#15.2

Приветствую тех, кто уже дошел до 14 части, а так же вновь прибывших. На моем канале выходят рассказы о моей прошлой жизни, разделенные на части. Их можно читать как отдельно - так и по порядку, но чтобы лучше понимать происходящее начните с самого начала. Первая часть.

Начало этой статьи - #15.1

В общем вышеперечисленную «ересь» все «взяли под козырек» и начали активно ломать прокурорское следствие, которое строилось профессионалами десятилетия. Процесс выделения Следственного Комитета из Прокуратуры, и фактического убийства качественного следствия я опишу в следующих сериях, но начало процесса – это лето 2006 (да, для всех читающих – это исключительно мое личное мнение, как следователя с 15-ти летним стажем, и выросшего в третьем поколении следователей прокуратуры, которые помнили и 1960-е годы, и все, что позже. К примеру, когда я уже году в 2015-2016 рассказывал деду, отцу или крестному какие-то новые очередные требования руководства к следователям – они слушали это как анекдот, их разум просто не может это всерьез воспринимать). Все мы жили в ожидании зарплат по 70-100 тысяч (да-да, именно такими фантазиями «кормили» из Москвы всех желающих выйти из рядов прокуратуры и вступить в Комитет), и даже первые тревожные сигналы в виде увеличения и ужесточения «палочной» системы воспринималось нами спокойно.

Не буду описывать свои уголовные дела в тот период времени – все мы тогда работали в 3-4 группах друг у друга в основном по террактам – это был терракт на рынке Владикавказа, терракт в Каспийске, взрывы здания Правительства Чечни и здания ГОВД Чечни в 2002 г.г.; взрывы Моздокского госпиталя в РСО-Алания и здания УФСБ в Чечне, Кисловодских поездов (осенью и зимой в 2003 г.г.; рейда на Ингушетию и терракт на стадионе в Чечне (гибель Ахмата Кадырова), трагедия Беслана и нападение на Нальчик в 2004 г.г….множество взорванных смертниками транспортных средств с гражданскими лицами, и просто самоподрывов с жертвами. Москва помогала по мере сил – самые «резонансные» дела забирали в управление по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры, правда, нам все равно приходилось работать уже по их отдельным поручениям.

Эти дела очень тяжелы, погибли сотни сотрудников правоохранительной системы и тысячи гражданских лиц, информацию об этих террактах легко найти в интернете, и мне не хотелось бы рассказывать какие-либо подробности. К тому же, многие уголовные дела до сих пор «горячи»…к примеру, нет ни одного судьи Ставрапольского краевого суда, не принявших в рассмотрение уголовное дело по захвату Будённовска в 1995 году – судьи уходили в отпуска, больничные, откладывали заседания – просто боялись рассматривать это дело, угрозы им шли ежедневно.

С Северным Кавказом не сложилась у меня служба, начиная от клановства и кумовства – я же был реально «ничейный», продолжая странным «чинопочитанием» - однажды весной 2007 года я отправил какой-то запрос от своего имени на имя Рамзана Кадырова, мне пришел ответ, увидев который меня «песочили» все начальники – Кадырову можно писать только за подписью генерала, а твоя «старлейская» бумажка – это неуважение. Хотя будучи лично знакомым и с Кадыровым и с Евкуровым, могу сказать, что это очень простые в общении следящие за собой мужчины, которые здороваясь с обычным следаком, жмут ему руку, говорят по результатам работы «спасибо», и при этом тебя не прессует 10 человек охраны. Было странно частое некое, хм…наверное, лицемерие – каждодневное утверждение, что «наши девушки и женщины моральны и чисты», при попытке познакомиться с девушкой буквальное «ты не наш, не для тебя эта чистая красавица», но при этом многие мужчины в Северо-Кавказских республиках знает телефонные номера, по которым приезжают менее морально чистые соотечественницы. Девушки на Кавказе также принципиально соблюдают правила приличия – одна из молоденьких врачих в Ингушетии осматривала меня в платке, не дотрагиваясь даже рукой, каково было мое удивление – когда я увидел ее в Москве через полтора года в ночном клубе в джинсах и топике с декольте, отжигающую с коктейлем. В месяц Рамадан на рынках можно купить в основном только вареную курицу, (по Корану днем нет еды и питья), и было странно наблюдать, как многие коллеги в обеденный перерыв себе ни в чем не отказывали, привозя из Владикавказа, к примеру, осетинские пироги. В общем, резюмирую – человеку из центральной России, не мусульманину, будет очень и очень сложно работать на Кавказе – это минное поле, на котором легко подорваться не зная десятков и сотен правил, обычаев, политических и семейных раскладов.

Меня же ждала Москва – один из постоянно наведывающихся к нам из Москвы криминалистов, с которым мы задружились, обещал договориться о месте «зама» в одном из районов Москвы. В Москве кроме того меня ждало выделение из Прокуратуры Следственного комитета и начальник- самодур, но это уже следующая история…

Не забудьте ставить лайки и подписываться на канал "Истории Следака", чтобы не пропустить очередную часть моей истории.