Один против всех

31.07.2018

Я родился в поселке Сямжа Вологодской области. В то время в поселке было две тысячи жителей. В школьные годы я увлекался космосом – шестидесятые с их космической лихорадкой добрались до нас в восьмидесятые. И, конечно, я мечтал быть космонавтом. Все мои одноклассники мечтали быть шоферами, или – если не повезет – то футболистами. За это я дразнил их «шоферами», а когда сильно злился, то «футболистами». Как вы думаете, как они меня дразнили?

Они меня никак не дразнили. Они меня сразу били. Иногда всем классом. Иногда всей школой. Иногда в мой день рождения. На всю жизнь запомнил один мой день рождения. Мне тогда исполнилось 14 лет. После уроков весь класс собрался, чтобы меня избить за школой. Светило солнце. Сверкал снег.

Я так и не стал космонавтом. Да, я переехал в Москву, написал десятки книг, сценариев и пьес, объехал полмира, создал свою школу. Но космонавтом, черт возьми, я так и не стал.
А мои одноклассники… кажется, многим из них удалось осуществить свою мечту. Почти все они стали шоферами.

Среди них был один. Заводила. Он был умнее остальных. И именно поэтому он ненавидел меня сильнее других. Видимо, он как-то чувствовал, что у меня будет в жизни то, чего никогда не будет у него. Сейчас он живет в Сямже и читает все мои посты в соцсетях. О чем он думает? Я не знаю. Завидует? Может быть. Жалеет о том, что не стал в свое время моим лучшим другом? Может быть.

Два года назад я приезжал домой к родителям. Я написал об этом в своих соцсетях. Вечером я вышел во двор и увидел его. Он шел по дороге рядом с моим домом. На руках у него был ребенок. Когда он поравнялся с моим домом, он увидел меня, а потом… отвернулся в сторону и показал ребенку на машину, стоявшую на другой стороне дороги. Я стоял и смотрел ему вслед.

Мне было чертовски грустно. На мгновение я почувствовал себя им – парнем, который осуществил свою детскую мечту стать таким, как все. Стать шофером. Я чувствовал его боль и тоску.

Самый привлекательный и самый страшный соблазн в мире – это соблазн стать таким, как все. Человек – животное общественное и он инстинктивно стремится стать таким же, как все остальные животные. Быть в стае. В строю. Не выделяться. Стать отличным от других – во все временя означало подвергнуть себя смертельному риску. Тем более, что в мировой истории были целые эпохи, когда серость становилась главной движущей силой.

А самый страшный страх – противопоставить себя остальным. Выделиться. Выйти из строя. Страшнее смерти. Недаром в древние времена изгнание было более страшной карой, чем смертная казнь.

Однако если ты такой как все – ты и получаешь то же самое, что получают все. Рабство. Нищету. Забвение.

Наверное, жизнь современного бюджетника или менеджара по продажам лучше, чем жизнь среднего раба в древнем Риме. Все-таки прогресс не стоит на месте. Но между ними есть много общего. И те и другие не имеют права принимать решения, влияющие на их жизнь. И те и другие не распоряжаются своим временем, своими действиями и своими мыслями. Они будут жить так, как им скажут и будут делать то, что им скажут. Неважно, насколько высоко они забрались по социальной лестнице. Можно управлять половиной мира – и все равно оставаться рабом.

В любое время, при любом строе была основная масса – и были герои. Греки считали, что герои – это дети богов, влюбленных в земных женщин и были правы. Герой отличается от остальных людей примерно всем. Он по-другому выглядит. Он по-другому думает. Он по-другому действует.

Нам всегда так хочется присоединиться к большинству. Выглядеть как большинство, думать как большинство, действовать как большинство.

Но большинство всегда в проигрыше.

Чем бы оно ни занималось, это проклятое большинство, оно всегда проигрывает.
Большинство писателей, актеров и художников получают в награду за свои труды безвестность. Это касается не только авторов четвертого-пятого ряда, а уже второго. Все знают Пушкина и Толстого, а спросите кого-нибудь, читали ли они Боборыкина или Апухтина?

Молодые предприниматели молятся на Джобса и Маска, а ведь они стоят на развалинах тысяч компаний, которые занимались тем же самым и проиграли. По статистике, больше 90 процентов новых бизнесов разоряются в течение года. Большинство оставшихся разоряется в следующие десять лет. И большинство оставшихся прозябают, перебиваясь с хлеба на воду. И лишь единицы преуспевают.

