про то, как я учусь.

22.06.2018

– в красном углу готов ? в синем углу готов ? лец гет ту зе рамбл !! раунд намбер...эээ...

– севен. по-английски "семь" будет "севен".

мой скучающий тон не понравился тренеру и я еле успела увернуться от оплеухи. повезло.

– быть может, мы наконец оставим английский и перейдём к боксу, как считаете ? - издевательски протянула я. с противоположного угла ринга можно и не такое ляпнуть, в безопасности-то.

– нного ты пнимаешь в ангзийскм.

– я понимаю все, только не вашу речь. почему вы надели опять капу ?

– птому чт я крсивый.

на этом обмен колкостями закончился и последующие две минуты мы обменивались только ударами. я смогла одурачить и пробить по печени аж два раза, мне же прилетало в основном по уху. и вовсе не потому, что я такой ловкач. просто тренер прекрасно знает, что меня выводит из себя этот небрежный, ничуть не болючий, но в крайней степени унизительный удар. такими затрещинами угощают своих зарвавшихся сынков какие-нибудь до чёртиков авторитетные отцы-наркобароны. но я ничуть не зарвавшийся чел, а он не наркобарон и уж точно не мой отец.

именно поэтому этот удар унизительней вдвойне. мне прилетает ещё и ещё, а под конец он умудряется лениво, будто играючи оттолкнуть меня одной рукой. этим движением он будто говорит, что меня и бить-то не надо, зачем силы попусту тратить.

– отдохни.

тренер опирается на канаты, его лицо за металлической решёткой шлема покраснело и расплылось.

– что смешного ?

прошла целая вечность, прежде чем он снял шлем и капу.

– почему мне нельзя капу и шлем ?

он почти никогда не отвечает на мои вопросы. в первое время это выводило меня из себя. сейчас я понимаю, что он пытается заставить меня действовать и думать самостоятельно.

– делай уклоны и они тебе не понадобятся.

а что пробовать-то ? легко сказать "просто бей". вы не поверите, насколько стремительно может двигаться человек в 2 раза старше и тяжелее меня. ну ясен день, бывший чемпион, годы тренировок и опыта - но блин, должно же мне хоть когда-то выпасть ? я слежу за ногами и за руками, отрабатываю чертовы серии - бесполезно. защита дырявая, как бюджет Центробанка РФ.

а тренер невозмутим. не торопит меня, не ругает даже. количество насмешек существенно снизилось. меня бы насторожили такие перемены, если бы вместо них не появились другие фишки, направленные, впрочем, на ту же цель - вывести меня из себя.

он заставляет меня ждать. например, любой поздоровавшийся с нами человек (а в Дагестане не здороваться нельзя), обречён попасть в плен дружеских объятий и не выходить из них как минимум полчаса. ещё никто не рискнул, по крайней мере.

если же судьба была благосклонна к местным жителям и мимо нас так никто и не проходил, он мог взять телефон и позвонить куда-то, начать переписку или выбирать нужную радиоволну, комментируя и ругаясь на отсутствие вкуса.

лезгинка! кто #%* вообще слушает лезгинку ? как её вообще можно слушать, это обезьянничество, %%*##!

впрочем, музыкальный вкус моего тренера заслуживает отдельного поста и я не стану сейчас раскрывать всех карт; лишь скажу, что это худшее, что могло бы достигнуть ваших ушных раковин. это хуже слов "вы уволены", "недостаточно средств на счету" и "нам надо серьёзно поговорить". просто поверьте на слово.

так вот. сначала я не мешала тренеру договорить, дописать и сделать другие важные дела. меня коробило, да - но я ссылалась на иную ментальность и вежливо отходила в другой конец зала, где занималась другими видами самоистязаний. затем тренер снисходил до меня и остаток тренировки проходил в каком-то скомканном темпе.

не сразу, но спустя пару дней меня наконец осенило. "вот дура",- подумала я и что сделала ? правильно, начала маячить перед очень занятым тренером. я кашляла, сопела и прожигала взглядом, но не говорила ни слова, ибо проклятое чувство такта упрямо трезвонило в моей голове и услужливо рисовало картины, где тренер меня ругает за нетерпение и прогоняет на веки вечные.

спустя ещё пару дней я наплевала на свою тактичность и гаркнула что-то типа, милостивый государь, я весьма спешу и нам стоило бы продолжить наши экзерсисы. тренер удивленно посмотрел на меня, а потом расплылся в улыбке и наконец подошёл.

триумф, отразившийся на его лице, был достоен запечатления. я бы поместила это фото напротив портрета Джоконды в Лувре - никто бы потом не задавался вопросом, чему это там она так загадочно улыбается.

второй метод, не менее излюбленный - заставлять меня взаимодействовать с другими людьми. с этой целью он набрал пару каких-то проходимцев и они отчего-то стали присутствовать на каждой тренировке. среди них были и девушки.

все они натужно хохотали за тренерским столиком (это притом, что к столу запрещено подходить) , пили чай, пинали мячики (да, прямо в спортзале), вели неторопливые беседы, пилили селфи с предсказуемой подписью "треним ;)))" – в общем, делали все, только не тренировались.

в первый день у меня свело челюсть. потом от избытка непривычного шума свернулись ушные раковины. в принципе, я могла бы привыкнуть и не обращать на них внимания, как на тараканов в раздевалке - но нет. они (не тараканы) захотели поговорить со мной.

– привет! а ты давно занимаешься ?

я смотрела на размалеванную блондинку с распущенными волосами и чувствовала глухой неприятный отклик где-то внутри. вот какое ей дело ?

