Нестратегическое ядерное оружие России, 2019 год, (V)

Россия обновляет многие из своих так называемых нестратегических ядерных вооружений малой дальности и вводит в строй новые типы. По мнению американских экспертов, эти усилия даже более широкомасштабны, чем план модернизации стратегических сил, но, по всей видимости, эти действия также предполагают поэтапный отказ от советских систем вооружений и замену их новыми версиями. Новые системы принимаются на вооружение во все больших количествах, поэтому «Обзор ядерного потенциала», выпущенный администрацией Трампа, обвинил Россию в «увеличении общего количества нестратегических ядерных вооружений в ее арсенале и значительном повышении возможностей их доставки к целям». Возможно, как считают американские специалисты, в долгосрочной перспективе появление более современных обычных вооружений потенциально приведет к сокращению или изъятию из обращения некоторых существующих нестратегических ядерных вооружений. Тем не менее, российские военные, по-прежнему, придают большое значение наличию на вооружении нестратегических ядерных систем оружия для использования их военно-морскими силами, тактическими воздушными силами, силами противовоздушной и противоракетной обороны, а также баллистическими ракетами малой дальности. Отчасти это объясняется тем, что нестратегические ядерные вооружения необходимы для того, чтобы компенсировать превосходство обычных сил НАТО и, особенно, Соединенных Штатов на Европейском театре военных действий. Россия также, по-видимому, мотивирована желанием противостоять большим и все более становящимися боеспособными обычным силам Китая на Дальнем Востоке (хотя сейчас это кажется менее важным, чем противодействие НАТО) и тем фактом, что наличие значительного запаса нестратегических ядерных вооружений помогает Москве сохранить общий ядерный паритет с Объединенными ядерными силами Соединенных Штатов, Великобритании и Франции.

По оценкам американских экспертов, Россия располагает примерно 1830 нестратегическими ядерными боеприпасами, предназначенными для доставки воздушными, морскими, наземными и различными оборонительными силами. В сентябре 2009 года в телеграмме правительства США говорилось, что Россия обладает «от 3000 до более, чем 5000» единиц нестратегических ядерных боеприпасов. Помощник заместителя министра обороны США по вопросам политики Джеймс Миллер заявил в 2011 году, что, по оценкам неправительственных источников, Россия может иметь от 2000 до 4000 единиц нестратегического ядерного оружия По другим оценкам некоторых западных аналитиков, у России значительно меньшее число боеголовок, приписанных к нестратегическим силам. Можно только предполагать, что в российском ядерном арсенале существует больше систем, обладающих ядерным потенциалом, и что этот перечень растет, однако публичных доказательств этого факта нет. Россия модернизирует активные запасы нестратегических ядерных вооружений, в том числе используемых кораблями, самолетами и сухопутными войсками. Они включают ракеты «воздух-поверхность», баллистические ракеты малой дальности, авиабомбы и глубинные бомбы для бомбардировщиков среднего радиуса действия и тактических бомбардировщиков, приписанных к военно-морской авиации, а также противокорабельных, противолодочных и зенитных ракет и торпед для надводных кораблей и подводных лодок, а также ядерной наземной крылатой ракеты, создаваемой, как считают эксперты, в нарушение Договора по РСМД от 1987-го года.

В «Обзоре ядерного потенциала» утверждается, что Россия обладает значительными преимуществами в производстве ядерного оружия и в нестратегических ядерных силах перед США и их союзниками. Она также создает большой, разнообразный и современный набор нестратегических систем, которые обладают двойным потенциалом (могут быть вооружены ядерным или обычным боезарядом). Эти системы тактического радиуса действия не подотчетны Новому договору по СНВ, а модернизация нестратегических ядерных вооружений России увеличивает общее количество такого оружия в ее арсенале, при этом значительно улучшая ее возможности доставки. Москва, как считают американские специалисты, надеется, что эти системы смогут предоставить ей различные варианты ответного удара в случае эскалации конфликта. Наконец, несмотря на частую критику Москвой противоракетной обороны США, Россия также модернизирует свою давнюю систему противоракетной обороны с ядерным оружием и разрабатывает для нее новый перехватчик. США впервые сделали публичное заявление о статусе и составе российского нестратегического ядерного арсенала за более чем два десятилетия. Большинство систем нестратегических вооружений имеют двойной потенциал, что означает, что не всем платформам могут быть поручены ядерные миссии, и не все операции являются ядерными. Кроме того, многие из платформ доставки находятся на различных этапах капитального ремонта и не могут осуществлять пуск ядерного оружия в настоящее время.

