Нашествие (Рассказ)

Максим Петрович К*** очень просил не распространяться по поводу истории, приключившейся с ним в прошлом году. Или хотя бы не раскрывать его фамилию и настоящее имя. Чудовищно жаль, ведь история могла показаться особенно занимательной его многочисленным знакомым. Однако приходится идти навстречу своим персонажам.

*****

Итак, тридцатого августа прошлого года тот, кого я буду называть Максимом Петровичем, прохаживался по своей недавно отремонтированной, просторной квартире. Накануне он вернулся из экзотической страны, посещение которой доступно далеко не всякому любителю путешествий (название страны он также просил сохранить в тайне). До конца отпуска оставалась целая неделя, которую можно было посвятить всяким невинным удовольствиям и полезным делам. Максим Петрович упругой походкой приблизился к еще не распакованным чемоданам. Среди обычных вещей здесь находился маленький сверток.

От большинства отечественных туристов Максим Петрович отличался редкой любознательностью. Уже на второй день после прибытия, возвращаясь с пляжа, Максим Петрович свернул в сторону и прошел по заросшей дороге, в конце которой виднелись живописные развалины. Добравшись до цели, Максим Петрович подивился, что развалины не включены в программу экскурсий. Тут когда-то явно был то ли храм, то ли дворец. Наш герой необдуманно ткнул ботинком древнюю стену, и на ней появилась внушительная дыра. К счастью, свидетелей не оказалось. На всякий случай оглянувшись по сторонам, Максим Петрович присел на корточки и осторожно засунул руку в отверстие. Здесь, похоже, находился тайник. Турист извлек на свет божий металлический предмет, обросший пылью и сильно смахивавший на свисток.

В номере Максим Петрович отмыл и почистил свой трофей. Его поверхность была сплошь покрыта непонятными письменами. Возможно, находка имела какое-нибудь культурное значение для экзотической страны, а то и для мировой науки в целом. В общем, Максим Петрович поступил подобно несознательному туристу – завернул находку в пакет и положил на дно чемодана.

Таможенники, как показалось Максиму Петровичу, смотрели на него крайне подозрительно, однако все прошло без осложнений, и чемодан, таивший в себе наследие экзотической страны, благополучно пересек границу.

Это был, несомненно, свисток. Максим Петрович поднес его к губам и свистнул. Раздавшийся звук порадовал своей чистотой и мелодичностью. Свистнув еще разок и снова насладившись результатом, он устроил свою находку на полке среди сувениров, привезенных из предыдущих странствий. Направился на кухню приготовить что-нибудь вкусненькое из сохранившихся в холодильнике запасов.

Внезапно из комнаты послышался шум. Когда Максим Петрович вошел туда, то сразу заметил: стоявшая на полке замечательная ваза из горного хрусталя превратилась в кучку осколков. Максим Петрович пребывал в столь приподнятом настроении, что почти не расстроился. Аккуратно собрал осколки на газету и сложил в мусорное ведро. Ничего страшного ведь не произошло. Один сослуживец рассказывал, как у него дома точно так же "взорвалась" салатница. Секрет происшествия крылся в пузырьке воздуха, некогда угодившем в хрусталь.

Следующий день Максим Петрович провел в хлопотах. Тщательно прибрался в квартире и долго еще сгонял с мебели несуществующую пыль. Спустился в магазин, вернулся, нагруженный деликатесами и двумя бутылками дорогого вина. Не забыл и букет цветов, который расположил на видном месте. Потом Максим Петрович брился, мылся под обжигающим душем, наряжался, причесывался, – словом, вел себя, словно юнец перед первым свиданием.

Наконец он, старательно откашлявшись, набрал заветный номер.
Сегодня вечером в квартире ожидалась особая гостья. Встреча, на которую Максим Петрович возлагал массу надежд, была намечена уже давно. Холеная тридцатилетняя красавица, жена человека, который значил очень много, снизошла до Максима Петровича за несколько дней до его поездки. Их более чем близкое общение вселяло надежду на новые встречи. Звали ее Маргаритой. Максим Петрович, как и прочие приличные люди, давным-давно ознакомился с романом о Мастере и его подруге. Хотя не вполне одобрял содержание, но связь с женщиной, которая, как говорили, не только именем, но и внешностью напоминала булгаковскую героиню, ему льстила.