Вы скажете, есть области, в которых, кажется, нет вообще ничего, кроме успеха. Что ж, давайте посмотрим на них.

Политика. Мы знаем с десяток успешных политиков. А в России сегодня около 6 миллионов чиновников. Есть ли у них власть? У большинства из них власти хватает ровно на то, чтобы переложить какую-нибудь бумажку из одной папки в другую. Есть ли у них деньги? Средняя зарплата чиновника – около 40 тысяч рублей. Это в полтора раза меньше, чем средняя зарплата в Москве.

Инвестиции. Вот уже где большие деньжищи. Куда бы они не вкладывали деньги, по скольким бы корзинам ни раскладывали свой инвестиционный пакет, большинство инвесторов в долгосрочной перспективе теряют свои деньги. Не верите – вспомните историю МММ, когда полстраны стали инвесторами. И что в итоге стало с их деньгами? А между тем, я знаю людей, которые ПОДНЯЛИСЬ на акциях МММ, купили хорошие квартиры, построили работающие бизнесы.

Рок и поп-музыка. Пол Маккартни и Мик Джаггер стоят по миллиарду долларов. Но большинство молодых ребят, которые тягают струны в молодости, проживут до старости, ни заработав ни копейки на своей музыке и не получив признания ни у одного слушателя, за исключением их собственной мамы. Конечно, есть среди них и по-настоящему упорные ребята, которые сделают музыку делом своей жизни. И у большинства из них будет очень жалкая жизнь. Редкие концерты в клубах и сборных солянках, нищета, съемные квартиры на окраинах, алкоголь, болезни, ранняя смерть. Музыка на-а-а-ас связала.

Телевидение и кино. Вот уже где, казалось бы, все всегда в шоколаде. Обложки глянцевых журналов, миллионные гонорары, дома и квартиры, дорогие машины и наряды. Ага, щас. Большая часть людей, которые работают в кино и на ТВ, получают копейки за почти круглосуточную изматывающую, полную стрессов работу. Которую, к тому же, они могут потерять в любой момент, потому что у двери стоит толпа желающих попасть в волшебный мир кино и телевидения.

Продолжать, или хватит?

Любой рынок всегда играет против большинства. Любой.

Важное следствие: любая образовательная система учит большинство правилам большинства. Учит будущих проигравших проигрывать. Следовательно, вступая во взаимодействие с любой образовательной системой, нужно быть готовым к тому, чтобы изучить то, что дают, получить то, что получают все, а потом отказаться от этого и потребовать что-то другое.

Если вы хотите выиграть, научитесь играть против рынка. Если вы хотите получить не то, что есть у всех, научитесь делать не то, что делают все.

А для этого вам придется выступить против всех.

Одному.

Это всегда риск. Вы можете потерять все. А можете все получить. Но если вы не сделаете этого, вы гарантированно получите нищету и забвение. Если вам с этим ок – вперед, встаньте в строй. Вас там ждут и вам там будут рады.

Я понимаю, что то, что я пишу, читают немногие. А понимают еще меньше. И лишь несколько человек делают то, о чем я пишу, встраивают в свою жизнь. Вот для них я и пишу. Для титанов. Для тех, кто на любом рынке будет играть против рынка и выигрывать. Для тех, кто никогда не ходит строем. Для тех, кто никогда не делает так, как делают все. Для тех, кто никогда не ждет у моря погоды, а выступает в поход при любой погоде. Для тех, кто всегда сам решает, что и когда делать.

Ошибаются ли титаны? Да, ошибаются. Но каждая ошибка делает их умнее и опытнее. Проигрывают ли титаны? Да, проигрывают. Но каждый проигрыш делает их богаче. Падают ли они? Да, падают. Но всегда поднимаются и каждое падение делает их сильнее.
Сережа, я знаю, что ты это читаешь. Тебе тоже еще не поздно изменить свою жизнь. Ты еще можешь стать титаном.

Запомните: Любой рынок играет против среднего участника рынка. Чтобы преуспеть в любом деле, вам придется идти против течения.

Сделайте: какое-нибудь действие, которое принесет вам пользу и при этом заведомо вызовет НЕОДОБРЕНИЕ вашего окружения.

Например, поступите учиться в нашу мастерскую:

Ваш
Молчанов