Семеныч-5. Классическое

Испуганное лицо секретаря подействовало на Семеныча лучше крепкой утренней чашки кофе. Чтобы напугать самого смелого и невозмутимого члена спитого и закаленного в битвах ЖКХ коллектива - это надо было... Семеныч даже не мог представить, что должно было случиться, чтобы подобное произошло.

- Тебя Сам ждет. Немедленно... - Причем "Сам" было выделено таким образом, что стало понятно, что речь идет вовсе не о прямом руководстве.

Нет, Крепость как таковая имела даже короля. Которого любили, ценили и старались лишний раз ему на глаза не попадаться. Потому как все же какие-то мутные средние века на дворе, феодализм, разгул культа единственной богопомазанной личности и прочие атрибуты. Правда, на памяти того же Семеныча венценосцев хоронили уже дважды, а старожилы, умудрившиеся давным-давно провалиться в местный клубок отражения всех возможных миров, пьянствовали на поминках уже раз десять, если не больше.

А вот Господин Инквизитор - это был тот самый столп правопорядка, о котором даже если и говорили, то исключительно шепотом и с придыханием. Потому что бывшему братку, влетевшему на эту должность, было плевать на чинопочитание, зато порядок он наводил так, как привык. И с ересью боролся настолько жестко, что соседи сначала обзавидовались, а потом стали своих колдунов и всяческих проходимцев прятать подальше. Потому как местных искоренили буквально за пару месяцев, истратив на это запасы дров на зиму и все масло, которое готовили для отражения возможной атаки на столицу. Идиотов штурмовать столь ярых поборников веры и законов тут же среди соседей поубавилось. Дрова и масло докупили. Но Инквизитора и его гвардию теперь считали куда более значимой фигурой, чем периодически терявших голову монархов.

И вот - Сам желает видеть...

Гвардейцы препроводили Семеныча в подвалы вежливо, но без лишних реверансов. За спиной хлопнула дверь, в уши пахнуло спертым воздухом с вонью горелого мяса. В центре зала на дыбе болтался бедолага помощник. Рядом стоял Господин Инквизитор, мрачно разглядывая еле живого гоблина. Повернувшись на скрип, здоровенный мужичина в белоснежном плаще довольно осклабился и спросил, качнув звуковой волной замершего у порога сантехника:

- Вот скажи, он у тебя один идиот или вы оба соревнуетесь, кто больший приз возьмет?

- Э.. - Семеныч как-то не мог даже сообразить о чем именно идет речь. Вроде в этом месяце ни с самим Господином Инквизитором, ни с его гвардией не пересекались. Мало того, Гоша даже умудрился где-то добыть отличного самогона и ходил вечерами в гости к одному из десятников, дегустировать пойло и общаться за жизнь. Но возвращался обратно с пустыми руками, не трогая чужую сантехнику.

- Что "Э"?! - взъярился повелитель костров и дыбы. - Ты знаешь, что твой обормот распевает после первого ковшика кислятины, которую они жрут в казарме? Вот, мне даже записали!

Развернув мелко исписанный листок, Инквизитор начал пафосно читать, играя голосом, как привык с соборной кафедры:

- "Милая девочка, со мной не шути... Если окажется, что мы заодно..." Не, ты слышал? Не шути!.. Я захожу в казарму, а там пятьдесят здоровых лбов добыли где-то гитары, сидят рядком, выводят после выпитого литра на нос и в соплях и слезах выводят... Вы что, ошалели с зеленой твоей лягушкой на пару?! Как они после этого ересь выводить будут? Как деревни жечь станут? Какие они к дьяволу гвардейцы инквизиции после этого? А?!

Висевший в цепях гоблин попытался открыть рот в свою защиту:

- Так ведь это классика! Сурганова, один из...

- Классика?! - Семеныча воплем смело в угол. - Эти обалдуи "Аве Мария" выучить не могут, а твои песни распевают уже каждый вечер! Я тебя за эту классику анафеме предам, коротышка ты пучеглазая!

Понимая, что еще чуть-чуть и он останется без помощника, сантехник не распутывая собранные в узел руки-ноги подал голос:

- А Шнур подойдет? Вроде бы разрешали в начале года и даже что-то хор пел на Рождество из его репертуара...

- Уже приелось, - отмахнулся Господин Инквизитор, выбирая на столе топор потяжелее.

- Так буквально на днях обормот из чужой столицы провалился, привез разного. Мы успели даже переписать.

- Новенький? А почему я не знаю? - топор с грохотом улетел к другим пыточным инструментам. - И что, есть что-то стоящее?

- Ага. Очень бодрое и вполне для поднятия духа гвардии. У нас даже на кассету записать успели, можем поделиться...

Вечером вся кодла в белоснежных плащах под предводительством Самого размахивая факелами умотала в гости к соседям, распевая "А на ...ж еще нам наш вояж!"

Помахав им из окна платочком, Семеныч посмотрел на замотанного в бинты любителя классики и вздохнул:

- Слушай, ценитель возвышенного. Я понимаю, что рано или поздно каждый в Крепости знакомится с инквизицией. Работа у них такая, руку на пульсе жизни держать, вопросы разные задавать. Ну и направлять в правильную сторону, если кто с башкой не дружит. Но ты бы завязывал с такими экстремальными встречами. А то ведь не каждый день к нам новинки от Шнура попадают.