Маргарита появилась в восемь часов. Все шло по плану, и Максим Петрович предвкушал повторение приятного обеим сторонам события. После легкого ужина, во время которого звучала заранее подобранная музыка, началась танцевально-романтическая программа вечера. По ходу танца кавалер деликатно направлял даму в сторону спальни. Дама ничего не имела против подобного развития событий. Вот уже легкая блузка как бы сама собой соскользнула со своей хозяйки, вот хозяйка оказалась возле кровати и откинула покрывало…

Маргарита взвизгнула. На простыне извивались два морских конька, каждый величиной со здоровенного леща. Маргарита схватила блузку и, на ходу одеваясь, бросилась вон из квартиры. Оглушительно хлопнула входная дверь.

Максим Петрович был потрясен наглостью неведомых сил, вмешавшихся в его личную жизнь. Он прямо чувствовал, как дрожат его губы. Машинально забрел на кухню, зачем-то поставил чайник на плиту. Голубой газовый цветок неожиданно начал зеленеть, потом покраснел, потом увеличился в объеме, стал похож на игольчатую желтую хризантему, а потом вовсе исчез, испустив нежный звон. Максим Петрович поспешно завернул кран.

Вернулся в спальню, где еще витал запах Маргаритиных духов. Никаких морских коньков, конечно, не было. Только на простыне едва заметно отпечатались изогнутые силуэты. Постельное белье полетело в стиральную машину, а Максим Петрович провел ночь на диване.

Проснувшись очень рано, с опаской стал приглядываться к обстановке. К его радости, все было спокойно и тихо. Радость испарилась, когда в ванной он едва не столкнулся со средних размеров косматым чудищем, которое внимательно разглядывало себя в зеркале. Чудище положило обратно на полочку зубную пасту, поднялось в воздух и просочилось в вентиляцию... Максим Петрович ни секунды не сомневался в ясности своего рассудка, к тому же, Маргарита тоже видела нечто странное. Значит, в квартире точно происходила какая-то чертовщина.

Максим Петрович успел подвергнуться атеистическому воспитанию, поэтому к служителям культа относился сдержанно и даже подозрительно. Однако здравый смысл твердил: неплохо бы освятить дом. Замысел был приведен в исполнение и, расставшись с энной суммой, Максим Петрович получил уверение, что с дьявольским наваждением покончено.

Почти сутки протекли спокойно, хотя хозяин квартиры подозревал, что нечистая сила просто притаилась на время. И в самом деле, дальше все пошло как и прежде, то есть с разными выкрутасами. Началось с того, что Максим Петрович, легкомысленно купив на рынке килограмм вишни, имел удовольствие наблюдать, как спелые ягоды, будто мелкие пушечные ядра, летают по кухне. После пушечного сражения на светлых, недавно покрытых краской стенах остались пятна от вишневого сока.

Много еще изменений произошло в комфортабельном жилище Максима Петровича. Фикус покрылся неизвестными науке плодами, смутно напоминавшими ярко-красные бананы. На холодильнике появился экстравагантнейший орнамент, явно заимствованный у Миро (Максиму Петровичу недавно подарили альбом с репродукциями этого художника). Римская штора в гостиной приобрела такие своеобразные очертания, что и имя ей теперь трудно было подобрать. Что же говорить о таких мелочах как самовольно закипевшее прямо в пластиковом пакете молоко или утюг, который принялся носиться по дому на сумасшедшей скорости, то и дело попадаясь хозяину под ноги!..

Максим Петрович успевал прибежать с тряпкой, выключить, потушить – словом, трудился, не покладая рук.
В таких затейливых домашних хлопотах отпуск незаметно подошел к концу.

