Олигархи: между молотом и наковальней.

… Пьяный воздух свободы сыграл с профессором Плейшнером злую шутку…

Примерно так можно охарактеризовать положение довольно большого числа весьма состоятельных лиц имеющих российское гражданство. Сколотив состояние на воровских приватизационных схемах, они в сказочно короткие сроки — буквально за один-два года становились миллиардерами. Те, которые дураки, полагали, что так будет продолжаться всегда. Те, которые оказались поумнее, понимали, что всегда так не будет. И вдобавок, все они сами устроили в стране такую экономическую биосистему, где крупная акула капитализма, пожирает более мелкую, и где правила аквариума могут быть переписаны в любой момент.

Так или иначе, все они предпочитали хранить награбленное не в своей стране. Да и сами они, всё больше становились временщиками на территории кормления, теряя связи со страной, которая их породила, покупая за границей себе дома, отправляя туда учиться своих детей, и в конце концов, перебираясь туда сами.

Подобно Мальчишу-Плохишу, принятому в буржуинство, они думали, что их впустили в клуб богатых и счастливых, и теперь они хозяева жизни. Самодовольно посмеивались они над менее удачливым быдлом.

Западная же финансовая аристократия, усадив этих вчерашних мелких бухгалтеров, парторгов, и просто проходимцев за свой стол, только тихо посмеивалась над ними, одновременно рассказывая новоявленным хозяевам жизни, как тут всё честно устроено. И что здесь их ни за что, никогда не обманут — слово джентльмена же! Это вам не Россия, где вы честно заработали ваши миллиарды, это ж цивилизованные страны.

В общем, первая волна наших олигархов, органично вписалась в либеральный западный мир, полагая, что заняли место в триумфальной процессии побеждающего глобализма.

… И вдруг каникулы кончились…

То что тучи сгущаются, стало понятно в конце нулевых годов. Западный мир, отмахнувшись от предупреждения странного русского президента-выскочки, неожиданно получил увесистую плюху в Грузии.

Дальше события пошли по нарастающей, и вскоре западным демократиям пришлось задействовать свою давно заготовленную пятую колонну из давно купленных российских миллиардеров. Но и тут их ждал неприятный сюрприз. Олигархия, с такой любовью выращенная при скверной памяти Борисе Николаевиче, вдруг проявила полную свою политическую импотентность, и полную беспомощность перед Путиным.

За время своего правления, весь первый срок президента был посвящён, помимо политического сшивания страны, ещё и борьбе с рвущейся к власти олигархией, главным олицетворением которой стали Борис Березовский и Михаил Ходорковский. К 2003 году оба персонажа были вытеснены из политики, а к 2007 году был выращен новый, национально ориентированный слой крупного капитала, на который и начал опираться президент, а старая гвардия, хоть и не лишилась своих денег, но и ходить была вынуждена по одной половице, дабы не прилетело.

Этот момент был напрочь упущен западными кураторами. И теперь, нажав на все педали своего влияния, они вдруг выяснили, что меч, заложенный ими в русском схроне, оказался проржавевшим.

Господа олигархи, которым стало вдруг очень неуютно на западе, потому что им доходчиво объяснили, что они владеют своими состояниями, только до тех пор, пока они выполняют свою роль агентов влияния, заметались, и благополучный исход для них если просматривается, то не очень ясно. Они оказались между западным молотом и русской наковальней. Или их оставят без штанов на западе, или им придётся возвращать капитал в Россию, и признавать вассалитет перед русским государством, так же понимая, что здесь их ненавидят, и никто не расстроится, если их и тут раскулачат. И ведь могут раскулачить. Легко.

Так, Абрамовича перестали привечать в Англии, и он помыкавшись в поисках гражданства в Швейцарии, принял гражданство Страны Обетованной.

Дерипаске сделали предложение от которого очень трудно отказаться, касательно количества принадлежащих ему акций, и места в администрации принадлежащих ему кампаний.

Вексельбергу прищемили в Швейцарии хвост на два миллиарда, и он пока ещё думает, что ему предпринять.

Но почему-то я уверен, что мысли поднять майдан против Путина никого из них посещают.

Путин же наоборот, действует в своём стиле. Он пошире открывает дверь, и она чётким белым квадратом вырисовывается в сгущающемся мраке начинающегося кошмара.