Ощущение надвигающегося кризиса.

14.07.2018

Прошло уже двадцать лет после кризиса 1997-1998 годов, а аналитики Bank of America, вдруг вспомнили о нем и предостерегают, что он может повториться. У них есть основания для этого, на рынках наблюдается сочетание факторов, вчерне напоминающее ситуацию двадцатилетней давности. К ним относится бурный рост в США; сглаживание кривой доходности облигаций; отток капитала с рынков развивающихся стран. Эти факторы во многом схожи с ситуаций, наблюдавшейся тогда: укрепление доллара, за три года он подорожал на 25%, развивающиеся рынки также в тот момент были на спаде. Рынок облигаций снижался, достигнув минимума перед кризисом, средства активно уходили с развивающихся рынков на надежный американский, предлагавший меньшую доходность, но в сочетании доходность/риск более интересную.

Заметим: тот кризис стал огромным экономическим потрясением. ВВП стран ЮВА за год снизился на 35−40%, а Индонезии — обрушился на 83%. В России в результате дефолта рубль обесценился более чем в три раза: 17 августа 1998 года один доллар стоил 6 рублей, а 1 января 1999 года — 21 рубль. Я прекрасно помню, как в начале года, после деноминации показал своим коллегам по аналитическому отделу три монеты по два рубля и с удивлением произнес: Это – доллар! Тогда аналитиком я был посредственным (а может, и сейчас) и не предполагал, что уже осенью все очень круто изменится. Но тот кризис оказался для России в некотором роде судьбоносным, именно тогда мы смогли устранить множество дисбалансов, которые накопились в экономике и финансах за постсоветские годы.

В то же время, данные симптомы сегодня вызваны совсем другими причинами. Снижение стоимости валют развивающихся стран является относительным и происходит на фоне усиления доллара США. Но к 2020 году, как ожидается, рост экономик стран Азии составит 6%. Анализ несколько поверхностен, и, на мой взгляд вызван не действительным ожиданием кризиса, а стремлением экспертов привлечь внимание к себе и банку. Такой подход к продвижению своих услуг регулярно демонстрирует Saxo Bank, постоянно выдавая в конце года список маловероятных, но катастрофичных прогнозов. При чем, иногда они сбываются.

В данном случае прогноз базируется на поверхностном сравнении похожих симптомов, для того, чтобы серьезно говорить о кризисе нужно рассматривать более серьезные предпосылки к нему. И они, к сожалению, есть. Рассмотрим их.

Во-первых, это «хрупкость» высоких темпов американского роста. Экономика США сильно перегрета, после многолетней мягкой монетарной политики ФРС, подстегнутой фееричной налоговой реформой Трампа. Но фоне перегретой экономики произошел, перегрев фондового рынка, на пример, мультипликатор Shiller P/E (цена акций индекса, в данном случае, деленная на прибыль компаний) по индексу S&P 500 уже достиг 33 при среднем историческом значении 16. Так перегрет рынок был только в момент пика доткомов. Страшно подумать, что произойдет, когда импульс, приданный экономике налоговой реформой Трампа, сойдет на нет, а ФРС окончательно перейдет к жесткой кредитно-денежной политике. И последнего избежать нельзя – слишком долго подпитывать экономику и рынки дешевыми деньгами нельзя.

Второй аспект, который стоит принимать во внимание и который работает на вероятность разворачивания нового кризиса – банки и рынки долгов, облигаций. Центральные банки слишкрм долго держали низкие ставки (а иногда и отрицательные) и начинают процесс их повышения. Тут стоит отметить, что пассаж по поводу низких ставок к российскому ЦБ не относится. Ключевая ставка Банка России – 7.25% и снижать ее в ближайший год – полтора не будут. Тем не менее, рост ставок национальных центральных банков приведет к снижению маржи банков. Что очень тревожно, тем более, что в европейской банковской системе есть слабые, но важные для экономики и рынков, звенья. Это банковская система Италии и Deutsche Bank. Уже года два, как всякий разговор о вызовах, стоящих перед мировой банковской системой обрываются тяжелым вздохом, при упоминании этих двух элементов системы. Это беда. И лучше решить ее в конце концов, но страшно. Если падет хоть один из них кризис станет реальностью. Спасать их вечно невозможно, но не спасать страшно.

Торговые войны. Третья проблема мировой экономики. Пока они практически не влияют на рынки, но при закрытии балансов компаниями в текущем году, покажут вред, который нанесут компаниям. Самое неприятное, что избежать их Трамп не мог. По сути, он объявил торговую войну Германии и Китаю проведя свою налоговую реформу. Для благотворного воздействия на экономику США нужно было сделать так, чтобы сэкономленные средства корпорациями пошли на закупки внутри страны, а не на импорт. Иначе это было бы кратковременным оживлением экономики и запоротым бюджетом.

В общем, об этом можно рассуждать долго. Боюсь к теме кризиса мне придется возвращаться неоднократно, тем более, что я совсем не затронул тему последствий его для России. Но это уже в другой раз

Михеев Сергей, Финам