Вся правда о соседях

08.07.2018

В самом конце шумного и многообещающего двадцать второго столетия вопрос обитаемости иных миров и планет так и оставался открытым.

Ну не было никаких следов. И никаких признаков. Нигде, «куда ступала нога человека».

А всякого рода энлэо, энпэо и прочие призрачно-мистические явления были.

С завидной регулярностью появлялись то очевидцы, то контактеры, то еще какие неясные мысли и догадки, что Человек не одинок, подкрепляемые когда-никогда и «задокументированными доказательствами»…которые, впрочем, таковыми признавались тоже не бесспорно и не всеми. Воду мутили и эти…как их бишь…криптозоологи, вылезая то здесь, то там, со своими вновь открытыми чупакабрами и лох-нессями. Опять таки, во многом, голословно.

Ситуация была если не тупиковой, то уж во всяком случае, запутанной до невозможности. Что-то определенно было, а что именно - непонятно.

Главное – не было выработано единого мнения, как к этому набору явлений и проявлений относиться.

Скептики по прежнему позволяли себе оскорбительные жесты пальцем у виска, а энтузиасты все так же с пеной у рта гнули свою линию, мол, я видел, - и никаких гвоздей. Дурацкое, в общем-то, положение вещей.


Михалыч работал сказочником. Ну да, именно так…коллекционировал, систематизировал, корректировал и выдавал на гора сюжеты для детских книг…той единственной части всей мировой литературы, что пользовалась успехом устойчиво и никак не устаревала…не успевала за неуклонно сменявшимися поколениями читателей и потребителей. Благодатная почва.

Сказочничал он уже давно, лет сорок, был вполне себе признанным профессионалом, уважаемым членом писательского сообщества и по праву гордился своими тиражами…Возмущался конечно, когда называли его версификатором и ремесленником, но от этого особо не страдал, ибо дети таких слов не знали, а их родители на этом особо не зацикливались.

Главное, сюжеты были неисчерпаемы. Адаптируй и клади себе на бумагу.

И вот задумал Михалыч Главный Труд своей жизни. Решил таки внести и в науку свой вклад. Разложить все по полкам, чтобы получилась Энциклопедия Сказок и Легенд. Ну и началось.

Раздел первый. Сказочные персонажи, ведьмы, колдуны, волшебники, цари-горохи и спящие принцессы всех мастей…

Раздел второй. Сказочные существа, эльфы, гномы, великаны, домовые-лешие и прочие кикиморы...

Раздел третий. Сказочные животные, драконы, русалки, золотые антилопы, жар-птицы и рыбки всех пород…

Раздел четвертый. Сказочный инвентарь, ступа-помело, ковры-самолеты, сапоги-скороходы, волшебные палочки и иное магическое имущество…

Раздел пятый. Сказочные места, тридевятые-, тридесятые и другие заколдованные царства и местности.

Раздел шестой. ЧеловекоЛюбие или ЧеловекоЕдение всех указанных выше персонажей и антуражей…

Раздел седьмой. Магические формулы, заклятия, проклятия, способы плановой и экстренной связи с потусторонним миром…

Ну и так далее и тому подобное. Можно сказать, почти непосильная научная задача.

Но век то на дворе двадцать второй, техника человеку в помощь.

Пользуясь своим авторитетом и читательским билетом десятого дана, Михалыч надолго погрузился во Всемирную Библиотеку, впрочем, только напихивая в свой Систематизатор, имевшееся в наличии литературное наследие многих поколений предков.

Умаялся аж…две недели сканирования всего наличного материала перед решающим броском в научные глубины.

А потом махнул на природу, засел в крепкую оборону на даче и отдался процессу, неподвластному искусственному интеллекту…творчеству и осмыслению.

Так, так, так,- бурчал он себе под нос, чертя схемы соответствий и параллели названий, выводя устойчивые определения и формулировки, рисуя графики эффективности заклинаний и способов им противодействовать…

Угу, угу…- что означало, что выводимые результаты и величины приобретают законченный единообразный вид…

Ага, ага… - почти торжествующий способ выразить гениальность своих догадок и умопостроений…

Эге, эге…- разочарование в выбранной ложной стратегии.

Иные звуки и междометия, а также реплики - «Чаю, Нюша!» - обращенные к роботу-домработнице, в зачет можно не брать, к науке они почти не относились.

Работа Михалыча поглотила и унесла в неведомые волшебные дали. Лето сменилось осенью, потом незаметно подкралась зима, уже и Новый Год маячил не за горами, когда Михалыч впервые решил проверить свои изыскания на практике.

Ну и как не в Новый Год приступить к полевым испытаниям. Самое подходящее время…вполне себе сказочно-магическое.

Заказанное на стороне по строго выверенным чертежам волшебное зеркало (для отображения невидимых посетителей), магический плащ-невидимка (исключительно на случай агрессивного поведения вызываемых сущностей!), изготовленный из старого дождевика и заботливо выточенная собственноручно в Сочельную ночь из древесины тщательно отобранного болотного пня волшебная палочка лежали наготове.

Волшебный Шлем-Неуязвимец, ввиду тяжести и ограниченного обзора, и сапоги-скороходы, на случай непредвиденного бегства, были им отвергнуты, ибо не должен настоящий ученый бояться.

Конечно, стояла дилемма, чего именно он хочет получить…

Огнедышащий дракон размером со слона потоптал бы огород и запалил бы окружающий лес, колдовство как таковое, с целью извлечения материальных предметов представлялось неочевидным ввиду распространения 3D-, 4D- и 5D-принтеров, способных изготовить любой мыслимый предмет с заранее заданными свойствами.

