Исповедь содержанки

Часть 7

Я снова перевернула еще один лист своей жизни. Прошел месяц после расставания с Александром. Жизнь обратно вошла в свое русло. Я жалела не о том, что рассталась, а о потерянном времени. Все ближе тридцать, а наследников все нет. Я с головой ушла в работу. Встречи, подписание договоров и иные движения помогли немного притупить воспоминания о Саше. За работой я не заметила, что меня все чаще стало подташнивать. Я думала, что на это могли быть разные причины, но только не беременность. Я ошиблась. После посещения врача я выходила из здания клиники, точнее сказать не выходила, а летела. Причина этому полету была веская – я беременна. Теперь все будет по – другому. Мир наполнился для меня каким – то ярким светом. Мне захотелось всем рассказать об этом, но еще моя покойная бабушка говорила, что не надо всем рассказывать о беременности на первоначальном этапе. Люди разные бывают. Кто – то порадуется вместе с тобой, а кто – то и позавидует. Так я сделала, последовала совету мудрой бабушки. Меня только печалил тот факт, что я не могу поделиться этой радостной новостью с моей мамочкой – мамулей. На момент моей беременности ее уже не было на этом свете, но я в самый ближайший выходной села на поезд, на авто я стала меньше ездить, так как теперь мне необходимо было заботиться о нас двоих, о себе и о малыше, поэтому только безопасные виды транспорта. Я приехала в свой родной Минск. Как всегда, уютно, как всегда чисто. Сразу с первых минут повеяло ностальгией. Такси доставило меня в родительский дом. По пути я рассматривала новые здания и улицы. Минск превращался в более современный город, но до Москвы ему все еще было далеко. Я вошла в родительский дом и села. Как – то сразу навеяла воспоминаниями. Зашла на кухню и расплакалась. Правильно говорят, беременные женщины очень сентиментальные. А тут еще сама обстановка располагала к этому. Вот стол за которым мы все вместе обедали, вот мамина любимая посуда, самая дешевая, но такая милая для меня. Я перебирала эти ложки и вилки, а самой текли слезы градом. Отец и мать не дожили до этого дня, так рано ушли из жизни, что не смогут почувствовать себя бабушкой и дедушкой. Я вытерла слезы, привела себя немного в порядок и, не распаковывая чемодан, вызвала такси. Такси быстро домчало меня на кладбище. Я положила цветы на могилы самых родных мне людей и слезы обратно потоком полились из моих глаз. Так продолжалось минут двадцать. Я успокоилась. С фото смотрели на меня папа и мама. Я поговорила с ними и рассказала им радостную новость. Там на небесах пусть они порадуются за меня. Я час пробыла на кладбище и поехала домой. Дома, говорят и стены помогают. И действительно так. Квартира родителей была небольшая, всего две комнаты и маленькая кухня, но мне так стало тепло и уютно в ней. Я укуталась в любимый плед родителей, под которым они любили спать и заснула. Ночной переезд и переживания сделали свое дело. Я проспала до вечера. После пробуждения я сделала уборку, посмотрела наш старенький телевизор и обратно спать. Утро для меня наступило очень рано. Этот день я решила посвятить встречам с друзьями детства. Но лишь информация об этом человеке меня интересовала больше всех – об Ольге. Как она и, как сложилась ее судьба. Много лет назад наши с ней пути разошлись. Я знала, что у нее все хорошо. Дом, семья, любимый муж. Я была рада за нее, но именно в эти дни я так хотела, чтобы она была рядом и поделиться с ней новостью. Вероника, хоть и считалась моей подругой, не подходила для этого дела. Веронике было ничего не известно. Кода станет уже все видно, потом и расскажу все. В последние годы она сильно изменилась. Москва повлияла на нее. Стало больше надменности в словах и поступках в отношение людей, которые от нее были зависимы, но в тоже время заискивания и раболепства перед теми, от которых она была зависима. Она в полной мере была уже московской штучкой. Нет, жители Москвы, также, как и других городов, есть разные, но необходимо устоять перед соблазном очерстветь душой в этом городе с большими возможностями, особенно, если души как таковой и нет. Это и произошло с Вероникой. В наших отношениях вроде все было как всегда, но уже проскакивали нотки надменности и зависти и по отношению к