Каждую ночь моя девушка лунатила: – Кто он? – спрашивала она, сидя на кровати и указывая в угол комнаты

Я почувствовал знакомое движение на кровати, когда моя девушка поднялась и села. Иногда мне было интересно, как долго она может так сидеть, если я не предприму что-нибудь.

– Оля, всё хорошо, ложись, спи дальше, – сказал я.

Она не ответила, казалось, даже не слышала меня. Продолжала смотреть в тёмный угол комнаты.

– Кто он? – наконец спросила девушка, не меняя позы и даже не моргая.

Это было всегда одно и то же. Последние несколько ночей Оля просыпалась, садилась на кровати и долго смотрела в тёмный угол комнаты. С трудом мне удавалось уговорить её лечь спать. Утром я рассказывал ей о её лунатизме, но она не верила, просила перестать так шутить. Говорила, что никогда этим не страдала и что я всё придумал.

Как-то ночью опять всё повторилось, но на этот раз с Олей случилась истерика. Сначала она так же, как и всегда села на кровати и долго смотрела в тёмный угол комнаты, а потом, со страхом в голосе, произнесла:

– Он идёт!

– Кто идёт? Оль, там никого нет, – стал успокаивать я её.

Но девушка кричала, чтоб я не прикасался к ней, оставил в покое… Я отодвинулся на противоположную сторону кровати и молча следил за тем, как Оля, всхлипывая, начала понемногу успокаиваться. Вскоре она притихла и задышала ровно.

Утром девушка смотрела на меня с беспокойством:

– Вот ты всё время обвиняешь меня в лунатизме, а сам сегодня ночью ходил во сне.

– Что!? – не поверил я своим ушам.

– Да, – невозмутимо продолжала Оля, – встал среди ночи, забился в угол и долго молча смотрел на меня стеклянными глазами. Я звала тебя, но ты никак не реагировал. Потом, вдруг, ты направился ко мне и стал очень грубо хватать, пытался даже, как мне показалось, душить меня. Я закричал, стала просить тебя прекратить и ты, как ни в чём не бывало, улёгся обратно в постель и захрапел.

От шока я не мог вымолвить ни слова, а потом догадался, что Оля таким образом хочет «отомстить» мне за то, что я «подшучиваю» над ней и «обвиняю» в лунатизме. Я промолчал и весь день мы практически не разговаривали, обиженные друг на друга.

Следующим утром я обнаружил Олю задушенной. В мою историю, милиция, естественно, не поверила и срок мне впаяли по полной.