Лысая гора

- Молодой человек, у вас свободно? – донеслось до слуха Антона, наслаждавшегося холодным пивом в парковом баре. Он вздрогнул и обернулся. Обладательницей приятного голоса оказалась миловидная девушка лет двадцати с длинными распущенными волосами.
Настроение у Антона моментально улучшилось.
Пятничный вечер до этого момента был скучноват. Его друга, Васю, составить компанию попить пива, закатив истерику, не отпустила жена. Антон собирался допить своё пиво и уйти. Пока не появилась она.

- Разумеется, присаживайтесь, – с непонятной для себя надеждой предложил он. Вера в свое обаяние у него, разумеется, была, но девушка была настолько красивой, что он растерялся.
- Вас чем-нибудь угостить? – только и смог из себя выдавить Антон, когда пересекся взглядом с её огромными зеленоватыми глазами. Не выдержав их чарующего взгляда, он опустил взгляд на её коротенькое платье, облегающее волнительные формы.
Спокойствия ему это не добавило.
- Давайте, лучше я вас угощу? – засмеялась незнакомка и неожиданно добавила, - С вашей-то зарплатой инженера, накладно, наверное, угощать. Да и кредит за машину платить надо.
- Мы знакомы? – вконец потерялся молодой человек.
- Ну что вы. Это вы знакомы мне. И не обижайтесь на мои слова, я всё про вас знаю, Антон, - тут она слегка нагнулась к нему, показав соблазнительное декольте, и прошептала, – Даже о ваших приключениях в прошлое воскресенье…

- Вы из полиции? – вмиг покрылся холодным потом Антон, вспомнив недавнюю и единственную в жизни драку в ресторане, где он в общей потасовке треснул какого-то громилу стулом по голове и сбежал.
«Вдруг он умер», - мелькнула мысль.
- Нет! Но тоже представляю власть, так сказать, более высшую. Не правоохранительные органы, не беспокойтесь, - усмехнулась девушка, кокетливо поправив волосы, - И парень тот выжил, повалялся немного и встал.

- От…откуда вы знаете, что я про него подумал? Кто вы вообще? – необъяснимая тревога охватила Антона. Идея лёгкого флирта его уже не так радовала. Да и кого обрадует, когда читают его мысли.
- У вас на лице всё написано. Меня Елена зовут. Можно Элеонора, так меня зовут подруги, - она пододвинула свой стул вплотную к стулу Антона, коснувшись его бедром, - Я пришла за вами. Мы долго наблюдали. Вам интересно?
Молодой человек молча кивнул.
- Я думаю, ваша жизнь вряд ли вас устраивает. Жена ушла к богатому человеку, ребёнка видеть не разрешает. Зарплата маленькая. Неужели хотите так жить всю жизнь?
- Что вы предлагаете, Елена? Закон я нарушать не собираюсь.
Девушка заразительно засмеялась.
- Уголовный кодекс вам нарушать не придётся, впрочем, и административный тоже. Просто едемте со мной, машина за углом. И не задавайте лишних вопросов, уже осталось мало времени. Видите? Заведение уже закрывается.
- Как? Я ведь только пришел, – Антон был готов поклясться, что минуту назад в баре было не менее двух десятков человек. А сейчас было пусто даже за барной стойкой. В парковом баре, на открытой террасе, сидели только они. Даже ветер стих и не бродили прохожие.

- Идём, Антоша… - протянула ему руку девушка, выразительно взглянув, - Или я ухожу сама, выбирай.
«Почему бы и нет», - подумал и поспешно схватил предложенную ладонь. Она едва не обожгла его ледяным холодом, так ему показалось, но руки он не убрал. Они вместе встали из-за столика и направились к выходу. Недопитое пиво осталось одиноко стоять на деревянном столике, к которому так и не пришёл друг.

В надвигающихся сумерках их ждал глухо тонированный внедорожник.
- С водителем не говори, он нервничает за рулем, - прошептала Елена, ещё сильнее прижимаясь к Антону уже на заднем сиденье автомобиля. Теперь её тело, сквозь тонкую ткань одежды, обжигало его. Водитель включил медленную классическую музыку и протянул им назад бутылку с тёмной жидкостью.
Такого восхитительного алкоголя Антон не пил никогда в жизни. Тело вмиг стало лёгким, воздушным, при его-то почти девяноста килограммах, и весь мир обернулся приятно тёплым. Прижимающая к нему очаровательная девушка позволяла рисовать в воображении самые бурные фантазии продолжения вечера.
Он потерял счет времени.

