Замминистра обороны США по исследованиям и технологиям: три мысли о гиперзвуковом оружии

31.07.2018

Если военные термины можно было бы охарактеризовать как одежду, то гиперзвуковые вооружения — это модный, стильный от кутюрье, но обязательный для разговора предмет. Можно сказать, что технологии их создания уже позади. Сейчас для американских специалистов очень актуальны вопросы о том, что конкуренты (прежде всего, Россия и Китай) говорят и делают с ними. Почти каждая дискуссия о будущих возможностях обороны Америки включает в себя разговор о гиперзвуковом оружии.

Главным разработчиком этого потенциала является Майкл Гриффин (Michael Griffin), бывший администратор НАСА, который в настоящее время является первым заместителем министра обороны по исследованиям и технологиям (first undersecretary of defense for research and engineering). Поэтому, когда он в середине июля встретился с журналистами, чтобы обсудить ряд вопросов, не было неожиданностью, что разговор зашел о гиперзвуковом оружии. Когда его спросили о гиперзвуковых системах вооружений он прямо сказал: — «Я считаю, что это не то преимущество, которое мы можем уступить странам, являющимися нашими противниками. И нет никаких причин, почему мы должны».

Вот три ключевых момента в размышлениях Гриффина, которые показывают направления работ в области гиперзвука, в которых, по его мнению, должны сосредоточить свои усилия американские специалисты:

— наибольшее влияние гиперзвуковое оружие оказывает как тактическое, а не стратегическое оружие. В марте президент России Владимир Путин в своем ежегодном послании Федеральному собранию раскрыл то, что было описано как ядерное гиперзвуковое оружие. Перефразируя комментарии министра обороны США Джима Мэттиса, Гриффин отметил, что Россия уже имеет межконтинентальные баллистические ракеты с ядерным потенциалом, поэтому стратегическое гиперзвуковое оружие не сильно меняет расклад сил.

Вместо этого, говорит Гриффин, вопрос, на котором следует сосредоточиться, это их тактический потенциал, который «гиперзвуковые виды оружия привносят в региональные конфликты на театрах военных действий. Очень быстрая реакция, высокая скорость, высокая маневренность, трудность определения, откуда они запущены, сложность в том, чтобы отследить и уничтожить». Официальные лица и аналитики отмечают, что гиперзвуковое оружие, благодаря своей быстроте и маневренности, может быть особенно эффективным в качестве тактического оружия против военно-морских сил США;

— космическая защита не сработает. Гриффин официально заявляет о своем желании создать прототип и разработать новые виды систем противоракетной обороны. Но он не видит решения, основанного на базировании систем ПРО в космосе, которое соответствовало бы гиперзвуковым возможностям потенциальных противников. Как заявил Гриффин, — «Система защиты от гиперзвуковых систем оружия космического базирования — это не практичный подход. Даже если бы были на вооружении перехватчики космического базирования, технически это решение было бы неправильным из-за скорости гиперзвуковой ракеты и того факта, что она летит довольно низко от поверхности Земли». Но космос, по его мнению, все равно будет играть важную роль в поражении гиперзвукового оружия, так же, как и для любого другого стратегического актива. «Полезность космоса для обороны заключается в широких возможностях по предупреждению, обнаружению запуска, наблюдению, сбору и отслеживанию», — сказал он, — «Вы должны следить за гиперзвуковым оружием из космоса, и я не знаю другого способа сделать это. Но это только часть общей задачи космического наблюдения, которую выполняет министерство обороны»;

— США по-прежнему опережают в исследованиях, и количество испытаний вот-вот увеличится. В то время как вокруг России и китайских инвестиций в гиперзвук было много шумихи, М. Гриффин дал понять, что он считает, что, США были и будут оставаться мировым лидером в этой области исследований. «США могли бы пойти по пути создания конкретных систем, если бы захотели», — сказал Гриффин, но — «Мы не видели в этом необходимости. Наши противники получили право голоса, и они проголосовали. Поэтому мы видим их руку и поднимаем свою, как наступательную, так и оборонительную». Гриффин намерен ускорить исследования и создание прототипов гиперзвукового оружия, заявив, что есть «зрелые возможности, которые вы увидите в 2020-х годах». «Вы увидите, как наши темпы тестирования будут расти, и возможности доставки боезарядов с гиперзвуковой скоростью будут созданы не позднее, чем через десятилетие», — добавил он.

