Ученик ведьмы/Глава 4-III

Аннотация и оглавление

<<< Предыдущая часть

III

Розалия бежала легко. Перескакивая через выползающие из земли скрюченные коренья и бросающиеся под ноги стволы поваленных деревьев. Петляя в густом, особенно поначалу, пока мы не удалились от заброшенного большака, подлеске. Уворачиваясь от внезапно вырастающих прямо на пути и так и норовящих зацепить хотя бы веточкой за одежду лесных великанов. Два отчетливо различимых даже в этом кромешном мраке белых хвостика без устали мелькали впереди, указывая мне дорогу.

На заклятие ночного взора я все же силы тратить не стал – глаза и так вскоре привыкли к темноте, а Розалия умело прокладывала маршрут, время от времени сверяясь с компасом. Заблудиться нам точно не грозило. Но вот умереть от одышки...

– Кто... вы... все-таки... такие... – не спросил, но прохрипел я, согнувшись пополам и сплевывая тягучую слюну, во время уже третьего вынужденного привала минут эдак сорок спустя. Нет, я в хорошей форме! Но все-таки я закончил магическую, а не спортивную академию. Меня никто не готовил к марш-броскам через ночной лес!

– А что... – дыша чуть чаще и глубже, чем обычно, ухмыльнулась мисс Бэнкс; все-таки и на ней эта гонка хоть как-то, но отразилась – она стояла, прислонившись спиною к широкому стволу старого ясеня, переводя дух, – сам еще не догадался?

– Неа. – Я выпрямился и с завистью посмотрел на Макса. Вот уж у кого не было никаких проблем. Как, впрочем, и души, сердца, свободы воли.

Розалия Бэнкс отцепила с пояса флягу и сделала небольшой глоток.

– Вольные стрелки, – она перебросила флягу мне. – Охотимся за плохими парнями, за головы которых властями назначена хорошая награда.

– Охотники за головами, значит, – удивленно покачал головою я, принюхиваясь к содержимому фляжки. – Первый раз вижу настоящих охотников, – опрокинул в рот порцию обжигающего горло виски и тут же, закашлявшись, уткнулся носом в рукав куртки. – Тем паче девушку, – просипел я уже через рукав. – Уфс! – Розалия фыркнула, возвращая себе фляжку. – Так, а вы здесь... – начал я.

– Не из-за этой банды оборотней, нет, – договорила она за меня. – Иначе б тебе не пришлось меня уговаривать.

– Но хотя бы имя-то у вас настоящее? – хмыкнул я.

– Разумеется. – Розалия оттолкнулась лопатками от ствола, повела плечами. – Одно из. За мной!

Скала, расколотая надвое пробивающимся прямо сквозь толщу базальта ручейком, встала на нашем пути внезапно. Я едва не налетел на остановившуюся как вкопанная, уткнувшись в компас, девушку.

– Сюда, – галька скрипнула у нее под ногами, – левее. Придется прижаться ближе к дороге.

– Ага, – только и нашелся что сказать я.

И снова бешеный бег через лес. Прыжки через заросшие крапивой балки и захватывающие дух игры в "не набей себе шишек о нижние, самые толстые ветви деревьев". И не сказал бы, что у меня были хорошие шансы на выигрыш.

– Твою ж мать... – мисс Бэнкс едва успела затормозить, ухватившись обеими руками за куст, растущий на самом краю исподтишка подкравшегося к нам глубокого, с обрывистыми склонами оврага.

Одну ногу она все-таки успела занести над пропастью и теперь смешно прыгала на другой, пытаясь сдать назад. Но тот же куст, за который она держалась, упорно толкал ее в спину, пытаясь спихнуть в плещущийся внизу плотный почти осязаемый мрак. Вломившись в заросли сразу же за ней, я сграбастал Розалию за капюшон куртки и, не особо церемонясь, дернул на себя. А в следующий миг нас обоих обхватили могучие лапищи Макса, и мои ноги оказались в воздухе.

– Спасибо, Макс, – облегченно выдохнула девушка, когда голем опустил нас обоих на землю на безопасном расстоянии от осыпающегося края оврага. – Спасибо, – кивнула она и мне.

– Ага, – вновь вернул я свою коронную фразочку.