На окраине города, одинокий прохожий, бредущий по пешеходному переходу, отшатнулся от едва не сбившей его раритетной чёрной «Волги»,  несущейся со скоростью гоночного автомобиля. На машине номеров не было, но едва не попавшему под колеса пожилому человеку запомнилось жёлтое оскаленное лицо водителя с тёмными дырами пустых глазниц под высоким цилиндром. Перекрестившись, человек заспешил дальше…

- Наконец-то мы выехали из города, Данталион, ты едешь слишком медленно, - недовольно проворчала Елена, отняв опустевшую бутылку у Антона. Водитель мгновенно протянул новую, откупоренную, - Ну хорошо, что у тебя хотя бы всего в изобилии. Быстрее, наш друг устал ехать.
Водитель молча кивнул и прибавил ходу. За стеклом с немыслимой скоростью проносились дома, леса и поля.
- Что-то не узнаю местность, – тревожно осведомился Антон, всматриваясь в запыленное стекло автомобиля, - Где это мы? Михайловка? Никитинск?
В ответ Елена лишь улыбнулась и подарила ему страстный поцелуй, заставив молодого человека замолчать.

- Мы прибыли… - проникающий густой бас водителя заставил Антона съёжиться на сиденье. Девушка ободряюще похлопала его по спине и жестом пригласила выйти из машины.

За машиной молодого человека ждал незнакомый пейзаж. Их автомобиль стоял на дороге у подножия величественного холма. Раскидистые деревья и мелкий кустарник произрастали хаотично и буйно, по всей округе, но возле холма резко обрывались. В свете почти полной луны тяжёлые кроны высоких деревьев тихо шелестели, видимо, под порывами ветра, хотя там, где стояла прибывшая троица, не было даже лёгкого дуновения.

- Там наверху холма какие-то люди, что они там дела…? – Антон вытаращил глаза, не договорив фразы. Его спутники невероятно изменились.
Водитель, которого Елена назвала Данталионом, оказался крепким молодым человеком в чёрном костюме и одетом поверх старомодном алом плаще. В правой руке он держал увесистую книгу, с поблёскивающим золотистым тиснением.
Но больше Антона поразила Елена. Девушка стояла рядом с ним, сбросив платье, под которым не было абсолютно ничего. Её зеленые глаза блестели и тянули к себе. Волосы, бывшие прежде светлыми, потемнели и стали немного короче, но это не сделало её менее привлекательной. Впечатление слегка испортили необычайно длинные и худые руки, заканчивающиеся четырьмя когтистыми пальцами каждая.

Молодой человек не нашёлся, что сказать, и попытался хоть мысленно прочесть хоть какую-то молитву, но не смог. Данталион криво улыбнулся, демонстрируя клыки величиной в палец, в том месте, где у нормального человека должны быть обычные резцы, и крепко ухватил за руку незадачливого инженера.
- Мы в Германии, дорогой, – взяла его за вторую руку Елена, - Сегодня наш праздник, и ты станешь его апогеем. Станешь бессмертным и сильным.
- Если не умрешь раньше, - заливисто и противно рассмеялся «водитель».
- Ну что вы, герцог, не пугайте нашего друга, он и так весь дрожит, – ведьма, а у Антона больше сомнений в этом не оставалось, прижала его руку к своей груди. Нельзя сказать, чтобы это сильно успокоило молодого человека, но колотить озноб его действительно перестал.

- Пора подниматься, милый, – зашептала девушка на ухо Антону, - И называй меня здесь Элеонорой.
Земля из-под ног Антона ушла в прямом и переносном смысле. Крепко схваченный за руки, он стал подниматься к вершине холма, перемещаясь в нескольких метрах от поверхности. Цепь костров становилась ближе и ярче, и ему показалось, что он попал в приятный и одновременно дурной сон, из разряда тех тянучих и тяжёлых сновидений, из которых трудно вырваться.
О том, что это был не сон, напоминали оба до боли сжатых запястья. Где-то внутренним чутьём он понимал, что нужно сопротивляться, вырываться, отказываться. Но ему было ужасно любопытно, хотя и страшно…

На вершине их ждали ещё полтора десятка обнажённых женщин, разумеется, не таких привлекательных, как Элеонора, но зрелище было захватывающим. Опустив Антона на землю, Данталион взмыл вверх, подняв сильный ветер, и исчез. Молодой человек потёр освободившиеся руки.

- Нравятся? – спросила Элеонора у Антона, указывая на обнимающихся и что-то бормочущих развязных дам, - До рассвета можешь выбрать любую.
- В чём подвох? И смогу ли уйти, когда захочу?
Вместо ответа он получил объятия сразу двух прильнувших к нему ведьм, с хохотом обхвативших его.

- Ты можешь остаться с нами или уйти сейчас туда, вниз. Данталион вернёт тебя в твою скучную, серую и никчемную жизнь. Машина внизу, – голос Элеоноры стал хриплым и грубым, и казалось, звучал отовсюду.