Журналисты спросили его относительно временной шкалы разработок по соотношению с Китаем и Россией. Гриффин ответил, что он не может описывать то, что продемонстрировано как «оперативное» средство на данный момент, хотя признал, что пуски российских гиперзвуковых ракет американскими специалистами были высоко оценены. «Насколько эти средства близки к оперативным, я просто не знаю. Но я больше беспокоюсь о наших системах», — сказал он.

После выступления В. Путина, в планах министерства обороны США развитие гиперзвукового оружия почти одномоментно перешло от изучения концепций к приоритетному финансированию и разработке прототипов. С тем чтобы не отставать и иметь возможность противостоять достижениям потенциальных противников, военные руководство США потребовало быстрейшего развития гиперзвуковых систем вооружений. Однако, отставание в гиперзвуковых технологиях от российских и китайских разработок налицо, что признают и сами американские специалисты.

Существующую ситуацию в области гиперзвука подтвердил в своем интервью и президент отделения бизнеса ракетных систем фирмы Raytheon (Raytheon’s Missile Systems business) Тейлор У. Лоуренс (Taylor W. Lawrence), которое он дал корреспонденту издания Defense News на выставке в Фарнборо (Farnborough). В частности, он сказал: — «Некоторые из наших ракет уже летают с гиперзвуковой скоростью, и когда мы перехватываем их боеголовки, это гиперзвуковое взаимодействие. Но многие из новых возможностей, о которых мы говорим, сосредоточены на расширении скоростной оболочки некоторых наших ракетных систем. Существует несколько категорий. Одним из них будет система с воздушно-реактивным двигателем, которая может идти со скоростью 5 Махов плюс, то есть в пять раз превышающей скорость звука.

Есть и другие системы, которые выходят в космос и «отталкиваются» от атмосферы с гиперзвуковыми скоростями, что дает им расширенный радиус действия, чтобы они могли прямо сверху попасть в цель. Ведется также множество дискуссий о противодействии гиперзвуковым системам, где вы фактически защищаете себя от возможности гиперзвуковой угрозы.

Мы работаем с оборонным агентством перспективных исследований (Defense Advanced Research Agency — DARPA) над программой под названием «Концепция гиперзвукового оружия с воздушно-реактивным двигателем» (Hypersonic Air-Breathing Weapon Concept). И мы также говорим со специалистами агентства о возможностях создания системы, планирующей в атмосфере с ускорением (boost-glide capabilities), — это те, которые отталкиваются от атмосферы и летят на цель прямо сверху. Мы также много обсуждаем с Военно-воздушными силами и Агентством по противоракетной обороне о возможностях использования гиперзвуковых систем для противоракетной обороны и противодействия гиперзвуковым системам противника».

На вопрос о том, как военные могут использовать гиперзвуковое оружие через пять или 10 лет, Лоуренсом был дан следующий ответ: — «Гиперзвук просто дает преимущество во времени. У нас есть целый ряд ракетных систем, от дозвукового Томагавка до сверхзвукового АМРААМА. Но способность летать в пять раз быстрее звука сокращает диапазон, в котором Вы можете взаимодействовать с пространством угроз, расширяя радиус действия системы оружия за более короткое время. Это дает гибкость в том, как реагировать на потенциальную угрозу». По его мнению, фирма Raytheon готова соревноваться. Ее специалисты потратили много внутренних средств на исследования и разработки на ключевые технологии, которые можно использовать в программах по гиперзвуку. Специалисты фирмы работают с DARPA и с Армией над будущими гиперзвуковыми снарядами. У нее в этой области исследований широкий портфель идей, и как только они выйдут из стадии разработки, они перейдут в реальное производство. Лоуренс считает, что пройдет немного времени, и успехи в разработке гиперзвуковых систем станут явными, а через три-пять лет можно будет увидеть уже готовые системы. Срочность разработок исходит от руководства и министерства обороны США,

Тот факт, что гиперзвуковые вооружения будут созданы в США не ранее чем через несколько лет, подтвердил в Фарнборо и помощник министра ВВС США по закупкам, технологиям и логистике (Air Force for acquisition, technology and logistics) Ропер (Roper), заявив, что ВВС заключили соответствующий контракт с фирмой Lockheed Martin. Он сказал: — «Мы надеемся выйти на первоначальную работоспособность в течение трех-четырех лет, и все это благодаря тому, что это экспериментальная тестовая программа, что не требует длительного периода согласований».

Таким образом, из заявлений американских официальных лиц следует, что Россия и Китай обогнали США в области создания гиперзвуковых систем вооружений, по крайней мене, на три – пять лет. Через несколько лет США только создадут системы по своему технологическому уровню, подобные тем, которые в настоящее время созданы российскими или китайскими специалистами.