Экспедиция в… прошлое: лагерь «Днепровский»

Наш автор Иван Паникаров провел очередную «сталкерскую» экспедицию в лагерь «Днепровский», в которую с ним отправились его земляки-колымчане. Благодаря этому (и президентскому гранту) у всех читателей РС есть возможность увидеть знаменитый объект ГУЛАГа и оценить его нынешнее состояние...

Русский следопыт

Шахта в лагере «Днепровский» (фото Ивана Паникарова)
Шахта в лагере «Днепровский» (фото Ивана Паникарова)

Я – Иван Александрович Паникаров,

Мужик, так сказать, из народа,

Не молодой, но и не старый,

Мне от роду всего 63 года,

37 из которых на Колыме…

И дальше планирую здесь жить.

Не сидел ни в лагере, ни в тюрьме,

Хотя должен был бы там быть…

Так я знакомился с участниками экспедиции на остатки исправительно-трудового лагеря «Днепровский», находившегося более чем в 300 километрах от посёлка Ягодное Магаданской области. Это, пожалуй, первая такого рода необычная массовая экспедиция взрослых колымчан по необъятным просторам малой родины – Колыме. Организована она ягоднинским обществом «Поиск незаконно репрессированных» при финансовой поддержке Фонда Президентских грантов, выделившего в ноябре 2017 года средства целенаправленно для осуществления социально значимых проектов.

Необычной эту экспедицию можно назвать ещё и потому, что участвовали в ней в основном представители районной власти, т. е. сотрудники Ягоднинского городского округа: первый зам. главы администрации Наталья Токарчук, председатель районного собрания представителей Надежда Олейник, руководитель районного отдела культуры Елена Шампур, редактор районной газеты «Северная правда» Наталья Анисимова, а также сотрудники иных отделов: Мария Сидоренко, Дина Сидорова, супруги Евгений и Светлана Шавровы, Людмила Осминко, Даниил Олейник, Михаил Братусь, Игорь Копьёв, Галина Митасова, супруги Вячеслав и Анна Мирошниченко – 15 человек из 19. Остальные – два пенсионера: автор этих строк и предприниматель Раиса Васильевна Сергиенко и два туриста – Артём из Киргизии и Николай из Казахстана. 

Участники экспедици на фоне изолятора лагеря «Днепровский» (фото из архива Ивана Паникарова)
Участники экспедици на фоне изолятора лагеря «Днепровский» (фото из архива Ивана Паникарова)

В шесть часов 14 июля КамАЗ-вахтовка с названными пассажирами отправился в путь. К счастью, погода была не жаркой, хотя и солнечной. Остановки в посёлках Дебин и Ларюковая и далее по Колымской трассе километров 130, потом – вправо ещё около 20 километров, на преодоление которых ушло больше часа. Всего же на дорогу было затрачено пять с лишним часов.

В дороге на Днепровский (фото: Иван Паникаров)
В дороге на Днепровский (фото: Иван Паникаров)

На въезде в лагерь увидели группу – человек десять. А следуя далее, встретили мою хорошую знакомую Вику Бельгер из Магаданской туркомпании «Каюр Тревел». Перекинулись несколькими словечками – она иностранцев привозила – и продолжили путь к центру лагеря, до которого оставалось километра полтора.

Вот копёр – впечатляющее строение из брёвен высотой с трехэтажку, предназначенное для выемки из-под земли руды, содержащей касситерит (оловянный камень). Ещё метров через двести, переехав ручей Днепровский, наш КамАЗ остановился на площадке… 

Копер, фото 28 июня 2007 г. (фото из архива Ивана Паникарова)
Копер, фото 28 июня 2007 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

В пути я, исполняя роль гида (бывал здесь несколько раз), рассказывал всем, куда мы сможем пройти, что увидеть и сфотографировать. Выгрузившись из машины, все огляделись по сторонам. Слева и справа – высокие сопки, на вершинах которых хорошо видны сторожевые вышки. Левая сопка изрыта и вся в отвалах (терриконы), видны несколько строений…

Вершина сопки, вышка (фото: Иван Паникаров)
Вершина сопки, вышка (фото: Иван Паникаров)

Всех участников экспедиции можно разделить на три группы: до 30 лет – три-четыре человека, до 60 лет – большая часть, и после 60 лет – пять человек, в том числе одна из участниц в возрасте 72 лет(!). Несмотря на возраст, все единогласно решили идти на сопку слева, на вершине которой «красовалась» сторожевая вышка. От места, где мы спешились, до, скажем так, конечной точки – вышки на самом верху, расстояние с полкилометра, а то и более, и уклон не менее 45 градусов. При этом как таковая «дорога», которой абсолютно не было, состояла из осыпи – камня, который то и дело выскальзывал из-под ног. Падали, вставали и шли дальше, не отчаивались и всё время оживлённо разговаривали, то и дело задавая мне вопросы…

