Зачем было врать про тяжелый первый год?!

В народе считают, что первый год с ребенком - самый тяжелый. Кто, кто это сказал?! Да отрежут лгуну его безлимитный интернет! За мной, читатель, и я покажу тебе настоящий геморрой.

Такое впечатление, что нас специально дурят. Такая, знаете, морковка - светлое будущее: терпи, мамаша - помайся годок, а там ребеночек пойдет - легче будет. Щаз! Второй год - еще тяжелее.

Как только ребеночек пошел, он начинает бегать. Да, вот так. Сразу. Бегу туда - не знаю куда. А значит, надо постоянно ловить. Он в сознанке, но не готов слушаться - а значит, все запреты мимо ушей и всё как бы "назло". Удрать на проезжую часть, прыгать по грязи, жрать песок в песочнице, лазить по особо опасным горкам, а в свободное от приключений время - виснуть на матери.

Здесь могла быть картинка с туалетом, где заперлась эта самая мать, но мне лень ее разыскивать. Сами ее сто раз видели.

Спит этот человек все меньше и меньше. Будьте готовы к тому, что потом и кровью выстроенный режим дня на втором году материнства полетит на йух к пингвинам. Здравствуй, подъем в 5 утра и полтора дневных сна с непредсказуемым интервалом. Качаем скилл терпения - впереди третий год, дневной сон вообще уйдет в прошлое. Так было с мамой, которая черной ночью наклацывает эти черные буквы на белом экране.

На прогулке не спим уже сейчас. Парк из места отдыха и перезагрузки превратился в подобие тюремного дворика, где уныло бродят приговоренные к заточению в песочнице и прикованные к качелям мамы.

Одежды теперь нужно больше: валяемся на улице, приучаемся к горшку, понтуемся на развивашках. И обувь летит только так - не сносим, так нога вырастет.

Активно растут зубы. Жевательные. А значит, ребёнок не спит, плохо ест, становится беспокойным, сопли пузырями - докажи в бассейне, что ты по норме развивающийся чел, а не зараза ходячая.

И вот бегает этот чел по дому, все открывает, выкидывает, разбрасывает, разливает, пачкает - короче, разводит адов бардак. Делает аккурат то, что делать нельзя. Читать не желает, на развивающие игры ему наплевать (а папе плевать, что до трех еще рано). Куда приятней лезть в мусорный мешок, а еще круче - в отделение для ножей, когда добрый папа взял тебя на руки и позволяет открывать всё, что мама в панике закрывает. А потом у самого папы паника: чем заткнуть кровавый фонтан из рассеченного загребущего пальца?

Просится на ручки, чтобы тут же тебя отпихнуть и потянуться за какой-нибудь хренью. Нет, не это. И не то. Вон то? Нет, аааааа! И не это... и этого тоже не надаааааАААА!!!!

- Мультик?

Хватает пульт, включает телек... и орет дурниной. ВСЕ мультики - не те.

Рев и хныканье - ужас, который всегда с тобой. Ни одевания без сопротивления, ни подгуза без слез и тройного акселя. И не спрячешься - догонят и добавят. О, где ты, мирно сидящий в манеже 8-месячник...

Тебе в голову, в клавиатуру, в унитаз, в котовый лоток, на варочную панель - во все, что со стеклом, летит что-то тяжелое. Постоянно.

И при всём при этом человек абсолютно недоговороспособен. Не желает говорить и далеко не всё понимает. Запреты - мимо, уговоры - тем более. Шлепать - нельзя. Ведь любое насилие, любая фраза на повышенных тонах оседает в Бессознательном. Но насилие приходится применять. Вынос из песка, выговор за швырянье, выемка из качелей. Старик Фрейд запасся попкорном, подмигивает коллегам с облака, пожимает их загребущие ручки.

А папа, который видит сына пару часов по вечерам (и то не факт), философствует:

- Подвижная нервная система? Ну и что. Зато у него яркое восприятие мира!

И чем дальше, тем ярче. А потом третий год, кризис трех лет...

Короче: не ведитесь. С ребенком легче не будет. Никогда :)