И только после второго выстрела наши танкисты сообразили - стреляет одно из орудий уничтоженной батареи противника

Из дневника офицера вермахта

Мы подходили всё ближе к Москве. С каждым боем, с каждой победой, с каждым новым захваченным русским городом.

Не сказал бы, что в сорок первом война нам давалась легко, но всё-таки мы двигались на восток, всё дальше и дальше. Со скрипом сжимали тугую пружину обороны советской армии, пружину народной ярости и ненависти к захватчикам.

Захватчики! Они называли нас именно так. Не понимая, что мы несём им свободу от сталинизма. Несём культуру Европы, которая им была совсем не нужна.

Наш пехотный полк шагал строем мимо разбитой в пух и прах батареи советских противотанковых пушек. Но тут, внезапно, раздался орудийный выстрел. Одна из машин в середине колонны взорвалась и вспыхнула. Десяток немецких солдат погибли на месте, ещё столько же раненых выбрались и упали на землю.

Сперва мы не понимали что происходит. Солдаты выпрыгивали из машин и искали укрытие. Казалось, что русские напали на нас появившись из-под земли.

И только после второго выстрела наши танкисты сообразили - стреляет одно из орудий уничтоженной батареи противника. Один из русских артиллеристов был только ранен, но не убит, как решили наши солдаты зачищавшие поле боя.

Этот русский мог спокойно уйти подальше и спрятаться где-нибудь в лесу, но вместо этого он решил ещё пострелять, заметив поблизости многочисленные мишени. Храбрость и мужество этого человека не подавалась здравом смыслу.

Он успел произвести четыре выстрела, посеять хаос в нашей колонне и убить много немецких солдат, прежде чем наши танки уничтожили его вместе с орудием. Несгибаемый русский воин и безумный смельчак - не восхищаться им просто нельзя!

В тот день я впервые задался вопросом: зачем мы воюем с теми, кого нельзя победить? Я множество раз спрашивал себя от этом позднее и всякий раз не находил ответа. Смелость русских солдат сравнима с безумием. Мы совершили большую ошибку напав на Советский Союз, и в конце концов мы за неё поплатились.