Крупнейшим арсеналом нестратегического ядерного оружия в российских вооруженных силах располагает военно-морской флот, который имеет запасы примерно 820 боеголовок для использования крылатыми ракетами, противокорабельными крылатыми ракетами, противолодочными ракетами, зенитными ракетами, торпедами и глубинными бомбами. Это оружие может использоваться подводными лодками, авианосцами, крейсерами, эсминцами, фрегатами, корветами и военно-морскими самолетами. Основные программы модернизации военно-морского флота сосредоточены на классе атомных ударных подводных лодок, известных в России как проект 885М или «Ясень». Первая из модернизированных лодок, получившая наименование «Северодвинск», поступила на вооружение в 2015-м году и, как полагают, оснащена ядерной версией крылатых ракет «Калибр» (SS-N-30A). Она также может оснащаться противокорабельными крылатыми ракетами SS-N-26 (3M-55), которые, по словам представителя Национального центра воздушной и космической разведки, являются «ядерным вариантом». Вторая подлодка, а также первая из улучшенного класса «Ясень-М», известная как «Казань», начнет свои морские испытания летом 2019-го года и пройдет огневые испытания осенью, после чего войдет в состав Северного флота в конце 2019-го года. Запланировано построить еще шесть подлодок «Ясень-М2». Подводные лодки класса «Ясень» также могут доставлять на борту не только ядерные противолодочные ракеты СС-Н-16, но и ядерные торпеды. Однако производство новых ударных подводных лодок идет медленно, поэтому Россия модернизирует старые подводные лодки, в том числе класса «Сьерра» (проект 945), класса «Оскар II» (проект 949А) и класса «Акула» (проект 971). В то время как обычная версия «Калибра» размещается на широком спектре подводных лодок и кораблей, ядерная версия, вероятно, заменит нынешнюю ядерную крылатую ракету SS-N-21 только на отдельных ударных подводных лодках. ВМФ России также разрабатывают ядерную торпеду большой дальности «Статус-6» («Посейдон»). Ее подводные испытания начались в декабре 2018 года. Если оружие будет завершено и введено в боевую эксплуатацию, то его будут нести специально сконфигурированные для этого подводные лодки «Оскар».

ВВС России являются вторым по величине военным пользователем нестратегического ядерного оружия, при этом, по оценкам экспертов, 530 ядерных боеприпасов предназначены для доставки бомбардировщиками средней дальности Ту-22М3, истребителями-бомбардировщиками Су-24М, истребителями Су-34 и МиГ-31К. Все типы самолетов могут доставлять ядерные гравитационные бомбы. Самолеты Ту-22М3 могут также нести крылатые ракеты воздушного базирования Х-22 (АС-4). Для замены Х-22 разрабатывается модернизированная ракета, известная как Х-32. Не исключено, что у ВВС России есть и другие типы управляемых бомб, ракет класса «воздух-поверхность» и ракет класса «воздух-воздух» с ядерными боезарядами. В конечном итоге Ту-22М3 и Су-24М будут заменены на истребители Су-34, которые уже начали развертывание на авиабазах во всех военных округах. Всего до 2020-го года запланировано ввести в строй 120 Су-34. Россия также разработала новую гиперзвуковую ракету большой дальности двойного назначения класса «воздух-поверхность», известную как «Кинжал» (Х-47М2). Ракета, похожая на баллистическую ракету малой дальности СС-26 наземного базирования, применяемую в системе «Искандер», и, предположительно, имеющую радиус действия до 2000 км, может запускаться из центра-пилона специально модифицированных воздушных перехватчиков МиГ-31К (Foxhound). «Кинжал» потенциально может быть использован против целей как на суше, так и на море, и, как сообщается, был развернут на экспериментальном боевом дежурстве в Южном военном округе с декабря 2017-го года. Кроме того, ожидается, что в 2019-м году Российские ВКС получат первую партию из 12 истребителей Су-57. Сообщается, что они будут оснащены гиперзвуковыми «ракетами с характеристиками, аналогичными «Кинжалу», что указывает на то, что Су-57 также могут иметь ядерную ударную миссию.