мне. Поэтому я не могла целиком и полностью открыться ей. Я нашла старый мой письменный блокнот, где я записывала телефоны моих друзей детства и решила начать звонить. С первых звонков я поняла, что продолжать это делать не стоит. Каждый, кому мне удалось дозвониться, был занят или скорее всего делал вид, что занят. Я собралась и решила идти к родителям Ольги. Тогда в последний раз в Турции между нами возникла недосказанность. Она все еще для меня оставалась лучшей подругой, пусть далекой, но подругой. Мне необходимо было знать более подробно о ее судьбе. Так я оказалась около дверей квартиры Ольги. Позвонила в надежде, что дверь откроет кто – то из родственников Ольги. Дверь открыл мужчина средних лет и вопросительно посмотрел на меня. Он мне рассказал все. Ольга забрала всех родственников в Германию и бывает на родине не часто. Квартиру она сдает. Я попросила мужчину передать Ольге мои координаты. Позже мы нашли с ней друг друга обратно, я попросила у нее прощения за тот последний разговор, сказала, что была дура. Мы расплакались и вновь стали поддерживать отношения. Пообещали друг дружке не теряться больше. Ольга стала моим ангелом хранителем и добрым советчиком. У нее уже был опыт рождения детей. Все вопросы, которые касались моего интересного положения, я спрашивала у нее. Мы вместе с ней решали, какое имя дать будущему малышу. Мне хотелось мальчика. Мы вместе выбирали коляску. У меня в голове так укоренилась мысль, что будет мальчик, что на УЗИ я шла в полной уверенности в этом. УЗИ показало, что я ношу девочку. Я все равно была рада. Теперь мы с Ольгой выбирали имя девочке. Это были приятные хлопоты. Мой компьютер не выключался и скайп тоже. Все свободное время мы были с Ольгой на связи. С Вероникой, к тому времени у нас стали только деловые отношения. Как деловой партнер она меня полностью устраивала. Наша фирма стабильно работала и приносила нам хороший заработок. Это позволило мне накопить на собственное жилье в Москве. Правда, мечта о собственном доме, так и осталась мечтой, потому как мне хотелось, чтобы моя малышка, а это уже точно была девочка, родилась уже в собственном жилье. Я отодвинула мечту о собственном доме на завтра и решила решать проблему с жильем сегодня. Не хотелось родить девочку в арендуемой квартире. Я приступила к поискам недвижимости. Нашла подходящий вариант. Возле метро. Хороший район. Удобные пути в любые направления. На авто я практически не ездила. Но сумма за эту квартиру была заявлена выше, чем я рассчитывала. Я была немного опечалена. Я уже поняла, что квартира подходит именно для меня и моей малышки. Проблема была решена. Я продала машину и одолжила недостающую сумму. Ее я рассчитывала отдать, продав свою квартиру в Минске. Так я стала жить в собственной квартире. К рождению Леночки, мы так решили с Ольгой назвать малышку, все было готово. Леночка уже вовсю ворочалась в животике и показывала свой нрав. Для меня стал вопрос говорить о рождении дочери Саше или нет. Ольга настаивала на разговоре с ним. На работе я появлялась все реже и реже. Веронике это не нравилось. Но ООО на то и ООО, что уставом прописываются равные доли получения прибыли. Прибыль нашей фирмы от меня никто не забирал, а вот с иными моими функциональными обязанностями пришлось на время расстаться. Ребенок был дороже. Господь вознаградил меня, у меня появилась на свет девочка – Леночка. Я молила Господа о прощения за те мысли поступки, которые совершала в жизни и просила послать мне ребенка. Господь сжалился надо мной и послал мне Леночку. С ее рождением я уже не хотела возврата к старой жизни, где приходилось надевать маски и стараться поиметь выгоду. И, чем больше эта выгода будет, тем лучше. Выгоду хотелось иметь от всего: от клиентов фирмы, от мужчин, от женщин. Получалось так, что от всего общества. Выходило, что общество должно работать только на нас и нас содержать. Мы получали от этого общества все, а ничего взамен не отдавали. С рождением моего маленького чуда, во мне что – переменилось. Вероника, конечно же некоторое время была на меня обижена, что она не узнала о моем положении одна из первых. Но на обиженных, как говорят воду возят. Подулась и прошло. К тому же меня ее обида уже сильно не касалась. Я стала счастливой матерью.