Под ногой Антона вдруг что-то громко треснуло и он взглянул вниз, на миг отвлекшись от своей похотливой компании. К его ужасу он раздавил ногой человеческий череп, слишком маленький для взрослого человека.
В плавающем свете костра он разглядел, что и вся поверхность – не что иное, как уже хорошо утоптанные раздробленные кости. Ящик с торчащими из него несколькими людским конечностями хорошего настроения не добавил.

- Отпустите!!! Я не хочу… - дернулся он, но ведьмы словно приклеились к нему. Крепкий взрослый мужчина, он не мог даже немного отстранить от себя двух хрупких на вид нагих девиц, до того крепко они в него вцепились.
- Мы слишком многих потеряли, чтоб терпеть твои капризы, Антон, - долетело до его слуха, - Ты поможешь восстановить наше число. У тебя нет выбора.
- Но ты же обещала! Помогите… - пытался крикнуть инженер, но вышло что- то вроде сдавленного писка. На шею ему навесили пылающий жаром небольшой амулет и, раздев, привязали к вкопанному у самого большого костра столбу.

Только теперь пелена спала с глаз Антона, и он увидел, кто его окружает. Некоторые девушки были прекрасны лицом, но имели то чудовищной величины конечности, то вообще зияли дырами в телах, сквозь которые были видны огоньки костров. Его чуть не вырвало, когда светлая ведьма с непомерно распухшим животом и синей кожей обхватила его ноги.

- Мы так ждали тебя, милый, -  очутившаяся рядом Елеонора отбросила пинком ноги чудовищно пахнувшее синее чудовище, - Нас станет больше, и ты поможешь нам в этом. И когда за нами вновь придут, мы сокрушим их…
- Кого?
- Тех, кто не даёт нам изменить всё! Тех кто…

Её перешедший на визг крик был прерван резким свистом и шипением. Голая ведьма развалилась пополам от мощного удара.
Яркие вспышки небольших взрывов усеяли всю верхушку холма. Глухие удары, лязг стали, хлюпанье разрезаемых железом тел и нечеловеческий вой гибнущих ведьм слились в единый оркестр.
В свете разгоревшихся костров Антон разглядел две высоких фигуры, мечущиеся между панически пытающимися удрать подобиями женщин. Одетые в развевающиеся темные плащи пожилые мужчины без жалости рубили всех, кого могли достать, перекрикиваясь между собой то ли на немецком языке, то ли на испанском.
Части ведьм удалось сбежать в темноту, некоторые швырялись в своих убийц огненными сгустками, от которых мужчины в плащах ловко уворачивались. Одна даже попыталась трансформироваться в нечто среднее между медведем и крупным волком, но не успела.

Всё действо заняло не более пары минут. Когда всё сопротивление было подавлено, неизвестные приблизились, переговариваясь между собой, к привязанному Антону. Всё, что разобрал молодой человек из их слов, так это их имена – Якоб и Генрих. Он уже с покорностью ждал своей участи. Пощады у этих мрачных особ просить было бессмысленно, в ловушку он завёл себя практически самостоятельно.
Однако мужчины немного посовещались и разрезали его веревки.
Осторожно, стараясь не наступить на разбросанные куски тел, Антон разыскал свою измазанную одежду. Пока он натягивал футболку, его спасители исчезли.

Только Антон начал задумываться о пути домой, как всё на холме пришло в движение. Вокруг него с бешеной скоростью начали носиться предметы и части мёртвых ведьм, создавая немыслимый круговорот. Вспышки в нём слепили и заставляли зажмуриваться.

************************

- Эй, вставай! Чего разлегся! – упитанный патрульный ткнул его в бок резиновой дубинкой. Антон очнулся на холодной деревянной лавке, неподалёку от того бара, где ждал друга, и стражи правопорядка явно признали в нём постоянного любителя спиртного. В измазанной одежде, с оцарапанным лицом и в одном ботинке Антон явно не выглядел интеллигентом.
- Пойдём-ка, прокатимся в отдел, - предложил второй патрульный.

- Нет, нет. У меня есть деньги, я такси вызову.
- Да ну его, Дань. Пусть едет. Мы уже норму сделали, - упитанному полицейскому явно было лень с ним возиться.

Антон трясущимися руками достал телефон и вызвал такси.
- Машина будет через пять минут, - сообщил приятный женский голос, - Ожидайте.
«Напился, наверное, вот и приснилось», - с облегчением подумал молодой человек, но, засовывая в нагрудный карман телефон, нащупал на груди что-то твёрдое и помрачнел.
Висящий на его шее рубин в прекрасно изготовленной серебряной  оправе начал потихоньку разогреваться, и Антон поспешно переложил его в карман.
«Продам, при первой же возможности», - решил он, бредя к подъехавшему такси. Встающее над городом солнце впервые приятно радовало его…

Автор: Дмитрий Чепиков. Взято с личной страницы

http://www.proza.ru/2014/11/16/1803