Американский исход? 17000 поставщиков военной продукции покинули оборонный сектор США

В исследовании по поводу современного и будущего состояний военно-промышленной базы США, начатом в начале этого года директором группы оборонно-промышленных инициатив Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies -— CSIS) Эндрю Хантером (Andrew Hunter), заместителем директора Грегори Сандерсом (Gregory Sanders) и научным сотрудником Рисом Маккормиком (Rhys McCormick), говорится о том, что большое количество американских компаний, поставляющих военную продукцию Пентагону покинули оборонный рынок. Центр стратегических и международных исследований сообщил, что в период с 2011 по 2015 год, при правлении администрации президента Б. Обамы, число первичных поставщиков сократилось примерно на 17 000 компаний, или примерно на 20 процентов. Авторы, которые использовали общедоступные контрактные данные, пишут, что из-за ограничений в субподрядной базе данных не совсем ясно, вышли ли компании из промышленной базы полностью или все еще выполняют работу на более низких уровнях.

«Нет никаких сомнений в том, что огромная часть недавних «турбулентностей» в военно-промышленной базе произошла среди субподрядчиков, которые наименее приспособлены к тому, чтобы терпеть неопределенности в финансировании оборонного рынка, а, часто и обременительный режим регулирования, хотя все еще чрезвычайно трудно определить реальное влияние этих условий на субподрядчиков», - заключают авторы. Дальнейшие подробности продолжающегося исследования будут раскрыты в обзоре об отказоустойчивости военно-промышленной базы уже при администрации Трампа. После чего оценка ее состояния будет передана президенту США Трампу министром обороны Джимм Мэттисом.

Авторы исследования напрямую связывают ограничения, введенные законом о бюджетном контроле 2011 года, последующие краткосрочные бюджетные Соглашения и «непредсказуемый и непоследовательный» процесс ассигнований на оборону Конгрессом с потерянными поставщиками, изменениями в условиях конкуренции и структуре рынка, а также другими негативными последствиями для обороноспособности страны, которые они обнаружили. Период 2011 — 2015 годов, как считают авторы, является периодом сокращения обороноспособности страны и спадом военно-промышленной базы. Правда, надо отметить, что авторы, вместо того, чтобы сосредоточиться только на изучении общего снижения обязательств по оборонным контрактам за весь период, решили в основном заняться исследованием эффекта «пилы» («whipsaw»), который поразил некоторые сектора промышленной базы на фоне введения финансового секвестра в 2013 году и последующих бюджетных ограничений.

Несмотря на то, что оборонный бюджет сокращался и в годы, предшествовавшие принятию Закона о бюджетном контроле, реализация общего сокращения бюджета (его секвестрация) в 2013 году «привела к серьезному шоку на рынке, который оказал значительное влияние на оборонную промышленность», - говорят авторы. По сравнению с периодом 2009 — 2010 годов, предшествовавшим спаду в оборонной промышленности, в начале этого спада в 2011 — 2012 годах среднегодовые обязательства по оборонным контрактам упали на 5%. Когда секвестрация была инициирована в 2013 финансовом году, обязательства по оборонным контрактам упали еще на 15 процентов по сравнению с предыдущим годом. А в течение так называемого «периода снижения» в 2013 — 2015 годах среднегодовые обязательства по оборонным контрактам упали на 23%.

Армия, которая до 2011 года вела обширный фронт работ по модернизации систем вооружений, понесла основную тяжесть упадка финансирования министерства обороны. В начале спада среднегодовые оборонные контракты упали на 18 процентов, а затем еще на 35 процентов. Единственной областью научно-технических разработок и опытно-конструкторских работ, которая не имела уменьшения финансирования, оставалось создание противоракетной обороны. Обязательства по контракту на противоракетную оборону фактически выросли на 7 процентов в начале общего сокращения финансирования, а затем упали только на 3 процента в рамках бюджетных ограничений. Во время своего президентства Барак Обама изменил курс выделения ассигнований на противоракетную оборону с тем, чтобы стимулировать разработку и развертывание систем противоракетной обороны в Европе, Азии и на Ближнем Востоке.

Генеральный директор компании Локхид Мартин (Lockheed Martin CEO) Мэрилин Хьюсон (Marillyn Hewson), отреагировав на распространенные внутри фирмы результаты исследования по состоянию дел военно-промышленной базы, заявила, что сокращение бюджета привело к тому, что отрасль стала «более хрупкой и менее гибкой». По ее словам, до сокращения бюджета в компании работало около 126 000 сотрудников, а сегодня находится не более 97 000 человек. Выступая на форуме Национальной обороны имени Р. Рейгана в Калифорнии, М. Хьюсон сказала, что «в отдельных областях от большого числа некоторых наших малых и средних предприятий, продукция которых нам чрезвычайно важна, остался один, максимум два поставщика». Сокращение бюджета вынудило Министерство обороны неоправданно отдавать предпочтение не дорогостоящим по сравнению с инновациями и инвестициями контрактам, а предложениям с наименьшими ценами, что, как считает М. Хьюсон, ставит под угрозу планы по повышению обороноспособности вооруженных сил.

Вице-президент Ассоциации аэрокосмических производителей (Aerospace Industries Association — AIA) по национальной политике безопасности Джон Лудди (John Luddy) высказал мнение о том, что компании, в общем, прошли период «оздоровления эффективности» с разной степенью изменения своей структуры такими, как слияния и поглощения, консолидация объектов, разгрузка некоторых видов подрядной деятельности и другие. «Наши компании проделали большую работу по выходу из спада, подтянув свою деятельность на всех уровнях и показав изобретательность американской системы свободного рынка», — сказал Луди, — «тем не менее, неопределенность бюджетного процесса все еще остается для нас огромной проблемой».

Министр Армии Марк Эспер (Mark Esper), бывший в прошлом сотрудником фирмы Рэйтион (Raytheon), предупредил законодателей на слушаниях в Сенате о том, что неравномерное финансирование выводит мелких средних поставщиков — «двигателей инноваций» — из оборонного сектора. Эспер сказал – «Мы рискуем потерять тех людей, которые могут со временем решить, что они собираются выйти из оборонного бизнеса и пойти в другое место. Так что это большая угроза для всех цепочек наших поставок». Следует отметить, что исследование Центра стратегических и международных исследований показало, что самые мелкие поставщики либо увеличили свою долю обязательств по контрактам портфеля платформы, либо в целом держались относительно стабильно, в то время как крупные и средние поставщики больше всего пострадали от шока из-за секвестра и сокращения финансирования обороны.