НИКА ПИШЕТ
1602 subscribers

Иди к рассвету в тени своей грусти. Часть 2.

252 full reads
283 story viewsUnique page visitors
252 read the story to the endThat's 89% of the total page views
1 minute — average reading time
Иди к рассвету в тени своей грусти. Часть 2.

Продолжение. Начало здесь.

Основная беда заключалась в том, что розовые очки, надетые в юности на маму влюбленным папой, держались на ней слишком плотно, и долго не хотели покидать ее аристократический нос с легкой горбинкой, хотя время для этого давно пришло.

Когда же наконец-таки они упали, и до мамы начал доходить смысл, а, главное, масштаб происходящего, мамина психика не выдержала и свалилась в затяжную депрессию, а мама - в соответствующую ее состоянию клинику.

Женька при этом понимала, что происходит что-то нехорошее, но что именно, никак не могла постичь в силу чрезмерно тепличных условий воспитания, созданных, опять-таки, мамой.

Но вот мама оказалась в больнице, а Женька, впервые за 12 лет жизни расставшаяся с мамой, осталась в опустевшей квартире вдвоем с отцом. Сразу и остро встал вопрос питания. Папа готовить не привык, как, впрочем, не привык и нести ответственность ни за что и ни за кого, включая собственного ребенка, а Женька готовить попросту не умела и не понимала, почему теперь это должно стать зоной ее ответственности.

Буквально на второй вечер маминого отсутствия странно и неуместно повеселевший папа велел Женьке собираться, сказав, что они идут в гости. Женька удивилась, тем более, что ни в какие гости она идти не хотела, и вообще считала, что о гостях без мамы не может быть и речи. Но, поскольку девочкой она была послушной, молча переоделась и спустилась вместе с папой на два этажа вниз. Это тоже ее удивило, потому что никаких друзей у ее родителей на этом этаже не наблюдалось.

Дверь открыла молодая пухлая блондинка. Помимо нее, в квартире обнаружился еще мальчик лет шести, ее сын, а более никого.

В женькиной душе вовсю ворочался спрут нехорошего предчувствия. Она понимала, что происходящее неправильно, но чем именно неправильно, объяснить не могла.

Между тем блондинка пригласила всех ужинать. Сама она с женькиным папой села за большой стол в кухне, а Женьку вместе со своим малышом усадила за маленький столик в углу. Сказать, что Женька была поражена таким поступком, это не сказать ничего. Она давно уже сидела вместе с родителями на всех застольях. Малыш тоже явно чувствовал себя не в своей тарелке и прятал глаза. Наконец и до блондинки что-то дошло. Она посмотрела на Женьку, сделала, видимо, какие-то выводы, и объявила, что детям пора спать. Ее мальчишку тут же как ветром сдуло, а Женька, не притронувшаяся ни к какой еде, с облегчением пошла домой, хотя спать ей было совсем еще рано. То, что папа остался у блондинки, показалось ей очень странным. Однако Женька была настолько неиспорчена жизнью, что так до конца и не поняла, в чем же это она сейчас участвовала.

Понимание пришло чуть позже...

Продолжение здесь.