Страшная месть, сделавшая сначала богачем, а затем - никем

Лунный свет ровной полосой ложился в щель между домов и падал ровно на дорожный переход. Через дорогу напротив меня стоял человек. Выглядел гражданин мрачно, лицо его находилось в тени, а на голову был накинут черный капюшон. Но, несмотря на все вышеперечисленное, он не внушил мне страха.

Я спокойно двинулся на другую сторону улицы. И в этот момент незнакомец, до этого стоявший чуть поодаль от дороги, сделал пару шагов так, чтобы оказаться на той части тротуара, на которую должен был встать я. Расположившись около фонаря, он вытащил руку из кармана, и наградил столб ударом ладони, примерно на уровне своего плеча. После того, я как еле вздрогнул от резкого хлопка, он начал переходить дорого мне навстречу.

Тогда холодный пот начал пробиваться по всему телу, но напряжение спало резко, да так, что я чуть не упал прямо посреди проезжей части. Мужчина, а это был именно мужчина, причем достаточно крепкого сложения, прошел мимо меня.

Уже наступив на тротуар, боковым зрением я заметил, что на том месте, по которому десять секунд назад приложился таинственный пешеход, колышется что-то желтоватое.

Листок бумаги со словами: «Я надеюсь, ты помнишь меня?»

Меня пронзил страх настолько сильный, что мне показалось, будто я ослабел от полученного огнестрельного ранения в живот.

- Кого? Что это за черт, – роилось в моей голове.

Я резко ускорился, перебирая ногами наугад, дошел, возможно, будет вернее сказать – добежал до дома.

После того, как запер дверь, и около десяти раз проверив, правда ли я это сделал, я начал судорожно размышлять над тем, что все это может значить, а главное, что мне может грозить?

Почти всю ночь я не спал. С утра решился пойти на работу, к счастью, по пути не произошло ничего необычного. Зато в офисе меня ждал неприятный сюрприз, который заставил меня понять, что та записка на фонарном столбе точно была адресована именно мне.

- Михаил Федорович, час назад заходил какой-то мужчина. Просил передать вам, - и моя секретарша протянула ко мне руку с белым конвертом в ней.

Я мигом зашел в кабинет, одним движением запер дверь и распечатал конверт. И вот я уже, сидя в своем кресле, читал небольшой текст, написанный мелким, но читаемым почерком.

«Вот мы и встретились снова, дорогой друг. Удивительно, до чего может довести нечестная торговля сигаретами в армии, правда? Еще 12 лет назад, продавать курево, подставляя других, а сейчас владеть крупным бизнесом. Отлично.

Не желаешь встретиться сегодня вечером? Ресторан под окнами твоего кабинета, в восемь вечера. У меня есть, что тебе рассказать».

Это произошло в армии. Я подбил своего товарища начать торговлю сигаретами, я занимался логистикой, грубо говоря, был мозгом «предприятия», а он, в свою очередь, носил пачки и забирал деньги. В нашей части сигареты были огромным дефицитом, поэтому денег у нас было много.

Но я всегда стремился получать ее больше. И мне в голову пришла такая идея: сказать, моему другу, что закупочная цена за десяток пачек выросла, и придется тратить больше денег. Средства для покупки сигарет мы собирали пополам, а так как никакие цены не менялись, лишние деньги я оставлял себе.

И все бы прошло спокойно, если бы мой компаньон случайно не встретился с парнем, которым привозил нам коробки с пачками. Естественно, он узнал, что я практически ворую его деньги. Ссора, драка. Оставшиеся месяцы службы мы друг с другом не контактировал. После демобилизации я начал карьеру, но абсолютно честно, без обмана. Все-таки, чему-то смог научиться.

И тут опять он. До вечера я прокручивал в голове эту историю, ища то, что мог упустить. Но нет, ничего. Видимо, это я узнаю только от него.

Ресторан под моими окнами был шикарным и дорогим местом. Зайдя туда, я сразу заметил его – Егора.

- Здравствуй, Миша. Давно не виделись, правда ведь? Как поживаешь, - сказал он, когда я подошел к столику. В ответ на эти слова я промолчал, внимательно рассматривая лицо бывшего сослуживца.

- Я же позвал тебя сюда для того, чтобы поговорить, и раз уж ты пришел, может, скажешь что-нибудь?

- Зачем я тебе нужен? Эта старая армейская история давно прошла, мы – другие люди. Тогда я поступил неправильно, признаю. Но зачем ты явился, я не понимаю.

- Неправильно? Ты поступил подло, Михаил. Жаль, эти навыки не пригодились тебе потом.

- Свой бизнес я сделал абсолютно честно, если ты мне не веришь, плевать. Что тебе нужно?

- Прости, кто ты сказал сделал бизнес? Ты? Ты правда веришь в то, что этот успех твоих рук дело?

Я недоуменно смотрел в его глаза, в которых появлялась смесь ненависти и удовлетворения, и ждал продолжения.

- Я терпеть не могу людей, которые наживаются на других. Ты об этом догадывался, я полагаю. Но напомни, как конкретно ты получил деньги и идею для «своего» бизнеса? Неужели забыл? Один из клиентов, той жалкой юридической конторки, в которой ты был мелким служакой, неожиданно разглядел в тебе талант. А затем щедро наградил средствами и предложением организовать свое предприятие, верно?

К моему ужасу, он не ошибся ни в чем.

- Конечно, верно. Еще бы я ошибался, когда это было мое предложение и мои средства. Все, что у тебя есть. Работа, деньги, квартира, дом, машина – все я. Считай, что ты иждивенец. Проблемы, от которых спасался твой, а точнее сказать, мой бизнес, решал не ты, а я. Как можно было не замечать этого столько лет?

Мне пришлось нелегко потрудиться, чтобы организовать все это, - продолжал он после недолгой паузы, - Пришлось даже уезжать за границу. Именно там я и построил ту компанию, что ныне обеспечивает твою. Слишком много труда потрачено на такое жалкое существо, как ты, удивлен? И кем бы ты стал без меня? Сгнил в той конторке или опять начал обманывать людей? Ты сказал, что сделал бизнес абсолютно честно. Да, но только потому, что тебе попросту не нужно было никого обманывать, все делали за тебя.

Но хватит об этом. Сейчас меня интересует, какое решение ты принимаешь здесь и сейчас? Что дальше, Миша?

Громом пораженный я пытался осознать то, что только что услышал. Предо мной лежали документы, подтверждающие слова моего «благодетеля». Выходит, что я не способен добиться чего-либо сам, честно?

Нет, чушь. Я встал из-за стола, достал из кармана ключи от своего кабинета и кинул их на стол перед, лежащими на нем руками Егора. Уходя, я услышал, как мне в спину кинули ехидное – «удачи».

Я смогу сделать что-то по-настоящему, смогу сделать честно.

Благодарю за потраченное время.