Уточки

На ночь пулеметчики пристреливали у меня машинки «под колышек». У дегтярева внизу приклада есть небольшое отверстие. Днем, когда пристреляешь цель, сразу вбиваешь колышек и вставляешь его в приклад. Ночью, к примеру, слышишь возню у амбара – это колышек №3. Так что не следует думать, что в ночи мы стреляли куда попало. Приклад на колышек - пули поливают нужный сектор.

Ночью пошел проверять посты. Службу во взводе я нормально поставил. Ни одного нашего немцы ночью не вытащили за все время. Иду по траншее, смотрю: артиллеристы из штаба дивизии, старшие офицеры – явно ждут чего-то, рацию установили. Выяснилось, что засели они тут не случайно, а в ожидании корректировщиц наших на У-2. Потому как тяжелой артиллерии к утру срочно нужно уточнить координаты некоторых целей.

- А ничего, говорю, что у немцев здесь ночной истребитель работает?

Послали они меня к черту. Проходит полчаса, и точно – появляется уточка, крыльями помахала нам и через линию фронта к немцам затарахтела. И пяти минут не прошло, как засвистел где-то в темноте мессер и ушел вслед за уточкой. А еще через пять минут закраснело по ту сторону фронта небо.

- Вот и все, - говорю.

Офицеры насупились и молчат. Через двадцать минут снова появляется уточка и машет крыльями. Я уже глаза закрыл, пронеси господи. Но все повторилось. Свист, и снова где-то вдалеке за лесом заалело. Офицеры чуть не плачут, а что сделаешь… Вдруг, смотрим, возвращается наша уточка. До своих дотянуть пытается. Горит, разваливается на лету. Немного девчонки не дотянули. Упали неподалеку от наших траншей. От удара девчат из машины выбросило, а парашютов и не было у них. Я, было, к ним пополз, посмотреть, может, кто жив еще, но майор шикнул на меня и выматерился зло. А картина повторилась как во сне – в третий и четвертый раз. Тарахтение, свист и алеет за лесом небо. Я уже смотреть не мог на это и ушел к себе.

Костю Фролова, друга моего, когда разорвало, я кусок шинели нашел от него, а в нем махра. Пачка целехонькая. Так я себе забрал, рука не дрогнула. Погиб друг, боевой товарищ. А здесь девчонки. Ближе к утру я дополз до них, всех в воронку стащил и ревел, пока прикапывал. Лейтенант и старший лейтенант они были – две уточки. Галина одну звали, помню. И награды у нее были два ордена Красной звезды и один - Отечественной войны.