- Лейтенанта под трибунал отдать! – кричал полковник. – Он меня гонял сейчас, как мышонка!

Пара Яков шла на воздушную разведку. Переправы через Дон – их цель. Лейтенант Попов поглядывал вниз, по дорогам ползли немецкие колонны. Атаковать бы их! Но они разведчики, их дело узнать, что происходит в заданном районе и доставить сведения в штаб полка.

Вот и Дон. Переправы. Понтоны. По ним бесконечной чередой тянутся немецкие войска. Яки прошли над ними, не снижаясь. Разрывы зениток остаются в стороне.

- Сфотографировал! – докладывает ведомый Ушаков.

- Я тоже, - лейтенант выключает фотопулемёты. – Идём обратно.

Яки развернулись и только отошли от Дона, как на них откуда-то свалились шесть «мессершмиттов».

- Бой не принимать! – крикнул по рации Попов. – Уходим в облака!

Наши истребители скрылись в облаках. Через пять минут полёта Попов вынырнул оттуда. Огляделся. «Месершмиттов» нет. И Ушакова нет!

Лейтенант покружился, осматривая небо и землю. Никаких следов. Глянул на приборы, пора идти домой.

Вернулся на аэродром. Загнал Як на стоянку. Вылез. Посмотрел на небо, никого не видать. Вздохнул и пошёл на доклад.

- Пропал где-то Ушаков, - сказал лейтенант командиру полка. Тот посмотрел на часы.

- Да, время вышло, бензина у него не хватит, - вздохнул тот. – Может, сел где? А точно его не сбили?

- Нет, - мотнул головой Попов. – Я бы видел.

И только утром стало известно, что Ушаков приземлился в сотне километров южнее. Об этом сообщили по телефону из штаба дивизии. Заблудился.

- Вот что, Попов, - комполка вызвал его к себе. – Бери У-2 и лети за своим ведомым. Там сядешь в его Як. Возьми с собой техника, пусть проверит самолёт. Обратно Ушаков с техником пусть на У-2 летят. А ты контролируй, а то опять заблудится!

Через пару часов Попов был на том аэродроме.

Техник осмотрел самолёт Ушакова, доложил, что всё в порядке, можно двигаться в сторону дома.

Скорость Яка больше чем У-2 почти в три раза. Поэтому Попов сказал ведомому: Ты вылетай раньше, а я минут через 15 вас догоню.

Всё шло нормально. Попов проводил взглядом улетающий У-2, поболтал с лётчиками и наконец, сам сел в Як и взлетел.

Встал на заранее обговоренный с Ушаковым маршрут и двинулся на север, к родному аэродрому.

- Вот и они! – лейтенант заметил внизу медленно ползущий У-2. – А куда это он!?

Самолётик вдруг начал поворачивать направо, на восток.

- Опять заблудился?! – пробормотал Попов.

И он, резко снизившись, пронёсся совсем рядом с У-2, показывая, куда надо лететь.

Но тот упрямо поворачивал в сторону.

- Да что с ним? – удивился лейтенант. – Вовсе уж ориентиры потерял.

И не долго думая, Попов дал очередь рядом с У-2.

Тот ещё несколько раз пытался уйти в сторону, но лейтенант пресекал эти попытки пулемётным огнём, показывая верную дорогу.

Наконец, он довёл У-2 до аэродрома. Тот приземлился. Сам Попов сделал круг над аэродромом и тоже сел.

Его немедленно вызвали к командиру полка.

Там был незнакомый полковник-артиллерист. Он, увидев Попова, сразу закричал: Под трибунал отдать немедленно этого лейтенанта! Что за хулиганство в воздухе! Почему вы стреляли и не давали нам лететь куда нужно?!

- Я не стрелял в вас, - растерянно сказал Попов. - Я показывал путь нашему самолёту.

- Вы вынудили меня сесть на вашем аэродроме! – кричал полковник. – Товарищ майор! – он обернулся к командиру полка: - Приказываю вам отдать его под трибунал!

Он вышел с КП.

- А где Ушаков? – спросил комполка. – И зачем ты чужой самолёт к нам на аэродром пригнал?

Попов пожал плечами.

Всё выяснилось утром. Оказывается, на самолёте У-2, который пилотировал Ушаков, забарахлил мотор и он приземлился на одном из наших аэродромов. А оттуда, в это же время взлетел связной У-2 с начальников артиллерии армии. Вот Попов и перепутал.

А Ушакова комполка заставил сходить в баню.

- Какие-то грехи у тебя есть, - сказал майор. – Помойся как следует, а то что-то не везёт с с тобой.