Кризис тогда и сегодня - есть ли параллели?

14.07.2018

Недавно аналитики Bank of America проанализировали состояние мировой экономики и пришли к выводу, что сегодня возможно повторение кризиса двадцатилетней давности, которой привел к резкому падению экономик развивающихся стран, особенно в Юго-Восточной Азии, на 30-40%, а Индонезии, более чем на 81%. Нас он привел к дефолту и резкой девальвации рубля, с 6 рублей за доллар летом 1998 года, до 21 рубля в январе 1999. Многие задаются вопросом, возможно ли повторение кризиса (в предыдущем материале на эту тему, я объяснил, что кризис возможен, но развиваться будет по иному сценарию) в России? Для ответа на этот вопрос необходимо вспомнить, как проходил прошлый кризис.

Кризис 1997 – 1998 годов зародился в странах ЮВА, которые длительное время бурно росли, накапливая перекосы в экономике, долги и перегревая экономику. Первый удар пришелся на Таиланд, в мае валютные спекулянты произвели атаку на бат, в результате чего правительство произвело девальвацию, бат упал наполовину, а фондовый рынок на 60%. В течении лета кризис пошел, как эпидемия по Индонезии, Малайзии и Южной Корее, затронув Японию, Гонконг, Лаос, Филиппины, Китай, Индию, Сингапур, Тайвань и Вьетнам.Все эти экономики столкнулись с девальвацией валют (тайский бат обесценился на 100%, индонезийская рупия – на 230%), инфляцией, ростом долгов, банкротством корпораций. Эхо кризиса прокатилось по всей планете, результатом его стал дефолт 1998 года в России и дефолт 2001 года в Аргентине.

И так, что происходило у нас? К середине 1997 года рынки стали воистину глобальными, кризисные явления в ЮВА привели к тому, что фонды и глобальные спекулянты начали выводить свои средства с emerging markets, в том числе и с российского рынка. Тут нужно сделать короткое отступление, напомнить, что представляла из себя экономика России в 90-е годы. Эксперимент, поставленный российскими либералами под руководством «гарвардских мальчиков» привел к чудовищным результатам. Именно тогда экономика, по меткому выражению Обамы, была «разорвана в клочья». Но нас больше интересует не состояние самой экономики, а то, как ее состояние сказалось на государственных финансах. Они находились в плачевном состоянии. Налогов, собираемых фискальными органами, не хватало на покрытие государственных расходов, дыры затыкались внешними кредитами и заимствованиями на внутреннем рынке, через систему ГКО-ОФЗ. На самом деле, в гособлигации тоже в немалой степени инвестировали зарубежные фонды и спекулянты. К началу кризиса эту систему удалось сбалансировать, но баланс был неустойчивым, ВВП продолжал падать, следовательно, налогов собиралось все меньше и меньше, а расходы государство не могло снизить. Дыры затыкались займами, и тут грянуло! Деньги фондов и спекулятивные западные капиталы начали утекать со всех рискованных рынков, в том числе и с российского. МВФ, палочка-выручалочка ельцинского периода не мог дать нам необходимых средств – ему приходилось затыкать дыры на других, более важных для мировой системы рынках. Финансовые власти начали увеличивать выпуск ГКО для финансирования дефицита бюджета и обслуживания госдолга. Инфляцию к тому времени удалось обуздать, она составляла немыслимые для того десятилетия 10-11% (для примера в 1992 году - 2508,8%)! А доходность ГКО по некоторым выпускам вышла за сто процентов годовых! Это сравнимо с золотой жилой, все деньги из экономики ушли на рынок государственного долга, но ему все было мало, ведь чем выше стоимость обслуживания долга, тем быстрее он растет, самоподдерживаюаяся система. Помню себя в те времена, я смотрел на итоги аукционов по новым выпускам ГКО и видел, как правительство копает яму себе и всей стране. При этом Черномырдин, тогда председатель правительства, ничего не делал! Или не делали Чубаис с Дубининым? А кто сейчас точно скажет? В РФ сложилось три фактора, которые не могли сочетаться между собой: жесткий валютный курс, свободное движение капитала и независимая денежная политика. Собственно, эти несочетаемые явления и предрешили глубину нашего кризиса.

Не знаю кто и как донес до Ельцина, что «наступают последние дни», и он, отправив в отставку тяжеловеса, назначил на его место Кириенко. Мы уже тогда понимали, что назначили смертника – ничего сделать он не успеет, а всех собак повесят на него. Его дважды отказывалась утвердить Дума, но в конце концов сдалась. Каковы были госфинансы на момент его назначения. Годовой бюджет РФ – 20 млрд. долларов. Накопленный долг по зарплатам – 70 млрд. долларов. Внешний долг – 170 млрд. долларов. Нефть по 10 долларов за баррель. Средств федерального бюджета не хватало даже на исполнение текущих обязательств государства перед бюджетниками. Ресурсов для выплаты внешних долгов вовсе не оказалось. Первой идеей Кириенко для преодоления кризиса была девальвация рубля, рубль, по мнению экономистов был переоценен, вместо 6 рублей за доллар, равновесным был курс 9-11 рублей. С девальвацией его прокатили, слишком много было сил, которым она была не нужна. Тогда он предложил кардинальный секвестр, урезание бюджетных расходов, это ему тоже не дала сделать Дума, не предложив никаких альтернатив. В августе кризис настойчиво постучался в наши двери, метания Кириенко описывать не будем, итогом стало решение – отпустить рубль и объявить дефолт. Плохое решение, но я другого не вижу. Может потому, что я не телеэксперт.

Так протекал период обрушения экономики и финансов России в кризис в 1998 году. Сегодня у нас нет многих из фатальных для страны факторов, приведших ее на дно. У нас высокие ЗВР, на мировом фоне – очень высокие. У нас очень низкий дефицит бюджета. У нас есть скромный, но рост ВВП. Цены на нефть тоже довольно высоки. Кризис по мнению многих экспертов в ближайшие полгода – год - два неизбежен, но мы встречаем его в принципиально других условиях.

Михеев Сергей, Финам