Леночка родилась здоровенькой девочкой. Я сразу окунулась в заботу о ребенке. Она – это маленькое чудо, перевернула всю мою жизнь. Вся хлопоты только о ребенке. Я радовалась, что есть на свете родной мне человечек. Пусть еще маленький, пусть не понимает она еще маму, но это полностью моя родная малышка. Она не предаст и не обманет. Она не будет говорить в глаза одно, а за спиной другое. В тот момент я была очень счастлива и это счастье мне хотелось дарить другим людям и желать того же. Ольга стала крестной мамой Леночки. Она нашла время и прилетела из Германии на это радостное событие. Так мы с Ольгой еще и как бы породнились. Через некоторое время у меня возник снова вопрос: «стоит ли говорить Саше о Леночке?» Вопрос не из легких. Вероника говорила, что надо, пусть принимает финансовое участие в воспитание ребенка. Ольга заняла противоположную позицию. Денег мне действительно не хватало. Ребенок – это дорогое удовольствие, хотя я была девушка не бедная и мой достаток был существенно выше среднего по Москве, но для моего чуда мне хотелось всего самого лучшего. Лучшие памперсы, лучшее питание, лучшая одежда. Я думаю каждая мать хочет для своего чада все лучшее. К тому же я, как прогрессивная мама смотрела на многие годы вперед. Лена вырастет и ей надо будет дать хорошее образование, желательно не в России и не в Беларуси, а за границей образование стоит дорого. Моя часть доходов с работы фирмы поступала регулярно, но на мне был еще небольшой долг за квартиру и обеспечение Леночки. И постепенно я стала замечать, что этих доходов стала не хватать. А я привыкла во многом себе не отказывать. К тому же необходимо было нанять няню и заняться внешностью, чтобы привести ее в порядок и начинать приступать обратно к работе. Я решила последовать совету Вероники. Собралась с духом и договорилась о встрече с Александром. Честно признаться, лучше бы этого не делала. После этой встречи у меня возникло такое отвращение к мужчинам в целом, что оно очень долго не могло меня покинуть. Он рад был нашей встречи. Но эта радость быстро сменилась задумчивостью на его лице, как только он узнал о дочери. Поступил сразу вопрос: «Что ты от меня хочешь?» Я знаю много нехороших слов и крыла его словами, не стесняясь публики. Так он меня вывел из себя. Я еще думала, что он увидит фото Леночки и оттает, но он не оттаял. Напоследок я его послала далеко и надолго и решила воспитаю малышку сама. С этого дня я решила через несколько месяцев выйти на работу. Взяла себя в руки и занялась собой. Мне удалось нанять хорошую няню на те несколько часов пока я занималась фитнессом. Зал мне пришлось поменять на более простой, но в любом случае в форму мне надо было приходить. Мое тело после родов немного раздалось вширь. Бедра округлились, щечки пополнели. К тому времени мне Леночку не надо было кормить молоком, она уже вовсю бегала по квартире. Про разговор с Александром я практически забыла. Леночка навевала первоначально грустные воспоминания, но это быстро прошло. Мужчины, как личности для меня перестали существовать. Я решила пользоваться ими и только. Для меня, еще раз повторюсь, было дико, как можно отказываться от собственного ребенка. Да, ты не живешь с его матерью, да ты не хотел его, но разве не может екнуть сердце, когда увидишь фото такой красавицы. Для родителей все дети красивые, но Лена действительно была красивой малышкой. Губки бантиком, как у меня, волосики, как у папы, простите, как у биологического материла. Иными словами, я не могу его назвать. Леночка все взяла хорошее от нас. И это чудо он отвергнул. Пусть Господь ему будет судьей. Теперь вставал еще один вопрос, но он больше, так выразиться, уходил в будущее. Что сказать дочке, когда она спросит кто ее папа. Подрастет, потом решим эту проблему.

Читайте часть 8 на канале... zen.yandex.ru/id/5b06bfe33dceb78ebfd643ba