж и сказал:
— Мы едем в горы, тренироваться!
Приехали на вершину горы, пустая дорога, фонари. Начался спуск, мы разгоняемся и в конце прямой Такуми неожиданно дёргает ручник. Задние колеса заблокировались, и меня понесло боком в обрыв. Такуми судорожно вывернул колеса в сторону заноса и нажал на тормоз. Мы остановились в пяти сантиметрах от ограждения. Хозяин вышел на улицу и глянул в обрыв.
— Далековато падать, — пробормотал он. – Давай еще раз.
О нет, этот маньяк не успокоился. Он хочет нашей смерти. На этот раз осторожнее мы подъезжаем к повороту, Такуми выжал сцепление, дернул ручник и отпустил сцепление. Меня понесло, руль вывернут и кривовато мы проходим поворот. Не понимаю, чего он от меня хочет и зачем продолжает мучить моё тело боковыми перегрузками. Машины создали, чтобы ездить прямо, вот глупый дурак!
Потеряв всю осторожность, в последний поворот Такуми зашел слишком быстро.
— Вот дерьмо! – только и успел воскликнуть этот придурок, затем удар и меня останавливает ограждение.
Задний бампер оказался в метрах трёх от нас. Такуми выбежал, схватился за голову и стал грязно ругаться. Бампер отвалился, царапины на заднем крыле, разбита фара. Ходил туда-сюда, смотрел. Взял бампер, подержал его в руках и… выбросил в обрыв. Сел в меня и сказал:
— Бамперы – это расходник, привыкай, детка!
Вот так да, засранец? Расходник? Привыкай тоже – отключила бензонасос. Он начал заводить и “фиг тебе, детка”. Ругается, ха-ха, крутит стартером и всё без толку. Начал уговаривать меня, прощения просит. Сжалилась над ним, пустила топливо.
Спасибо сказал, почему-то богам. Приехали в гараж, осмотрел еще раз мою побитую оголенную задницу, вздохнул и ушел. За ночь придумала ему наказание. Пришел с утра, только заводить и обломался. Ругался, поехал на работу на метро, хе-хе-хе. Вечером пришел с другом, искали, искали «методом тыка» всё же угадали, что умер датчик распредвала. Поехали ночью искать его. Не нашли:)
На следующий день заменили датчик, и я послушно завелась, удовлетворенная местью. Такуми был рад, мы гоняли до полуночи. Тренировки дрифта он не прекратил. Я даже свыклась с мыслью, что можно и боком проходить повороты, но получалось у него не очень: то крыло поцарапает, то фару разобьет. Один раз чуть в другую машину не влетели, я обиделась на неделю. Его это просто взбесило. Говорил, что другой такой проблемной Сильвии нет на свете, пинал меня, чтоб завелась, но я ни в какую.
Отвез меня на СТО, там быстро нашли перегоревшую проводку и мертвый блок управления. Заменили – денег он отвалил прилично. Но я не простила его и, как оказалось, он меня. После ремонта продал. Мы приехали на большую парковку, он оформил документы и продал меня барыгам. Ушел, ни разу не обернувшись. Мое сердце было разбито. Купивший меня человек отогнал на парковочное место и оставил рыдать в одиночестве, брошенную хозяином.
Я стояла одна несколько недель. Шел бесконечный дождь, как и в моей душе. Но вот меня завели и мы поехали. Я была рада любым переменам, но такого поворота судьбы не ожидала. Меня погрузили на корабль вместе с другими изгоями, нас вывозили из страны, нас бросили в море, в неизвестность. Скоро показалась чужая земля, её холодные берега кишели совершенно другими людьми. Нас привезли в Россию.
Корабль причалил. Пока ставили помост для машин, на борт забрался парень лет тридцати, подошел к заведующему грузом.
— Это она? – спросил, указывая на меня.
— Да, вот документы, ключи. Как только со спуском закончат – можешь езжать.
Он подошел ко мне, оглядел критичным взглядом, сел внутрь.
— Привет, Сильва, меня Макс зовут.