Розалия отряхнула с куртки цепляющиеся за ремни и пряжки листья и снова шагнула вперед, к едва не поглотившей ее бездне. Заглянула вниз, затем вдруг подняла очки на лоб и закрутила регулирующие колесики окуляров. Зашипели диафрагмы, закрываясь и гася призрачные синие огоньки. Послышался резкий щелчок, и один из окуляров вновь начал раскрывать свое механическое веко, но в этот раз оттуда вырвался ослепительно-белый постепенно расширяющийся сноп света.

– Смотри, – мисс Бэнкс еще что-то подкрутила, уменьшая яркость луча, и повела им перед собою, выхватывая из темноты дно оврага.

Я встал рядом с нею, заглянул вниз. Выругался.

Это был наш дилижанс. Опрокинутый на бок, с напрочь снесенными, должно быть, в падении с обрыва козлами, перекосившейся передней осью и распахнутой настежь одной дверцей.

– Сбросили ненужный уже экипаж в укромное место, – в пол голоса, словно размышляя вслух, проговорила Розалия, поднимая взгляд и луч фонарика вверх и устремляя его на противоположный заросший бурьяном край оврага. – Значит, дорога и поворот к замку где-то совсем рядом. Интересно, – она вновь посветила вниз, повела лучом из стороны в сторону, – сколько их тут всего?

– Ох ты ж жабья кровь! – невольно вырвалось у меня.

Дилижанс лежал на уже частично заросших вьюнком и чертополохом обломках двух карет поменьше. Рядом, колесами кверху, валялся еще какой-то возок, почти полностью развалившаяся телега попроще, за ней – почтовая карета и снова какая-то телега. Из свежей осыпи торчал бок чего-то, что было трудно опознать, а дальше в темноте, как мне показалось, блеснули даже металлический бок автомобиля и радиаторная решетка.

– И это все они успели наворотить меньше, чем за год, – обманчиво безразличным тоном заметила Розалия, гася фонарик и вновь переключая очки на ночного видения. – Милые песики.

Я только молча скрипнул зубами в ответ.

Чтобы обогнуть превращенный в кладбище экипажей овраг, пришлось взять еще левее. А, оказавшись, на другой стороне, мы почти сразу наткнулись на свежую колею, оставленную, надо понимать, нашим дилижансом и еще через сотню ярдов выведшую нас на дорогу. Старый тракт в этом месте шел по самому краю жмущегося к подножию каменистой осыпи леса. Мы осмотрелись, и я первый вытянул вперед руку, указывая на странные каменные клыки, будто обломанные зубы торчащие над скалистым гребнем в полумиле дальше к югу.

– Башни, – пояснил я свою догадку, – разрушенные башни замка.

Розалия согласно кивнула, но, взяв меня за локоть, перевела руку правее, на возвышающийся над кронами деревьев чуть ближе к нам одинокий утес. Не исключено даже, что тот самый, расколотый у основания бьющим из него источником, в который мы совсем недавно уперлись лбом.

– Нам туда.

Я удивленно посмотрел на нее:

– Зачем?

– Я не собираюсь атаковать логово волколаков в лоб, – поморщилась охотница за головами. – Эта скала даже немного выше замка, с нее можно попробовать заглянуть во внутренний двор, оценить обстановку...

– Вы же сами говорили, что у нас мало времени, – нахмурился я.

– Это не значит, что надо пороть горячку, – отрезала мисс Бэнкс и, не слушая больше моих возражений, поспешила вперед.

Мимо меня, задев плечом, скользнул Макс. Совершенно беззвучно, не смотря на свои размеры. Мне не оставалось ничего другого, кроме как, недовольно ворча, броситься вдогонку.

Подъем на утес и в самом деле обнаружился в лесу за ближайшим поворотом – узкая тропка, убегающая вправо от покосившегося обломка древнего дорожного указателя. И, судя по доносящемуся откуда-то снизу журчанию и плеску воды, это действительно была остановившая нас прежде скала. А еще здесь нашлась пропахшая псиной лежка на небольшом скальном выступе, обращенном к раскинувшейся внизу долине – сваленные в кучу еловые лапы, какие-то тряпки и даже ветхий наполовину выпотрошенный матрас. Розалия, осторожно крадучись, обошла ее по кругу, будто принюхиваясь.

– Тут у них был наблюдательный пункт, – сообщила она, закончив осмотр.

Я скинул ружье с плеча, стиснув его в руках.

– А почему сейчас он пуст?

