Горизонт завален_продолжение_1_Часть 2

продолжение

Итак,

в первой части нашего выступления рассказывалось о том, что приняв за рабочую гипотезу, что в малом провинциальном городе, равно как в большой провинциальной стране, есть достаточное количество людей, пригодное для формирования из них интересной и полезной для общества культурной среды, состоящей из всех необходимых ей компонентов и в том числе, кроме посредующих звеньев, из главных:

авторов, потребителей и каналов медиа их связывающих,

я принял участие в двух чем-то схожих организационных проектах

- один был на уровне провинциального города

- другой - на уровне провинциального государства.

Оба проекта,

слова «провалились» / «потерпели фиаско» –

тут не вполне подходят,

а как-то плавно умерли

или были спущены на тормозах,

в виду очевидной ошибочности обеих (а по сути одной ) гипотез.

*

Но ошибочность гипотез в тот момент не выглядела таковой. Вернее такого анализа просто не было в виду чрезвычайной насыщенности жизни событиями и всяческой новизной, что позволяло не думать про инфраструктурные вещи по принципу «и так сойдёт». Т.е. по факту, они продолжали считаться рабочими, а неуспехи проектов объяснились некими локальными, нефундаментальными причинами, что, в общем-то, значило, что как-нибудь мы попробуем ещё раз, по-другому.

*

*

А по хронологии

после Культурной карты С. Посада

и Новой культурой политики

я, как обычно пройдя очень долгий подготовительный период, довёл и запустил свой проект с котиками.

«Коты. Инструкции»

в виде 300+страничной книжки, открыток и всякого, как сейчас говорят, мерча (сумки, футболки).

А параллельно с этим, всё тот же Гельман

пригласил меня в свою арт-резиденцию в Черногории,

всё с этими же наработками по котикам

(я могу сделать скан переписки, если вы не поверите моим дальнейшим словам, но это за дополнительный вопрос и не даром:))

Они там, в Черногории, решили сделать котика символом города, где размещался арт-центр.

Город маленький, в полтора десятка тысяч жителей, но с колоссальным, для своих размеров и значимости турпотоком – называлась цифра в 1 млн. чел в год, но думаю это преувеличение.

Всё из-за красивой бухты и включенности в маршруты круизных лайнеров.

Город называется Котор, что значит «крепость» из итальянского языка и никакого отношения к черногорской мачке (кошке) не имеет.

В арт-резиденции было жутко много всего интересного и замечательного.

И всего лишь одна проблема: косноязычный Гельман не удосужился сформулировать мне задачу и вообще условия участия в проекте.

А его помощница Лена тоже пошла по пути «ошибки знающего» «чо его пробовать – сало оно и есть сало».

Ну и вместе со мною приехало в резиденцию в сиянии ультра-квази-либеральных знамён существо Файбисович, о котором не здесь - но т.к. с существа Файбисович можно было сдоить гораздо больше денег и значимости, по представлениям и меркам принимающей стороны, все силы были брошены туда.

А Перельман проваландался почти месяц, всё перепробовал со всеми переобщался, но так и не был поставлен в конкретную известность в чём же должна быть финализация проекта, более того, и знать о ней ничего не знал, об этой финализации.

Это повторяю, «ошибка знающего» - ни одна душа не удосужилась рассказать

систему и правила работы арт-резиденции. А я считал, что дело принимающей стороны – как использовать приглашённого автора. В приглашении мне было сказано, что пригодятся мои и литературные, и художественные наработки по котикам. Ничего более. Мне выделили хорошенькую мастерскую, закупили краски, кисточки, маркеры и т.п. И это всё.

Ещё представили двух дам - вместе изучать тему которских котиков, но это в разделе «сбор материала», к финализации не относится.

*

Когда срок пребывания стал подходить концу, новые товарищи художники и местные черногорские русские, кто сотрудничал с проектом Эмильфарба-Гельмана стали спрашивать меня, буду ли я делать выставку и т.д.

Я не знал и через помощницу Лену задал Гельману этот вопрос.