И что? Заблокировала топливо. Не завожусь. Макс занервничал, спуск почти готов.
— Слушай меня, Сильва, давай без выпендрежа и сомнений. Я теперь твой новый хозяин и если ты не заведешься прямо сейчас, те акулы на берегу распилят тебя на запчасти.
Мне стало дурно. Быстро накачала бензина в топливную рейку. Брррр – заурчал мотор.
— Отлично! Теперь валим отсюда!
Мы аккуратно съехали с корабля, Макс утопил педаль газа, раскручивая мотор, и мы унеслись с причала. Гнали без остановок, выехав из города еще километров триста. Остановил меня на обочине, вышел, закурил сигарету, повернулся ко мне.
— Запомни, Сильва, в России жизнь совершенно иная. Будь послушной мне и всё будет хорошо, но дорог как в Японии не жди, — рассмеялся и сел в салон. – Поехали домой.
В пути с нами чего только не было. Рвали сайлентблоки, прокалывали колёса, уходили от бандитов, общались с инспекторами ДПС, которые много глазели на мою попку. В конце концов, приехали в Красноярск.
— А вот и твой новый дом, — сказал Макс, заезжая в гараж. По ощущениям сюда спокойно входят две машины и яма имеется. Неплохо. Вокруг меня собралось несколько человек.
— Парни знакомьтесь – это Сильва.
Под таким пристальным наблюдением я сжалась вся, но они восприняли меня одобрительно и сказали, что получится отличный корч. Что бы это значило? Вечером они изрядно напились в мою честь, видимо это какой-то обряд этих диких русских.
На следующий день, ближе к вечеру Макс повел меня на странный стадион. Там была дорога с множеством плавных и крутых поворотов, длинные прямые и ни одной машины. Он ехал очень быстро и на удивление технично. Поездив грипом, начал проходить повороты в заносе. Получалось у него лучше, чем у Такуми, но мне всё равно не понравилось. Похоже, ему тоже, он остановился и вышел.
— Неплохо для стока, но тебя, дорогая, ждут серьезные доработки. Я хочу, чтобы езда боком стала для тебя естественной.
Макс запрыгнул в сидение, и мы вернулись в гараж. И тут случилось страшное – меня начали разбирать! Раскидали внутренности по всему гаражу, я не понимала за что они так со мной, даже мое сердце вынули. Я стояла полностью обнаженная без салона, дверей и стекол. На этом издевательства не прекратились. В салон установили и приварили трубчатый скелет, после чего рядом со мной начала расти горка красивых блестящих запчастей. Я заинтригована. Что-то внутри меня всколыхнулось и будто бы шептало: всё идет хорошо, эти изменения мне подходят.
Наконец, меня начали собирать. Вместо боковых и задних стекол поставили поликарбонат, салон так и остался практически пустым, поселилось только гоночное кресло, спортивный руль, вместо обычного ручника палка какая-то и около пяти датчиков на приборной панели. Перепохабили подвеску и вернули мотор, но он сильно изменился, начиная от цветовой гаммы и заканчивая странным пауком и улиткой.
Через три месяца вся команда была в сборе. Макс уселся за руль, повернул ключ зажигания и бурчание моего нового выхлопа заполнило гараж. Парни зааплодировали и устроили вечеринку с шашлыками и пивом.
Я стала другой. Я ощущала это каждой частичкой своего тела, как только начались тренировки… эти новые будоражащие ощущения мощи от мотора и на задних колесах, казалось, я могу плавить асфальт и чувствовала себя комфортно в повороте на скорости ста двадцати километров в час скользя, превращая резину в клубы дыма. Макс радовался, как ребенок и так я полюбила дрифт. Мы слились с Максом в одно целое, в боевой снаряд, нашего напора не мог выдержать ни один из гонщиков на тренировках.
