Как немецкий бронепоезд попал в артиллерийскую засаду

Бронепоезд высочил из-за холмов внезапно. Выйдя на позицию, он резко остановился и сразу дал залп из всех своих двенадцати 105-миллиметровых орудий. Разрывы ударили в одно место – склад боеприпасов. Грохот и пламя! Огонь взметнулся до небес. Боезапас целого артидивизиона был уничтожен за несколько секунд.

Бронепоезд же, дав залп, сразу же дал задний ход и скрылся.

- Даю вам приказ уничтожить этот бронепоезд! – сказал командир дивизии командиру артиллерийского полка. – От него страдает и пехота, и танкисты и все части. Покоя нет!

Приказ приказом, но куда стрелять? Железнодорожная ветка, по которой ходил бронепоезд, не просматривалась с наших позиций. И где он мог появиться, никто не знал. Даже лётчики, вылетавшие на разведку, не смогли обнаружить противника.

- Сделаем так, - комполка вызвал к себе командиров огневых дивизионов. – Нам известны возможные точки его появления. Пристреляемся там по реперу. А когда покажется немец, ударим по нему.

Репер это способ пристрелки. Применяется, когда цель невидна или ожидается её появление. Потом огонь переносится.

Артиллеристы пристрелялись по двум точкам. В одном случае это был бугор, во втором два сломанных телеграфных столба.

Бронепоезд как чувствовал, что за ним началась охота. На следующий день он не появился. А на второй выскочил совсем на другом участке.

Но на третий день артиллеристы дождались.

- Идёт! – передали наблюдатели. Командир полка на своём НП приник к биноклю. И точно, из-за холмов показался бронепоезд. Красавец. Бронированный паровоз, и три орудийные площадки, на каждой по четыре 105-миллиметровых орудия.

Вот он выкатился на позицию и оказался примерно в пятистах метрах от репера, той точки, что уже пристреляна нашими артиллеристами.

- К бою! – передал командир полка. – Огонь!

Тактика бронепоезда была очень простой. Он давал один залп по заранее разведанной цели, а потом скрывался.

И в этот раз он ударил из всех своих двенадцати орудий. Но это был его последний залп.

Наши артиллеристы ударили веером. Восемь тяжёлых орудий, каждый снаряд которых весил около пятидесяти килограмм, ахнули разом.

Левая орудийная площадка бронепоезда опрокинулась, паровоз задымил, он был пробит насквозь. Вверх поднялись огромные столбы земли, огня и дыма.

- Беглым, огонь! – приказал командир полка.

Дивизион палил не переставая. Мощные снаряды рвались рядом с бронепоездом, рельсы были исковерканы, отойти он не мог. Вот слетела ещё одна орудийная площадка.

Командир полка увидел, как от разбитого и горящего немецкого бронепоезда в разные стороны разбегаются немецкие солдаты.

- Прекратить огонь! – передал он на батареи.

Добивали бронепоезд орудия калибром поменьше. Причём делали это с удовольствием. За месяц, что бронепоезд здесь орудовал, он причинил немало вреда.

Командиру полка позвонил командир дивизии.

- Всё видел сам, молодцы! – сказал комдив. – Представить всех к наградам. Наградные листы чтобы с утра были в штабе дивизии!