Знакомство с красным лагерем

На следующий день нас начали разводить по отрядам. За мной пришел один из завхозов. Лемех. Он забрал меня из помещения дежурной части и привел в барак. В бараке он передал меня дневальному. С дневальным мы пошли в баню и получили матрас, подушку и постельное белье. Потом вернулись в барак и дневальный, Изюм, показал мне место на втором этаже, где я должен был спать, а также прикроватную тумбочку. Сказал располагаться, расстелить шконарь, положить все необходимое в тумбочку, а остальные вещи сложить в баул и сделать опись личных вещей. Я так и сделал, а позже пришел Изюм и позвал меня в каптерку.

Каптеркой данное помещение было назвать сложно - это был кабинет начальника отряда. За столом сидел Лемех, рядом еще один человек. Оба были одеты в спортивные костюмы. Они мне показали место, куда я мог поставить свой баул. затем предложили присесть и начали разговор. Первым начал Лемех:

-Студент, мы за тебя немного знаем. Сказали, что нормальный пацан. И в барак свой я тебя забрал по этой причине. Барак у нас нормальный, ну и все насущные вопросы решаемы. Есть два варианта - уделяешь внимание с передач - я решаю все вопросы. На хозработы не ходишь, в график свиданий тоже ставим нужные тебе даты. Уборка в бараке и все остальное тебя не касается. Ну как, устраивает?

-А что значит уделяешь внимание?

-Ну это типа общака отряда. Я собираю сигареты и чай, возможно, что то из еды. распределяю эти ресурсы между уборщиками, председателем СДП и мусорами. Соответственно, они не лезут к нам в барак. Днем можем спать, можно телевизор после отбоя посмотреть. Единственное - это нужно посещать все общественные мероприятия - зарядку, поверки, столовую.

-Мне надо подумать, - больше всего меня смутило, то, что общак собирает красный. Получалась картина, обратная положению дел на централе. Там общак собирали, а также решали все текущие вопросы блатные - а здесь активисты.

Тут в разговор вмещался второй, Кайман, как позже я узнал, он был здесь "серым кардиналом". Сам на должность не лез, но имел огромное влияние на завхоза и жил как сыр в масле. Он начал:

-Меня зовут Женя, рад знакомству. Ты пойми одну вещь, тут думать не о чем. Мы столько лет налаживали тут ход, чтобы хоть как то прожить в этой зоне. Ты просто не знаешь, как тут было раньше. Били за все подряд, жили строго по режиму. А теперь есть возможность жить нормально и решать какие то вопросы, что в этом плохого?

На самом деле ничего плохого я не видел, но оставались какие то сомнения. А Кайман продолжал:

-Тебе сегодня передачу привезли, а в два часа пойдешь на короткое свидание - родители приехали. Они написали заявление на длительное, но свободных дат нет, на КДС всего 8 комнат, а в лагере около тысячи человек. Но мы подсуетили тебе на конец месяца, был у нас лимит на отряд; причем не как большинству сутки или двое - 3-е суток.

Упоминание о родителях и свидании окончательно растворило все мои сомнения. Я им поверил. После получения передачи уделил внимание - дал блок сигарет, пачку чая и немного еды. В тот же день меня пересилили на нижний ярус. Уборки и все остальное меня не касались, режима как такового не было. На свидании мы поговорили с родителями. Они сказали, что снова вернули старого адвоката, но все подробности расскажут при личной встрече. Отец сказал, что длительное свидание пока не дают - нет свободных дат. Я обрадовал его, назвал заветные числа. Но сказал, что точно сообщу ближе к ним.

Значит не обманул Кайман, реально помогают, реально могут решать вопросы.

Обо всем произошедшем я рассказал Лелику, но он не одобрил моих действий. Сказал, что "коз кормить" это плохо. Но опять же сказал о том, что это мое личное дело, и если я таким образом решаю свои вопросы, то это касается только меня. Ему рассуждать было проще, в его бараке завхозом был его земляк, Кащей. они были знакомы по свободе. Естественно, Кащей помогал ему и так.

А я жил и с огромным нетерпением ожидал длительного свидания. родителей я не видел уже 8 месяцев.