Дебют состоялся на местном турнире. Основная борьба ожидалась между двумя соседними городами, от хозяев трассы не было серьезных гонщиков. Кроме нас. На отлично проходим квалификацию и вот они парные заезды. На разогреве съедаем RX-7 – не выдержала нашей скорости, её развернуло. Дальше пижона на Мустанге вынесло с трассы, он сделал самый горячий “kiss the wall” и… покинул трассу на эвакуаторе. Зрители начали волноваться, судьи в недоумении, расклад фигур резко изменился и Красноярск вышел в полуфинал. В предпоследнем заезде против нас юркая AE86. Я видела немало таких Тойот в своей стране и знала, что это серьезный автомобиль.
В первом заезде мы ведём. Макс попробовал ее сдерживать, ехав не на полную катушку, но Trueno выдержала темп. Второй заезд и соперник рвет со старта, похоже, купился на удочку и решил, что познал наш предел. Не тут-то было и Макс, открывая дроссель на полную, уверенно повис на боку у Тойоты буквально в нескольких сантиметрах. Соперник решил оторваться и… разворот! Макс технично объехал его, не прекращая занос. Мы ликуем, трибуны взрываются сотнями победных возгласов – Красноярск в финале.
Последняя битва. Монструозный матово-черный Skyline R32. Неоднократный победитель турниров по дрифтингу. Я на его фоне выгляжу лохудрой из деревни. Макс, будто почувствовав мои сомнения, похлопал меня по крылу:
— Не бойся, сейчас мы его надерём!
Мой хозяин уверен, а значит я тоже. Зрители повставали со своих мест, ведущие не перестают говорить “Интрига… неожиданный поворот… упорная борьба”. Мы на старте. Смотрю на скайлайн, он на меня. Так бы и поцапались, как собаки, но вот взмах флага и первый заезд. Несмотря на габариты скай набирает огромную скорость и вливается в поворот с грацией кошки, оставляя за собой мощный шлейф дыма. Мы выкладываемся на полную и не отстаем… рёв моторов, визг шин, крики болельщиков, неугомонный треск комментаторов и первый заезд завершен!
Итак, мы ведём. Скай не отстает, судьи назначают перезаезд. Так проходят еще три заезда. Два дитя Nissan’a схлестнулись в невероятном сражении за первенство. Пятый раунд, толпа бушует, Новосибирск болеет за нас, судьи только разводят руками, механики проверяют нас на неисправности, команда Екатеринбурга в шоке: их чемпион не может победить неизвестного новичка.
Выезжаем на старт и слышим, как на трибунах сканидруют: “Сильва! Сильва! Сильва!”
— Ты слышишь? – обратился ко мне Макс. – Они болеют за нас, болеют за тебя. Нет другого выхода, мы должны победить этот заносчивый скай!
Я послушно рычу мотором, и начинается заезд, мы впереди. Макс не оставляет гонщику из Екатеринбурга шанса и мы заходим в поворот под невероятным углом, Скай отстал на 2 метра, дымим без конца и перекладка, третья передача, полный газ, но что это за ощущение?
Мир остановился и я чувствую, как ломается на части маховик, разлетается, круша всё на своем пути, один кусок вылетает через капот, другой ломает рулевую рейку и Макс теряет управление, пытается тормозить, но тормоза не сработали, вылетаем с трассы. Я увидела стремительно приближающийся столб и заклинила гтц ручника, спасая Макса от бокового удара. Задние колеса заблокировались, меня развернуло в сантиметрах от столба, но сила трения оказалась слишком высокой, и нас перевернуло несколько раз. Ремни сработали — Макс остался в сидении, а каркас защитил от повреждений.
Макс судорожно сжимал руль, пока медики не разжали его пальцы, слетелась толпа фотографов, организаторы соревнований. Неожиданный полный драмы финал Битвы городов – как позже его охарактеризуют. К Максу подошел его соперник из Екатеринбурга пожал руку и сказал:
— Потрясающая техника, ты бы победил.
Меня грузят на эвакуатор. Парни из нашей команды в горе. Вечером в гараже появился Макс с ящиком пива. Зажег одну лампу рядом со мной, открыл бутылку, выпил половину за раз, сел на пол, прислонившись спиной к моему покорёженному крылу.