Оставалось только вызвать вменяемого потустороннего персонажа, для дачи интервью и объяснений.

Угу, угу, угу…

Оставалось определиться с визави.

Великаны не подходили по размеру помещения, а на улице стояли трескучие морозы, не располагающие к долгой беседе.

Эльфа и гномы были мелковаты, могла бы возникнуть неловкая и конфузная ситуация, так как сам Михалыч был почти двухметрового роста, хоть и не богатырь.

Агрессивные богатыри были явно недостаточно умны для ведения научных бесед.

Русалкам нужна была вода, а бочки подходящего случаю размера, да и тем более бассейна, на даче не было.

Спящие царевны…ну да…что там со спящими разговаривать, не целоваться же с первой встречной.

Всякого рода говорящие ослы и ученые коты могли сойти за происки чревовещателей, а рыбы и тем паче…

Колдуны и ведьмы…контингент подходящий, но с точки зрения владения предметом…Михалыч был все-таки ученым и не хотел рисковать…уж больно репутация у них была подмочена…Ну как заколдуют в мебель…рассказывай потом.

А научное доказательство достигнутых успехов было необходимо как воздух, иначе и сам рискуешь превратиться в предмет насмешек в качестве впавшего в детство старика с палочкой и в плаще…

И решился он идти ва-банк.

Ну, вызывать Бога было, конечно, самонадеянно, на то он и Бог. Пусть хоть трижды его существование недоказано.

А вот его Антипод – Дьявол…тот самый, что кроется в типографской краске…вполне себе величина. И к людям неравнодушен, как говорят, является исправно, и умен, чего не отнять, того не отнять…да и диспуты научные вести вполне обучен. И предстать перед соискателем должен был во вполне приемлемой форме и размере, что, безусловно, удобно.

Смущало его всемогущество и вошедшие в легенды хитрость и склонность к вранью…ну да будем уповать на Бога, не допустит потравы, авось. Формула ненаучная, но веками проверенная.

В общем, разложил Михалыч свой инвентарь, начертил круг магический мелком на полу, огнетушитель приготовил, ибо кто его знает, Владыку Геенны Огненной и начал тихо-тихо заклинать и волшебствовать, основываясь на строго научных методах и рецептах.

Запашок серы не заставил себя ждать.

К нему подтянулись и прочие искажения пространства, типа теней, заходивших по углам кабинета и стуков, явно носящих барабашичий характер.

- Иххх-раглаз-туварн-грав-потарк-тудым-сюдым-кадабра!!!!!!!!!!!! – тихонько позвал Михалыч ожидаемого собеседника.

- И Вам, Михал Михалыч, здравствовать! – отозвался нахального вида средних лет типичный Демон из стоящего напротив кресла, - извините, что не в круге материализовался, не люблю я этой обязаловки.

Чего-то подобного Михалыч и ожидал.

Собеседник его был наряжен по последней моде века этак шестнадцатого, во всей красе Возрождения, так сказать. Камзольчик бархатный, черный как ночь, кружавчики белоснежные, берет с пером и длинная, вдоль обтягивающих длинные сухощавые ноги лосин, шпага в украшенных каменьями ножнах. Сапожки остроносые.

А в остальном вполне себе гражданин. То есть Демон, бородка клинышком, один глаз черный, второй косит, смуглый и наглый.

- Надо полагать…Вы…Дьявол?
- Не надо полагать, надо верить! Я – это Он,- улыбнулся Лжец и Отец Лжи, не моргнув и глазом.
- Это как же? Я рассчитывал на определенного собеседника.
- Ну, так расчет Ваш был верен. Я перед Вами. Но ненадолго, дела, знаете ли, дела…За полчаса управлюсь с Вами, думается мне.

Холодок проскочил по холке великого ученого и чародея.

- Управитесь со мной? Это как же-с…? – Зачем-то добавил он это несчастное «с» на царско-режимный манер.

- Да уж как-нибудь управлюсь. А вы достигли мастерства…вы первый лет этак за триста, кому удалось достучаться до моего секретаря и получить аудиенцию, да еще и в назначенном Вами месте. Считайте это за комплимент. Ну так к делу, чего же Вы изволите, милейший Михал Михалыч? – Дьявол вытянул ноги, и вальяжно развалившись в кресле, вперился своим черным немигающим глазом в нашего Мудреца.

Холодный ум ученого не дал ему пропасть и показаться невежливым, чтобы промолчать или, что было бы однозначно хуже, просить нелепых, но традиционных подношений от самого Дьявола в виде вечной жизни, несметных богатств или еще чего непотребного…не стоящих, разумеется, бессмертной Души Человеческой.

Он просил безусловного подтверждения его теории, практического закрепления им сделанных выводов, о правдивости и научной обоснованности его Главного Труда – Энциклопедии Сказок и Легенд. У кого…

У воплощения этих самых сказок и легенд. Главного, так сказать, сказочно-легендарного персонажа, Руководителя и Вдохновителя всего несметного паноптикума, заместителя Бога по земному воплощению чудес и магии в жизнь.

Посмеялся последний над его потугами, да и выдал ответ, незатейливый такой, дьявольски хитрый и двусмысленный…

- Главное – Верить. А уж во что…в торжество Вселенского Разума, в Бога, в Зеленых Человечков или в Домовых и прочих Призраков…Ваше дело…Ибо без Веры, не убедят вас ни пойманные йети, ни трофейные летающие тарелки воплощенные в металле, да и препарированные русалки тоже не убедят…Ибо там где нет Веры, нет места и Сказкам.

Сказал и растворился в воздухе. Хохотнув напоследок и оставив легкий запах серы. Хочешь, верь – а хочешь, нет.