– я спрашивала у Джабрика (Джабрика ??? suc!) и он к тебе отправил)) говорит, ты сама с удовольствием расскажешь)))

мне показалось, что у меня на затылке вырос третий глаз. иначе как объяснить то, что я всплеск хохота за спиной я почувствовала ещё до его озвучки ?

той девице я ничего не сказала, смех тренера был вместо ответа. она обиделась и отошла, а я получила более или менее ясное представление о тактике тренера и уяснила одно: не реагировать. даже если в центр зала упала ядерная бомба, первое дело - не реагировать. это все его проделки.

стрёмно признавать, но меня снедает ревность. я всегда имела хороших, нет, ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ людей в качестве наставников - от первой учительницы и воспитателей в медресе до последнего имеющегося начальника и тренера на сегодняшний день. и каждый раз, когда все мои усилия, старания и восхищение к их профессионализму и уровню знаний перекрываются минимумом усилий со стороны каких-нибудь залётных чуваков, у меня будто что-то перекручивает внутри. я пожираю взглядом мнимого соперника и пытаюсь отогнать мысли о его превосходстве надо мной; я могу не спать всю последующую ночь, строя планы по сокрушению наглеца и прерываясь только на чертыхание самой себя: как ? как я могла допустить это ?

так бывает, когда ты зациклен с самого детства. моя мать рассказывала, как я, будучи в 9-10-летнем возрасте, не могла найти себе места, узнав, что из её троих дочерей я, самая старшая, сделала первые шаги лишь в 1,5 года и заговорила аж в 2. это существенно отставало от рекордных сроков развития младших сестёр и стало, пожалуй, отправной точкой в развитии...эээ, моих стремлений к идеалу ? даже и не знаю, как это назвать.

у хорошего наставника должен быть хороший ученик - почтительный, послушный, готовый на определенные вещи ради получения новых порций знаний. это было моё кредо и я неукоснительно соблюдала его со времен поступления в начальные классы. мой дед, который разъезжал по республикам бывшего СССР в поисках знаний и их распространении непосредственно, позаботился об этом в первую очередь. его называли "интеллигентом с руками рабочего" и кто-то вкладывал в эти слова насмешку, а кто-то – безграничное уважение. мне жаль, что я успела так мало сделать для него, пока он был жив. сопровождение везде и всюду, вечные вопросы-ответы, совместное чтение и обсуждение прочитанного - всего лишь капля в океане тех знаний, которыми обладал он: невероятно благородный, величественного вида человек с 40-летним стажем авиационного техника и безграничной верой во Всевышнего, во Имя которого он строил мечети, помогал с путевками в хадж и переводил исламские книги.

Инна Сергеевна Лобченко, моя первая учительница, стала первым непосредственным объектом моего восхищения. если за дедушкой я ухаживала в силу скорее родственных чувств, то помогать ей было уже моим чистосердечным выбором.

я дожидалась её после уроков и просила разрешения пойти с ней по одной дороге, испытывая восторг от каждого её слова и гордясь оказанной мне честью. сначала она не позволяла брать мне пакеты с тетрадями, потом что-то её переубедило. как я была счастлива, когда она вынимала мою тетрадь и зачитывая вслух мои каракули ! с её голосом любой, даже самый корявый текст приобрёл бы звучание и форму речей на церемониях по вручению Нобелевской премии.

я была такой, когда училась в средней школе, в университете, в исламском медресе, на курсах - везде, где царил культ знаний и где встречали по уму. Эмма Блитовна Бейтуганова, Сергей Викторович Зинченко, умм Раббани, Абдуррахим ад-Дагестани, Наталья Александровна Нестерова, Джабраил Гаджиахмедович Джабраилов, Тажудин Магомедович Мугутдинов; я могу перечислять их ещё и ещё, будучи глубоко убежденной - я есть частичка каждого из них; я есть продукт круговорота знаний в природе, моя личность - плод упорной работы моих учителей; мои отношения с ними не отдают фамильярностью, психотерапевтическим сеттингом или чем-то ещё - это самая весомая причина для устойчивости моей самооценки.

так было всегда, так будет и дальше, по милости Господа. мне нужно чувствовать отдачу, мне нужно ежедневно убеждаться, что я не погасла и все впереди - примерно так некоторые люди ежедневно проверяют, живы ли они вообще.

сейчас я недовольна собой, потому что знаю, что смогу больше и лучше. согласие на тренировки за пределами спортзала, на режим, ограничение питания и спрос за нарушения - лишь очередной этап испытаний. я по-прежнему прихожу сюда после ночной смены к 8 утра и ухожу к 10, а в выходные получается продублировать утреннюю тренировку ещё раз. от работы на лапах и мешках мы перешли к спаррингу непосредственно.

мне нравится. мне дико нравится. я не перечу, не спорю и выражаю своё несогласие лишь невербальным образом; я не представляю себя в дальнейшем без этих физических нагрузок, когда-то казавшихся мне адом. мне нравится абсолютно все и никакие побочки не смогли отвратить от этих самоистязаний. что там говорил Чак Паланик про саморазрушение ? "воскрешение возможно только после полного саморазрушения", так ведь ?

...я стою напротив тренера в стойке, настороженно смотря на него поверх своих сжатых кулаков. сейчас мне прилетит - я это чувствую, вижу в прищуре глаз, да, будет очень больно и внутри все сжимается; надо либо увернуться и отбежать, либо бросаться самой в атаку.

я выбираю второе - сегодня и всегда. иначе и быть не может.

more of such bullshit at:

vk: my_imbalance

telegram: my_imbalance

twitter: insalander

instagram: insalander