«Обзор ядерного потенциала» также подтвердил, что Россия продолжает использовать ядерные боеголовки в своих силах противовоздушной и противоракетной обороны. Силы противоракетной обороны используют перехватчик «Газель», но в Обзоре не было определено, какая система ПВО имеет двойную способность или сколько ядерных боеголовок предназначено для ПВО. Разведывательное управление министерства обороны США в своей оценке глобальной угрозы в марте 2018 года заявило, что «Россия также может иметь ядерные боезаряды для ракет класса «земля-воздух» и других ракетных систем аэрокосмической обороны». Системы С-300 постепенно заменяется системой С-400 с перехватчиками SA-21, и источники в правительстве США в частном порядке указывают, что как С-300 (SA-20), так и С-400 (SA-21) имеют двойную способность (могут нести ядерные и обычные боезаряды). Ведется модернизация системы противоракетной обороны А-135 с ядерным боеприпасом, размещенную на позициях вокруг Москвы и известную как А-235. Российские официальные лица заявили более десяти лет назад, что около 40 процентов запасов ядерных боеголовок ПВО осталось с 1991-го года. Алексей Арбатов, в то время член Комитета Государственной Думы РФ по обороне, писал в 1999-м году, что в состав вооружений 1991-го года входило 3000 ядерных боеголовок для систем ПВО. Многие из них, вероятно, были предназначены для систем, которые вскоре были сняты с вооружения, и американские разведчики подсчитали, что к концу 1980-х годов их число сократилось примерно до 2500 единиц. В этом случае инвентарь 1991-го года мог насчитывать не более 2000 боеголовок для систем ПВО. В 1992-м году Россия обещала уничтожить половину своих ядерных боеголовок ПВО, а российские официальные лица заявили в 2007-м году, что 60% этих боеприпасов было уничтожено

Если бы эти заявления соответствовали действительности, то, как считают эксперты, количество ядерных боеголовок для российских сил ПВО могло бы быть в диапазоне от 800 до 1000 единиц уже несколько лет назад. Предполагая, что с тех пор запасы сократились (из-за улучшения возможностей обычных перехватчиков ПВО и продолжающегося процесса вывода из строя избыточного числа боеголовок), эксперты оценивают, что сегодня для сил ПВО остается не более 300 ядерных боеголовок, плюс еще примерно 100 для московской системы противоракетной обороны А-135 и подразделений береговой обороны, в общей сложности около 380 боеголовок. Однако следует подчеркнуть, что эта оценка сопряжена со значительной неопределенностью.

Российская армия находится на заключительном этапе модернизации своих сил баллистических ракет малой дальности, которая предполагает замену ракет СС-21 («Точка») на ракеты СС-26 («Искандер-М»). Обе ракеты обладают ядерным потенциалом. В то время как пусковая установка СС-21 несет одну ракету с дальностью стрельбы в 120 км, пусковая установка СС-26 несет две ракеты с дальностью стрельбы около 350 км. По оценкам специалистов, в российской армии стоят на вооружении не менее 70 ядерных боеголовок для баллистических ракет малой дальности. Имеются также неподтвержденные слухи о том, что крылатые ракеты наземного базирования SSC-7 (9М728 или Р-500) и некоторые российские реактивные системы залпового огня могут также обладать ядерным потенциалом. Источники в правительстве США сообщают, что Россия разработала и развернула крылатую ракету наземного базирования двойного назначения в нарушение Договора о ядерных силах средней дальности (РСМД). В ноябре 2017 года, после нескольких лет отказа идентифицировать ракету публично, правительство США определило ее как 9M729 (SSC-8) По словам директора Национальной разведки Дэна Коутса, Россия сначала испытала 9М729 на запрещенных дальностях от стационарной пусковой установки, затем испытала ее на дальностях ниже 500 км от мобильной пусковой установки. Источники разведки США с тех пор указали, что Россия развернула четыре батальона в Западном, Южном, Центральном и Восточном военных округах с почти 100 ракетами 9М729 (включая запасные части). Считается, что каждый батальон включает четыре пусковые установки, каждая с четырьмя ракетами (и четырьмя перезарядками), в общей сложности 64 ракеты плюс запасные части. Сообщается, что четыре батальона совместно с подразделениями «Искандера» размещены в Еланском, Капустином Яру, Моздоке и Шуйе. Генерал Пол Сельва, заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов, сказал Конгрессу в 2017-м году, что ракета 9M729 не дает России военного преимущества, так как, «учитывая расположение конкретных ракет и их развертывание, они не получают никакого преимущества в Европе». Несмотря на замечания Сельвы, администрация Трампа в декабре 2018 года объявила о существенном нарушении Россией Договора о РСМД и пригрозила выйти из него полностью, если Россия не вернется к исполнению его положений в течение 60 дней, начиная с 1 февраля 2019-го года. Позднее госсекретарь США Майкл Помпео официально объявил, что Соединенные Штаты выйдут из Договора о РСМД в августе 2019-го года.