Та пожала плечами:

– Почем мне знать? Может, они и не держали здесь постоянного дозорного, а только время от времени. А может, после гибели половины Стаи сегодня ночью им уже не до таких мелочей. Иди сюда.

Она с поистине кошачьей ловкостью вскарабкалась на самую вершину утеса и, вытянув из тубуса на поясе сзади тоненькую подзорную трубу с щелчком раздвинула ее, поднесла к глазам и направила на уже отчетливо проступающие в отдалении контуры древней крепости. С тоскою посмотрев ей вслед, я уже собрался было обдирать ладони и колени, как вдруг подошедший сзади голем подхватил меня под мышки и словно кутенка швырнул вверх. Я едва успел уцепиться за край площадки, которую облюбовала себе охотница за головами. Не отрываясь от подзорной трубы, та поймала меня за запястье и рывком втянула к себе.

– Как я и думала, – проворчала она, не замечая даже того, как я судорожно вцепился в ее рукав. – Волчья сыть! На, держи, – протянула мне трубу. – Смотри!

Я плюхнулся на голый камень рядом с нею и послушно посмотрел в указанном направлении.

Ничего. Ничего особенного. Только серые в ночном сумраке мертвые нагромождения камней на месте того, что было когда-то величественным замком. С башнями, бастионами, обширным внутренним двором и величественным донжоном по центру, от которого ныне остался лишь угрожающе накренившийся огрызок. Над всем этим господствовала увенчанная зубчатой короной башня в восточном углу замка, единственная почти не пострадавшая от времени и неведомых врагов. И именно на площадке на ее вершине горел единственный на всю крепость огонек. Точнее, не огонек, а... Я подался всем телом вперед, впившись взглядом в кажущуюся крошечной с такого расстояния огненную арку.

– Портал! – выдохнул я.

Розалия прищелкнула пальцами:

– Бинго! Что для нас в этом хорошего? – Она задумчиво склонила светлую головку к плечу. – Если портал все еще активен, значит, заложники скорее всего находятся в крепости и, возможно, даже еще живы. С другой стороны, – поджав губы, наклонила голову к другому плечу, – это означает, что маг, сотрудничающий с оборотнями, или кто-то из его подручных сейчас тоже в замке. И вот в свете этого мне как-то вдруг расхотелось туда лезть, – со вздохом заключила она.

– Какого черта? – я ошарашенно воззрился на нее.

– Я еще не сошла с ума. – Охотница за головами отобрала у меня подзорную трубу. – Одно дело – стая вурдалаков, пусть и с вожаком, владеющим какой-никакой магией. Но совсем другое – нарваться, помимо них, еще и на одного-двух настоящих чародеев! – Она встряхнула своими хвостиками и заскользила вниз по скале прямо в объятия Макса. – Пора кончать с этим дурацким представлением, – глухо проворчала она.

– Вы... – Я прыгнул за нею, не особо разбираясь куда и как и, промахнувшись мимо пытавшегося поймать меня голема, больно ударился при приземлении коленом, зашипел сквозь зубы. – Вы что... что... что вы делаете? – я уставился на появившуюся у нее в руках короткую светящуюся палочку размером с сигару.

Розалия с хрустом надломила ее и швырнула себе под ноги. Отступила на пару шагов, села, опершись спиною о камень.

– Как что? – переспросила она, снимая с пояса уже знакомую флягу и откручивая крышку. – Вызываю кавалерию на помощь. Хочешь? Нет? Ну как знаешь.

– Эй! – Я с трудом поднялся на ноги и, прихрамывая, приблизился к часто-часто мерцающей мертвенно-белым светом палочке на земле. – Это же магический маяк! Он используется для указания точки открытия портала. Откуда он у вас? – Я обернулся на охотницу. – И кого вы хотите сюда призвать?

Позади меня полыхнуло белым.

– Надо полагать, меня, – раздался над самым ухом странно знакомый голос.

– Ёпт! – От неожиданности я качнулся вперед, ушибленное колено плеснуло болью, и я осел наземь рядом с довольно ухмыляющейся Розалией. Вцепившись обеими руками в ногу, тихонько взвыл и поднял взгляд на вышедшую из портала мисс Джойс.

Волшебница посмотрела на меня, затем на Розалию и поинтересовалась:

– Могу я узнать, почему так рано, Жози? Что вы двое делаете посреди ночи в лесу в горах? И, – ее взгляд вернулся ко мне, – что, в конце концов, у моего ученика с ногою?

>>> Следующая глава