— Да уж… ну и отожгли мы с тобой Сильва. Парни говорят: маховик разлетелся. Вообще не ожидал такого.
Открыл вторую бутылку.
— Может это случайность, а может судьба. Вдруг Бог намекает так, что не быть мне дрифтером… или нужно что-то менять в подходе. Я-то в порядке, но тебя… тебя Сильва мы уже не отремонтируем.
Слеза масла скатилась по блоку цилиндров. Так больно мне еще не было. Даже, несмотря на то, что я спасла хозяина, он сдался и решил оставить меня. Всю ночь он прощался со мной.
Утром меня разобрали, сняли всё, что уцелело. Остался только искалеченный кузов с наклейками. Меня отвезли на кладбище машин и бросили в ряду с другими убитыми. Макс уходил, а я понимала, что это конец. Начался дождь, и я тихо заплакала вместе с небом.
***
Мимо шёл человек.
Остановился.
Подошел ко мне и с интересом оглядел со всех сторон. Провел рукой по двери, будто узнавая мою историю, заглянул внутрь, отошел немного и вновь окинул взором.
— Кто же с тобой сделал это, красавица? – и ушел.
Вернулся через несколько дней с эвакуатором. На тот момент я была так истощена, что даже не могла радоваться, но была удивлена: точка моей жизни обернулась троеточием и теперь начиналась новая глава.
Меня перенесли в просторный и чистый гараж. Эвакуатор уехал, я осталась наедине с этим парнем. На вид ему лет двадцать пять.
— Привет, Сильвия, я – Серега, — сказал он, оценивая мое состояние. – Это твой новый дом. К сожалению, на свет ты выйдешь не скоро. Приведу тебя в порядок, хочу подарить тебе новую жизнь. Похоже, ты участвовала в гонках… и это так плачевно закончилось. Отныне этого не будет. Я верну тебя к исходному состоянию. Все эти тюнинги и модернизации… да они сделали из тебя рычащего монстра, внушающего уважение, но ты ведь была другой… изящной и привлекательной. Таков мой план! Ну как нравится?
Рычать и носиться боком на огромной скорости мне понравилось, но сейчас из меня вынули пламенное сердце и дрифт не привлекал. Возвращение же к моему истинному облику заманчиво. И я ответила – оторвала и так болтающийся кусок поликарбоната с заднего стекла.
— Хм, похоже, ты только «за», что ж я рад.
А дальше… началось перерождение. Серега начал с кузова, убрал расширения арок, наклейки и прочее. Зачистил до металла, выровнял, кое-что подварил. Днем он работал, а все вечера проводил со мной. Кузов был готов и снова рядом со мной начала расти кучка запчастей. Первым приехал мотор с навесным и проводкой. Покрасить мое платье Серега решил в глубокий синий металлик. Шумкой оброс салон, появились стекла, сиденья, Серега поставил мотор. Я сразу поняла его нрав – спокойный, атмосферный и надежный.
Настал черед подвески… Серега не раз унывал, из-за огромного объема работ, друзья, конечно же, не понимали, зачем он взялся за меня, говорили пустая трата времени и денег, но Серега неуклонно продолжал. Лишь отвечал:
— У нее есть душа. Я не хочу, чтобы она погасла.
И с каждым днем, приближавшим меня к выезду, я чувствовала себя всё больше живой. Прошел год с той аварии, я была собрана и готова. Сереге не терпелось, и он решил завести меня сразу после сборки. Он принес канистру и стал заливать бензин в бак… о-о этот божественный запах высокооктанового топлива… я поняла насколько же проголодалась.
Бак наполнен, поворот ключа – заработал насос и устремил топливо к форсункам, приборная панель зажглась лампочками. Еще поворот – сигнал на стартер, закрутился коленвал, заискрились свечи, топливо рассеивалось по камерам сгорания и наконец вспышка…
I am alive
Серега засветился от радости. Проверил мотор, заглянул под днище.
— Все отлично! – быстро умылся, переоделся в чистую одежду и сел за руль.
