"Как я смогу тебе сказать, чтобы твои дети не рвали ягоду, потому что придёт моя подруга, соберёт и наварит варенья?"

А вы знаете, почему родные люди становятся друг другу чужими и даже открыто враждуют между собой? Причин тому много. Вот как пример одна история из моей жизни про подругу и её племянницу.

С Люськой мы учились в одном классе. Жила она с матерью-пенсионеркой. В детстве тётя Валя перенесла полиомиелит, после которого у неё покорёжились ступни ног. Ходила она с трудом, двигалась мало, почему набрала достаточно большой вес и по достижению зрелого возраста стала совсем маломобильной.

Какая у тёти Вали была пенсия, я не знаю. Но знаю, как они выживали. Частенько на обед у них был "полевой супчик". Это такая жижица на овощном бульоне с пшеном. Иногда забелённая сметаной. Только Люська никогда не жаловалась.

Зато одевалась она лучше всех в классе. Таких нарядов, как у неё, не было ни у кого. А всё потому, что мать её была отличной рукодельницей. Обычное платьишко, перешитое из того, что отдавали знакомые, тётя Валя умело украшала вышивкой бисером или люрексом (выдёргивала золотые ниточки из бечёвок на конфетных коробках). И превращалось это платье в роскошное вечернее.

Вязала тётя Валя тоже отменно, чему научила и дочь. Они вместе на пару брали заказы у соседей и друзей соседей (слухами земля полнится, а наш городок был невелик), за что получали некоторое подспорье в свой бюджет.

Был ещё у Люськи старший брат. Он закончил институт и по распределению попал в Сибирь, где обзавёлся семьёй. Я сама брата этого не видела: он был старше нас на 10 лет, уехал ещё тогда, когда я не очень была близка с одноклассницей.

Когда дочке брата исполнилось 11 месяцев, молодая семья стала испытывать трудности. Сидеть с девочкой стало накладно, жена брата решила выйти на работу - в те года отпуска по уходу за детьми не оплачивались, только послеродовые больничные 56 дней. И решили молодые родители попросить помощи у бабушки и юной тётушки.

Короче, привезли из Сибири малышку Ташку и оставили у них. Люська была на седьмом небе от счастья! Она радостно возилась с племяшкой, всюду таскала её с собой. Ну, а как иначе-то? Тётя Валя со своими больными ногами до магазина дойти не могла. А ребёнку гулять необходимо.

А сколько нарядов нашила-навязала Люська любимой Натулечке! Та была у неё как куколка. Теперь тёте Вале приходилось работать с заказами не только днём, но и ночью. Ребёнок хоть и был мал, но кормить его нужно было питательными и полезными продуктами: домашним творожком, свежими фруктами, телятинкой. Полевым супчиком тут уж не обойтись.

Брат же со своей женой почему-то считали, что бабушке платить деньги на содержание собственного ребёнка - обидеть её. Вроде как пестовать внучат для стариков - удовольствие априори. А удовольствие иногда требует жертв.

Когда Таху привозили, думали, что это на месяц. От силы на два. Пока садик не откроют. Только вышло всё немного иначе. Открытие садика задерживали, внучка у тёти Вали жила и жила. Денег катастрофически не хватало.

Так пролетело полгода. Таха даже стала Люську мамой звать. Да и юная тётушка гордо называла племяшку "моя первая дочка". Но тут молодые родители всё-таки нашли время приехать за ребёнком. Правда, на следующее лето они снова "подбросили" дитя бабушке. И на следующее снова...

Когда Люська закончила школу, встал вопрос о поступлении её в институт. Таха как раз снова жила у бабулечки.

- Не обижайся, дочь... Но очно ты учиться, наверное, не сможешь - не потяну я твоё содержание, даже если ты будешь получать стипендию, - посетовала тётя Валя.

- Да, мам, я понимаю... Я работать пойду и буду поступать на заочное отделение. Так нам полегче будет, - нашла выход Люська.

И вот уже институт позади, у Люськи своя семья, свои детки. Выросла и Таха. В посёлке, рядом с их городком, находился дом второй бабушки Натальи - племяшки, которая выросла на руках у тётушки и которую та по малолетству называла одно время мамой. Бабушка умерла и завещала дом внучке.

Брат с семьёй так и жил в Сибири. Но ради оформления наследства Наталья с отцом приехали на малую родину. Остановились, само собой, у тёти Вали, где об ту пору проживала Люська с мужем и своими двумя дочками.

- Тётушка моя любимая! - бросилась с объятиями и поцелуями роскошная молодая женщина,в которой трудно было узнать смешную Наташку, делающую свои первые шажки и крепко цепляющуюся за руку Люськи-подростка.

Наблюдающие эту встречу соседи даже прослезились... Вот они, идеальные родственные отношения, над которыми и расстояние, и время не властны!

За вечерним чаепитием Наталья поделилась, что решила бабушкин дом сдавать постояльцам. И уже стала подыскивать кандидатов. Смущаясь, Люська предложила:

- А давай, мы поживём в твоём доме! Платить будем, сколько скажешь, договор найма оформим, чтобы всё честь по чести.

- Нет, тёть Люд, я родственникам ни за что сдавать дом не буду!

- Почему? - удивилась Люська.

- Да чтобы не ссориться. Финансовые отношения мешают родственным, - и, видя непонимающие глаза тётушки, пустилась в разъяснения. - Ну, вот у нас там во дворе растёт смородина, яблоки, малина. Как я смогу тебе сказать, чтобы твои дети не рвали ягоду, потому что придёт моя подруга, соберёт всё, наварит варенья и перешлёт мне?

- Так и скажешь, как сейчас. А я запрещу своим дочкам даже касаться чужого урожая.

- Ну, это вряд ли... А если всё-таки они станут рвать ягоды, и даже соседи мне об этом скажут, я что, должна буду ругаться с тобой? Нет уж, ссориться с любимой тётушкой из-за такой ерунды я не собираюсь!

И, довольная собой Наташка, чмокнув Люську в щёчку, побежала расклеивать объявления по городу...

А как вы считаете, права ли Наталья? Или она должна была поступиться своими принципами, а потом кусать локти? Ведь добрые дела должны делаться не по законам, а от души, а коль душа молчит... Поделитесь своим мнением!