«Полиглот»

По случаю предстоящего 1/8 финала с Испанией – нелишне вспомнить предыдущие встречи с испанскими командами.

(Случай на выезде или История о призрачности Знания)

Дело было 5 марта 2004 года. Группа болельщиков одного сравнительно известного и довольно популярного московского клуба возвращалась с острова Майорка после выездного матча против тамошнего клуба.

Настроение у суппортеров было не ахти. С одной стороны, конечно, в кои-то веки одержали победу за рубежами Родины. Единственный мяч, кстати, забил спортсмен А.Самедов, сейчас уже как-то подзабылось, что этот любитель поиграть в Лиге Чемпионов начинал свою блистательную карьеру в упомянутом спортобществе, и даже какое-то время пробыл в ранге кумира и «нашего будущего» - но это так (текст был написан еще до «Саша ты дома!» и наконец-то завовевания чемпионского звания – прим.авт.). Но с другой – это лишь подсластило пилюлю после домашних 0:3. Ну и известие о годичной дисквалификации Егора Титова, пришедшее буквально с колес – тоже не добавляло оптимизма при взгляде на грядущий сезон.

Хотя в целом, разумеется, выезд удался. Так, в одном отеле уже к 7.10 утра усилиями всего двух (!) болельщиков было выпито все шампанское, заготовленное администрацией столовой из расчета на весь странноприимный дом в целом. Причем выпито в рамках даже не завтрака, а «позднего ужина», так сказать. Или не шампанского, а молодого божоле… короче, того, что на Пиренеях принято хлестать по утрам. Какая разница, если все равно выпили.

В другом месте отдыха, после того, как болельщики не встретили понимания на ресепшене по какому-то пустяковому вопросу, а встретили одно лишь ленивое «маньяна» - так просто сбили четвертую звезду над входом! И уже вполне законно потребовали возврата части средств ввиду несоответствия реального класса звездности заявленному! Но все когда-то заканчивается – и пришла пора расставаться с солнечным островом.

В аэропорту стольного града Пальма было довольно пустынно – все-таки высокий сезон еще не вступил в свои права. Бетонные своды гостеприимного здания то там, то сям оглашались лозунгами и девизами, содержащими как восхваление популярного клуба и его верных болельщиков, так и призывами к болельщикам, игрокам и тренеров прочих коллективов физической культуры вступить с ними в отчасти противоестественные отношения. В общем, ничего необычного. Наконец, объявили посадку, и русские парни, нехотя распихав по карманам недопитое и недоеденное, поплелись в указанном им механическим голосом направлении.

Сюрприз ожидал их в самом конец длинного «рукава» - самолета за ним не было! Кто-то еще пытался заглянуть в щелку, кто-то вежливо постучал в робкой надежде на то, что ему откроют – тщетно. Ну, не возвращаться же обратно… и пассажиры в ожидании крылатой машины расположились прямо на месте. Некоторые сразу легли. После чего каждый занялся своим делом.

Будущий знаменитый писатель, например, принялся без особого успеха с помощью деталей интерьера оттирать от кроссовка собачье говно, в каковое говно каким-то чудесным вляпался уже после регистрации и сдачи багажа, но до паспортного контроля, и теперь а) не имел возможности переобуться б) имел перед собой непростую дилемму, выдвинутую соратниками по борьбе: или он летит на Родину босой, или не летит вовсе. Кто-то хором старательно затянул неизбежную в виду ситуации композицию «Пусть тебе приснится Пальма-де-Майорка», кто-то принялся употреблять продукцию, употребление которой согласно правилам беспошлинной торговли допускается лишь по прибытии в пункт назначения, и так далее.

Большинство закурило. Густые клубы дыма, с преобладанием, надо отметить, все-таки табачных ноток, заволокли режимную территорию. Пауза затягивалась.

Тут, разводя тучи руками в стиле певицы И.Аллегровой, в белое облако ворвалась служительница аэропорта. Элегантно прикрывая нос кружевным платочком, она принялась кричать со всей свойственной аборигенам экспрессией и эмоциональностью:

- No smoking! No fumar! Stop! Don’t smoke! No!

И для вящей убедительности продублировала свое сообщение еще на ряде языков планеты, оставшихся неопознанными. Правда, призыв этот по большому счету не был услышан.

Большинству адресатов он оказался по крайней степени безразличия. В глазах подданной Хуана Карлоса заблестели беспомощные слезы обиды. И тут из сумрака вышел сам Петр Николаевич Коробков, дополнительно представлять которого нет особой нужды.

Одет Петр был в высшей степени стильно, особенно на фоне остальных. В массовке кто-то уже был готов к возвращению в слякотную весеннюю Москву, у кого-то наоборот – под тренировочными штанами проступали так и не высохшие после купания в Средиземном море семейные трусы, а про русского писателя и говорить не приходится. А Петр…

На Петре было стильное пальто, как у Виктора Робертовича Цоя в кинокартине «Игла», даже еще стильнее, только не распахнутое настежь, а застегнутое наглухо. Ходили, правда, слухи, что это Петр просто непосредственно перед вылетом проигрался напрочь в одном из культурно-досуговых заведений столицы, и потому, дескать, под пальто ничего, кроме мужественной груди, вовсе и нет, но оставим эти сплетни на совести тех, кто их распускал. Узкие штаны с обшлагами по линии отреза и никогда не выходящие из моды ботинки «Топмэн» дополняли светлый образ. Вот, вот оно спасение, сейчас международный конфликт будет погашен в переносном и прямом смысле слова, и Петр делает шаг вперед, и совершает величественный жест рукой, и в черных глазах Кармен блестит надежда…

- Ну что, мать? Помог тебе твой английский?

Мальорка - Спартак 0:1 (Самедов, 44 мин.)

https://youtu.be/7v2bvhu1oUw