— Поехали! – медленно мы выкатились из гаража.
Снаружи была прохладная ясная ночь. Нас встретила полная луна и звезды, легкий ветерок обдувал мои борта. Серега включил фары, и мы утонули в бетонных джунглях. Катались всю ночь, пока рассвет не застал нас на автобане в бесконечном движении. Ощущение жизни и свободы накрыло нас с головой. Мы дышали утренним воздухом и молчали. Так я получила новую жизнь.
На переднем крыле с водительской стороны Серега прикрепил шильдик SS в честь наших имен. Друзья поздравляли Серегу и хвалили за проделанную работу, а мы ездили по городу, народ любовался моими формами и синим платьем. Ночью на светофорах нас нередко вызывали на гонки, но Серега лишь улыбался и отрицательно качал головой.
Однажды вечером мы неспешно ехали домой. На обочине я увидела горячего жеребца Chevrolet Camaro, не удержалась и переключила автомат в аварийный режим и нагрузка на мотор пропала. Серега понял, что-то случилось, и аккуратно свернул к обочине, остановился прямо позади Camaro. Пока он проверял внутренности подкапотного, я вдоволь налюбовалась на классные задние фонари мускул-жеребца.
Мимо проходила симпатичная девушка и чем-то заинтересовалась. Подошла и спросила у Сереги:
— Что-то случилось?
Серега был удивлен, вниманию девушки к его проблеме.
— Да, коробка ушла в аварийный режим и пропала тяга, — подозреваю, он сразу надеялся отбить желание задавать вопросы в той области, в которой девушка вряд ли что-то понимала.
— Попробуйте, скинуть клемму аккумулятора на 5 минут, ошибки сбросить, — выдала она. Если бы у меня был рот, то он сейчас был бы открыт.
— Как-то забыл я про этот метод, — улыбнулся Серега.
Пока сбрасывались ошибки с моего ЭБУ, они болтали о машинах и откуда Саша(так звали девушку) знала о ремонте автомобилей. Серега надел клемму обратно и завел меня. Ошибок не было и можно продолжать движение.
— Мой брат занимается автомобилями и всегда так делает, — сказала Саша.
— Спасибо за помощь, — ответил Серега. – Может тебя подвезти до дома?
Так в нашей жизни появилась Саша. Мне это не понравилось. Я иногда капризничала, когда Серега собирался на свидание с Сашей, и не заводилась, но он быстро находил проблему и мы всё равно ехали на встречу. Однажды он сказал, что мне не о чем беспокоиться и в его сердце есть место нам обеим. Мы ездили на природу, к друзьям и все действительно было хорошо.
Через полгода отношений Серега и Саша решили пожениться. В день свадьбы меня украсили белыми и красными ленточками, Серега позвал друзей из Сильвия-клуба и мы нарядной колонной катались по городу, привлекая всеобщее внимание своим шикарным видом. Гости свадьбы тоже были удивлены: никаких роскошных мерсов или бумеров, только красотки Сильвии. Таким счастливым Серегу я еще не видела. Я решила не подводить его больше никогда, он подарил мне второй шанс и дал возможность видеть прекрасные закаты и восходы, свободно гулять ясными ночами и дал почувствовать себя чем-то большим, нежели просто куском металла. Я стала частью его семьи и на моем крыле в день свадьбы добавилась еще одна буква S. Вечером друзья на тюнингованных сестрах-Сильвиях устроили эффектное дрифт-шоу. Это напомнило мне, как я раньше зажигала с Максом, как это было классно… но теперь у меня новая спокойная жизнь и я нисколько об этом не жалею.
После свадьбы мы переехали и стали жить втроем в частном доме. На втором этаже комнаты для людей, а весь первый этаж был моим жилищем. А также здесь находился второй бокс для других машин – Серега стал зарабатывать ремонтом автомобилей. Вскоре у Саши начал расти живот и стало ясно – у нас будет пополнение. Серега итак ездил аккуратно, а сейчас стал еще осторожнее. Купил детское кресло на заднее сиденье.