Гельман пришёл в неописуемую ярость, приехал к нам в гостиницу и закатил при всех неприличную истерику с визгами «я тебя насквозь вижу» и тому подобными смелыми заявлениями. Смысл его волнений был в том, что я видимо хитрый полуеврейский перельман, но его молдаванского еврея не перееврею и «кто тебе выставку обещал?».

Я попытался сказать, что вообще никакой конкретной задачи поставлено не было, но господину совсем сорвало крышу и он довольно долго брызгал на меня слюнями своей ярости за то, что я пытаюсь как-то спокойно понять, что происходит.

Ну ок.

ВИДИМО

человек не понимает, что пригласил меня в гости, и что я в некоторой степени нахожусь от него в зависимости, и в такой ситуации только самые последние ничтожества позволяют себе так обращаться с гостями, даже если гости реально сделали что-то не то.

В то время как я ничего плохого никому не сделал, а только ходил, спасал кошечек, выгуливал слегка потерянную в жизни дочку гельманских друзей и всем помогал.

Несколько позже я узнал, что у Гельмана в порядке вещей орать на художников и на людей, которые на самом деле или, по его мнению, находятся от него в зависимости.

Ну что ж такой вот человек, самоутверждается как умеет. Можно его за это конечно пожалеть, но я не буду.

За пару дней, в беседах с приближенными удалось выяснить, что хотели от меня всего-навсего

то,

чем я профессионально занимаюсь много лет, а именно концепцию развития туристического бренда города Котор.

Концепцию я написал и оформил для презентации дня за три.

Если бы эти замечательные люди как-то сразу соизволили мне сообщить, что им надо, я думаю, что провёл бы время несколько поинтереснее, чем ежедневные поездки в мастерскую и попытки разгадать, что же мне тут делать. Ну ладно.

Концепция всем понравилась и даже несколько проходные, как мне казалось, идеи были отмечены и похвалены.

Реализовывать её было некому, т.к. я будучи настойчивым в сарказме, вернувшись в РФ,

«дожал» Гельмана своими шуточками и был забанен по всем каналам.

//Тут в виде лирико-психологического отступления, следует написать, что личность я конечно не из самых приятных,

правда,

лишь тогда когда со мной начинают как-то неправильно или плохо обращаться.

Мой способ защиты/ухода от неприятных проявлений жизни – это злой юмор, он же сарказм, он же на современном сленге - троллинг. Обусловлено это разными причинами, в том числе и любовью к комплексным решениям – ведь просто злиться или просто шутить по поводу некрасивого поведения людей как-то плоско, на мой взгляд. Со стороны может показаться что моё поведение иррационально – ну зачем портить отношения со всякими потенциально полезным людьми типа того же Гельмана, издеваясь и вышучивая их?

Но это только видимость. На самом деле я, зайчики мои, замечательно знаю все свои пользы и выгоды. И если вдруг вы увидели, что я безлимитно компенсирую об вас нанесённые мне вами психологические травмы – это просто значит, что на вас уже стоит мой крест, т.е. я не считаю вас для себя хоть чем-то полезными.

А вы в свою очередь, возможно, не заметив этого, вели себя со мной так, что и приличия в одностороннем порядке я соблюдать не имею желания.

Всё просто. Мои слова вас обижают – значит, вы для меня токсичный шлак, до свидания. С другой стороны, если бы я был вам интересен и нужен, вы бы наверняка не вели себя со мной плохо или, по крайней мере, извинились, если вспыльчивость и так далее – это бывает, сам такой.

Так что:

Мы друг другу обоюдно не интересны.

А с приличными людьми я так никогда не делаю. Даже если они со мной поступили, на мой взгляд, неправильно. Вот и всё.//

*

Однако параллельно с рассказанным сюжетом пермские мастера деревянных дел, переехавшие в ЧГ с Гельманом за компанию, сделали по моим кошачьим рисункам деревянного котика. Потом ещё десять.

Я их раскрасил. Котики всем понравились. Было решено изготовить сотню и раздать раскрашивать народу (идея Гельмана – очень тупая, как показал результат)

В Москве тоже захотели котиков.

И у меня начала складываться идея «большого комплексного проекта»

продолжение

следует