Закончилась насыщенная, полная приключений неделя, и нужно было возвращаться на работу. Он не боялся оставлять квартиру без присмотра, поскольку по некоторым признакам убедился, что вся чертовщина происходит лишь в его присутствии. Собираясь утром, он сунул в карман свисток.

Максим Петрович чувствовал необходимость поделиться с кем-нибудь своими наблюдениями. Этим кем-нибудь оказался преданный заместитель и верный друг. Максим Петрович знал про него ТАКОЕ, что сам мог рассказывать о себе все подряд, не опасаясь последующих разоблачений и сплетен. Викентий, выслушав откровения шефа и друга, мрачно резюмировал:

– Я бы на твоем месте избавился от этого сувенира.

Максим Петрович и сам был в состоянии догадаться, что все странности начались после того, как он поднес к губам свисток. Однако жалко было расставаться с находкой. К тому же, за неделю он уже привык к творящейся вокруг него, в общем-то, безвредной суете и острым ощущениям. Он обещал обдумать совет и проследовал в свой кабинет.

К сожалению, день был приемный, поэтому после обеда пришлось принять нескольких посетителей. Не то, чтобы Максим Петрович был законченным бюрократом или просто бездушный типо... Тем не менее, он был искренне убежден, что разнокалиберные просители вносят дисгармонию в плавное течение жизни и сами не знают, чего хотят. Под конец рабочего дня в кабинет, робко скрипнув дверью, нерешительно вошел последний посетитель. Он принялся тихо и запутанно излагать свое дело. Скучая, Максим Петрович смотрел поверх его головы на полку с разноцветными папками. Вдруг что-то изменилось, и Максим Петрович очнулся от полудремы. Максимом Петровичем овладел ужас. Это не простой посетитель, а кто-то, не имеющий отношения к нашему миру.

Вот он уже не сидит, а стоит перед Максимом Петровичем. На посетителе теперь не серенький пиджачок, а белесая хламида. Он откидывает свой капюшон. Боже, что за лицо у него! Что за горящие глаза и страшные ямы на щеках! Как стучат его зубы и как пугающе медленно тянутся вперед костлявые руки!..

Максим Петрович успел вылететь из кабинета и захлопнуть дверь. Промчался мимо изумленных сослуживцев, бросился вниз по лестнице. Мимо вахтерши, сквозь стеклянную анфиладу, на улицу, где светит яркое солнце, и не веет могильной сыростью!..

Он не решился сесть в машину, добежал до остановки, запрыгнул в автобус, доехал до вокзала, потом стремительно купил билет в кассе и успел попасть в отходившую электричку. Только оказавшись в полупустом вагоне, Максим Петрович смог перевести дух. Он уже знал, куда поедет и что должен сделать.

В полном одиночестве выйдя на дальней станции, Максим Петрович быстро зашагал по пыльной дороге. Через полчаса добрался до большого озера, на берегу которого еще в мае наслаждался шашлыками в компании приятелей. Сейчас вокруг не было ни души.

Он разбежался и изо всех сил метнул злополучный свисток в озеро.
На этом, собственно, все и закончилось.

*****

С тех самых пор посетители не нарадуются на обаятельного и душевного чиновника. Он буквально лезет из кожи вон, дабы помочь всем и каждому, излучая доброжелательность и чувство долга. В тех редких случаях, когда действительно ничего нельзя поделать, Максим Петрович так расстраивается, что сами же граждане начинают его утешать. Просто в каждом посетителе Максиму Петровичу по-прежнему мерещится существо в белесой хламиде, просьбы которого опасно игнорировать.

Вот так изделие давно минувшей цивилизации перепахало нашего перспективного современника. Если не считать этого отрадного обстоятельства, таинственная находка больше никак себя не проявила. Правда, нынешней весной на обычно гладкой поверхности озера, куда наведался Максим Петрович, стали возникать некие загадочные фонтаны.

Впрочем, это даже красиво.