Я сладко дремала, когда Серега спустился ко мне весь встревоженный, завел и снова убежал наверх. Вернулся с Сашей, держащейся за живот, аккуратно усадил в пассажирское сиденье, и мы помчались в роддом. Ехали быстро, но технично, осторожно и без резких движений. Такого баланса в управлении я не ожидала от Сереги, был так внимателен, будто бомбу разминировал. Доехали, нас уже ждали. Сашу посадили в кресло-каталку, Серега оставил меня на парковке и молнией унесся в больницу.
Началось томительное ожидание. Только вечером я увидела, как Серега медленно возвращается. Сел внутрь, завел мотор и поехали домой. Молча. Без Саши. Я начала думать плохое. Дома Серега просто пошел спать. Я попыталась тоже уснуть, но не вышло. Утром он прибежал, и мы поехали в больницу. Значит не все потеряно? Через час он вернулся, и мы быстро поехали по друзьям Сереги. Я видела, что он берет у них деньги. Значит, нужна дорогостоящая операция. Весь день мы мотались по городу, под конец я начала уставать, не привыкшая к такому ритму езды, но я не смела подводить Серегу в ответственный момент.
На следующий день Серега был еще более хмурым и расстроенным. Мы ехали на авторынок. Остановились у первой таблички “Срочный выкуп авто”. Я не могла поверить своим глазам, но Серега решил продать меня. Когда к нам подошел перекупщик и озвучил цену, я резко заглохла. Как ни пытался Серега меня завести, у покупателя пропал интерес. После этого я, конечно же, завелась. Серега понял мой настрой, и мы отъехали от рынка. Тогда он заговорил со мной.
— Послушай, Сильвия… у Саши родилась девочка, но ей нужно лечение. Очень дорогое. Я занял денег, сколько смог, продал все драгоценности, но все равно не хватает. У меня осталась только ты, и как бы я ни хотел тебя оставить, без денег с твоей продажи не хватает средств. Ты стала членом нашей семьи, — он погладил “SSS” на моем крыле. – И если наша дочь выживет, мы назовем ее в твою честь. Но сейчас я должен это сделать. Надеюсь, ты поймешь.
И я поняла. Ради счастья Сереги я была готова на все, ведь он подарил мне вторую жизнь. Мы вернулись на авторынок. Серега продал меня довольно дешево, но сразу. И вот он отдает ключи покупателю, говорит мне последнее “Прощай” и уходит.
Новый владелец тут же выставляет меня на продажу с ценой в три раза выше. Так прошли несколько недель на парковке авторынка вместе с другими машинами. Я начала скучать по Сереге и Саше, не переставала думать о судьбе их маленькой девочки. Наконец появился человек, готовый купить меня за столь большие деньги. Им оказался мажор в черных очках, с гигантскими часами на руке и золотой цепью на шее. Весь на пафосе, в общем. Задавал много вопросов типа: а как наваливает? А жрет сколько? А субаря надерет? После тест-драйва оформили документы, и я стала принадлежать этому идиоту. Боже! Как он ездил… все время газ в пол, бесконечные перестроения в потоке и торможения. Мое тело выносливо терпело эти издевательства – Серега хорошо постарался при сборке.
Приехали к его друзьям – таким же мажорикам, как и он, узнала, что зовут его Игорь. Но друзья кличут его Гора. Может, потому что он накачан, как бык и двух метров ростом. Как же его угораздило обратить внимание на меня… Гора взял друзей и мы стали гонять по городу. Два раза уходили от полиции, потом они купили выпивки. Один из друзей умудрился заблевать заднее сиденье. Отвратительно! Мы заехали в баню, рядом с которой оказалась мойка. Меня оставили там, а сами пошли в баню и вызвали продажных женщин.
