Восстание левых эсеров на страницах "Известий" (8 июля 1918)

Восстание левых эсеров в Москве 6-7 июля 1918 года - главная тема номера "Известий ВЦИК" 8 июля. 7 июля газета успела напечатать о горячих событиях только "Правительственное сообщение" и "Телефонограмму т.Ленина" (они же перепечатаны в номере от 8 июля, мы их ещё увидим).

На первой полосе газеты напечатаны "Правительственное сообщение" и "Правительственное сообщение №3". Естественный вопрос: а где же "Правительственное сообщение №2"? Ответ: не знаем, но точно не в газете "Известия ВЦИК". В ней оно не напечатано.

Известно "Правительственное сообщение", напечатанное отдельной листовкой.

Но по своему содержанию (начинается словами "Сегодня, 6 июля...") оно никак не может быть "Правительственным сообщением №2". Его вернее было бы назвать "Правительственным сообщением №0", ибо оно очевидно предшествует "Правительственному сообщению", опубликованному в "Известиях".

Обратите внимание на телеграмму В.И.Ленина, помещенную между двумя "Правительственными сообщениями". Она примечательна уже тем, что не включена в Полное собрание сочинений В.И.Ленина.

Вот её текст:

"Разбитые банды восставших против Советской власти левых эсеров разбегаются по окрестностям, убегают вожди этой авантюры. Принять все меры к поимке и задержанию дерзнувших восстать против Советской власти. Задерживать все автомобили. Везде опустить шлагбаумы на шоссе. Возле них сосредоточить вооруженные отряды местных рабочих и крестьян. Есть сведения, что один броневик, который был у восставших, бежал за город. Принять все меры к задержанию этого броневика. Председатель Совнаркома Ленин".

Понтяно, что мудрость и предусмотрительность вождя, его деловой подход (везде опустить шлагбаумы, принять все меры к задержанию одного броневика) несколько смутили Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Телеграмма в собрание сочинений Ленина не попала.

Следственная комиссия из П.Стучки, В.Кингисеппа и Я.Шейнкмана (помните у Пелевина "Сандель, Мундидель и Бабаясин"?) резво принялась за дело. Вслед за новостью о её создании заверстано уже и "Постановление" комиссии. Комиссия сообщает об установленных фактах (убит немецкий посол Мирбах, в Москве было восстание) и отдает приказ: задержать и препроводить в Особую Следственную комиссию всех членов ЦК партии левых эсеров. Для надежности приведен список фамилий.

Для разнообразия далее следует не "правительственное", а "официальное сообщение". В нём сообщается, что восстание левые эсеры подняли "под влиянием буржуазных классов общества". Убийца Мирбаха назван "неким Блюмкиным", причём буквально через строку сообщается, что "некий" был членом Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюции.

На третьей (!) полосе "Известий" печатается интервью с Лениным (скромность украшает). Вождь говорит о восставших: "Закрыв глаза на действительность, с безумным упорством они продолжали гнуть свою линию, не чувствуя, как всё дальше и дальше расходятся с народными массами, стремясь, во что бы то ни стало, хотя бы насильственно, навязать этим массам свою волю, волю Центрального Комитета, в состав которого входили преступные авантюристы, интеллигенты-истерики и т. п. И по мере того, как они отходили от народа, они все более начинали привлекать к себе симпатии буржуазии... А рабочие и крестьянские массы еще сильнее, еще ближе сроднились в эти дни с партией коммунистов-большевиков, истинной выразительницей воли народных масс".

Серия однотипных материалов: о своем пребывании под арестом у повстанцев рассказывают председатель ВЧК Феликс Дзержинский, председатель Моссовета Пётр Смидович и группа (не названных по именам) членов коллегии ВЧК. Этот последний материал написан почти художественно, содержит живые диалоги и выставляет Ф.Э.Дзержинского в самом героическом свете. Видимо, благодаря этому небольшой газетный материал впоследствии послужил источником вдохновения для драматурга Михаила Шатрова, включившего сцены и диалоги из него дословно в свою пьесу "6 июля" (одноименный фильм по пьесе снят режиссёром Юлием Карасиком в 1968 году).

Далее следует "Хроника мятежа". В основном она повторяет уже известное: ведь всё восстание левых эсеров происходило практически в двух зданиях в центре Москвы (штабе полка ВЧК и самой ВЧК) и свелось к аресту 27 более-менее видных большевиков.

В качестве улик против мятежников газета печатает "Документы левых эсеров". Занятно, что в редакционной вводке содержится прямая ложь - утверждается, что партия коммунистов-большевиков имеет "громадное большинство во всех советах". На деле же большевики имели большинство (далеко не всегда громадное) только в городах, в то время как свыше 80% населения России жили в деревне.

Отметим, что воззвания и телеграммы левых эсеров в "официальном сообщении" были квалифицированы как "черносотенные и белогвардейские". Редакцию не смутило очевидное противоречие публикуемых документов, среди прочего призывающих рабочих и крестьян на борьбу с контрреволюцией, этой характеристике.

В заключение газета даёт заметки, озаглавленные "На железных дорогах" и "По России", в которых объясняется, что мятеж левых эсеров нигде не встретил никакой поддержки. Отметим, что "Россия" на газетной странице оказывается состоящей из двух городов: Нижнего Новгорода и Саратова - именно оттуда даны сообщения.

Изложенная газетой версия событий 6-7 июля 1918 при Советской власти стала канонической, даже известная монография Л.М.Спирина "Крах одной авантюры: (Мятеж левых эсеров в Москве 6-7 июля 1918 г.)", не выходила за её рамки (хотя монография, конечно, намного превосходит газету по объёму).

Отметим ключевое умолчание и газеты, и советской историографии: в изложении на первый план выпячено стремление левых эсеров разорвать Бресткий мир (пусть и ценой войны с Германией), но убраны все те разногласия с большевиками, о которых велись прения 5 июля на Съезде Советов - категорическое несогласие левых эсеров с комбедами, продотрядами, продразверсткой, государственной хлебной монополией. Логика тут проста и очевидна: отмену комбедов и продотрядов горячо поддержало бы большинство населения, но кто же будет за войну?