Меня тщательно вымыли и только для того, чтобы опять загадить. Вернулся Игорь с одним другом и двумя девушками. Катались по городу, пили бухло, сам Гора тоже. Уровень его вождения и так был низок, теперь же стал вообще, как у блондинки в день покупки прав. На парковке он решил впечатлить свою компанию и стал пытаться уйти в занос. Спонтанно нажимал на газ, дергал ручник, не во время выкручивал колеса… Убожество, если бы это увидел Макс, плюнул бы в лицо. Однако друзьям понравилось, они кричали и хвалили его: “Давай жги еще!” Подбадриваемый своей компанией Игорь так разошелся, что заехал задним крылом в столб. Друзья хохотали вместе с Горой. В эту ночь приключения закончились.
Меня отвезли к знакомым Игоря на СТО. Эти животины за символические деньги меня починили. Данный халтурный ремонт меня просто взбесил – кое-как вытянули кузов, тонны шпатлевки, нашли где-то б/у рычаги, покрасили там же и готово.
И так продолжалось полгода. Иногда я нарочно ломалась, в такие моменты Гора ужасно злился, пинал меня по колесам, звонил друзьям из мастерской, эти “мастера” порой неделю не могли найти неисправность. После ремонта все продолжалось, Игорь и не думал меня продавать. Во мне он бухал, трахался, употреблял дурь с друзьями… Я стала типичной шмаровозкой. Игорь поставил мне на багажник огромный спойлер-скамейку, по бокам наклеил винил в виде языков пламени, как все говорили: огоооонь!
Как-то раз ездили на дачу, застряли в грязи и пробили поддон. Игорь не заметил и проехал без масла два километра. Мое прекрасное сердце не выдержало и застучало. Поломка вылилась в месяц ремонта. Я хотела умереть. Настроения никогда не было, меня насиловали, как могли. Я с печалью вспоминала былые дни с Максом и Серегой. Даже Такуми не был таким скотом. Развязка не заставила себя ждать.
Очередная ночь, Гора пьяный за рулем, рядом некая шмара делает ему минет. Скорость сто пятьдесят километров в час. Начался длинный пологий поворот направо. Игорь вышел на встречную полосу для обгона, там оказалась машина, он втопил еще больше, чтобы успеть… в этот момент я почувствовала, как обломился рычаг, установленный полгода назад, и заднее левое колесо потеряло сцепление с асфальтом. Меня занесло, машина, ехавшая на нас, врезалась в мою левую дверь. Удар был такой силы, что меня отбросило обратно на нашу полосу, и обгоняемый автомобиль добил нас с правой стороны. От ударов пассажирка Игоря вылетела из меня, сам же он от первого удара столкнулся с дверью, а от второго перелетел весь салон и оказался на измятом капоте машины со встречки.
Я испытывала невероятную боль. Все мои узлы и агрегаты были смещены и повреждены, тело искалечено. Машиной со встречной полосы была Приора и я видела, как водитель пытался привести в чувство свою пассажирку, всю в крови… Вокруг останавливались другие участники движения, люди подбегали с обочин, кто-то снимал видео, другие пытались помочь пострадавшим. Через двадцать минут приехала скорая помощь и полиция. Все было огорожено. Девушка, которая была с Игорем умерла, пассажирку из Приоры увезли в больницу, ее водитель пытался избить Игоря, который пьяный сидел в машине ДПС, уже подъехали его друзья и начали разруливать ситуацию. Обгоняемой машиной оказалась Volvo и там никто не пострадал.
До утра разбирали подробности, приезжали знакомые Игоря на джипах, чуть ли не командовали сотрудниками полиции. После составления протокола меня увезли на закрытую парковку. Я была рада, что все закончилось, и плакала из-за пострадавших в аварии людей по вине моего дурака-хозяина. Женщина на пассажирском сидении Приоры умерла в больнице, водитель отделался ушибами и царапинами.
Полтора года судебных разбирательств вылились в год условного заключения для Игоря и штраф, меня же выкинули на свалку. Снова. Моя душа медленно угасает. Я прожила две жизни, и это было здорово, все кроме последних лет с Игорем. Три человека заботились обо мне, и я рада, что в какие-то моменты они были счастливы вместе со мной. Прощайте Такуми, Макс, Серега.
***
Мимо шел человек.
Остановился.