Вперёд и только вперёд... (фото: Иван Паникаров)
Вперёд и только вперёд... (фото: Иван Паникаров)

Минут через пятнадцать после начала подъёма вереница поднимавшихся растянулась метров на пятьдесят, потом вообще человека четыре вырвались вперед. А ещё через некоторое время из отстающих выделилось ещё несколько человек. «Спешили», конечно, и члены последней возрастной группы, но угнаться за молодыми не могли, поэтому и отдыхали раза три, пока не поднялись метров на 300 к бывшей некогда ремонтной мастерской, где внутри под потолком сохранился рельс, по которому ходила электрическая таль (подъёмник) и здесь же мощные фундаменты с анкерами для крепления двигателей. На этой высоте по склону сопки находилось несколько шахт, которые и обслуживала небольшая мехмастерская…

Наконец добрались до строения и пенсионеры, решившие капитально отдохнуть. Благо по сопке гулял ветерок, благодаря которому абсолютно не было комаров-кровососов.

Притомились... (фото из архива Ивана Паникарова)
Притомились... (фото из архива Ивана Паникарова)

Все остальные участники разбрелись в разные стороны. Большинство из них искали уникальную штольню – сопка, пробитая насквозь. Её нашли лишь четверо участников в расцвете лет и физически сильные Вячеслав и Анна Мирошниченко, Галина Митасова и Елена Шампур. 

Шахта, пробитая насквозь через всю сопку (фото: Иван Паникаров)
Шахта, пробитая насквозь через всю сопку (фото: Иван Паникаров)

Но и остальные «ходоки» были удовлетворены увиденным: штольни с рельсами, вагонетки, сторожевые вышки, караульное помещение, где можно было увидеть топчаны-нары, печку-буржуйку, турник возле здания, тропинки от караулки влево и вправо к сторожевым вышкам, по котором осуществлялись разводы, то есть менялись караульные.

Сортировка, фото 28 июня 2007 (фото из архива Ивана Паникарова)
Сортировка, фото 28 июня 2007 (фото из архива Ивана Паникарова)
Шахтное строение, здесь шла переработка оловосодержащего касситерита (фото: Иван Паникаров)
Шахтное строение, здесь шла переработка оловосодержащего касситерита (фото: Иван Паникаров)
Транспортер (фото: Иван Паникаров)
Транспортер (фото: Иван Паникаров)

Последняя группа, в которой был и я, отдохнув, направилась к деревянному сооружению неподалёку, примостившемуся на огромном отвале. Отсюда открывался прекрасный вид на долину ручья Днепровский. Более того, женщины нашли довольно-таки крутой – градусов под 60 – отвал, на краю которого с удовольствием начали фотографироваться, на всякий случай почти не глядя вниз…

Часть рабочей зоны (фото: Иван Паникаров)
Часть рабочей зоны (фото: Иван Паникаров)

Через час-полтора все вернулись к зданию мехмастерской, откуда не спеша отправились по склону сопки вниз к деревянному длинному сооружению, где сортировали поступавшую сюда из шахт руду. Пустую породу выбрасывали в проёмы по бокам в стоявшие внизу вагонетки, потом отвозили её по узкоколейным путям в отвалы. Внутри этого сооружения было прохладно, и пока я рассказывал о его предназначении, все с удовольствием отдыхали. 

Штольня и рельсы (фото: Иван Паникаров)
Штольня и рельсы (фото: Иван Паникаров)

Следующий объект – изолятор. Строение «спряталось» в густых зарослях кустарника, стланика и лиственницы, однако все без исключения преодолели трудный путь. Сооружение не очень-то было похоже на изолятор: в окнах уже не было решеток. Однако в предыдущие мои посещения они были. Кто-то, видимо, извлёк. Зачем? Впрочем, они могли пойти не только на металлолом, но и ещё много лет послужить по своему прямому назначению.

Изолятор, фото 2002 г. (фото из архива Ивана Паникарова)
Изолятор, фото 2002 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

Единственное, что напоминало о «важном» статусе этого здания – столбы ограждения с колючей проволокой. Обследовав здание капитально и сделав на память общее фото, мы направились вниз, к машине, до которой пришлось продираться по зарослям метров 150-200.

Отдохнув минут десять, все сели в машину и направились в сторону лагерного кладбища, которое находилось на склоне сопки в километре-полутора от нашей стоянки. Метров сто – сто пятьдесят пришлось пробираться по бездорожью, хотя можно было обойти склон и пройти с меньшими преградами – но так дольше. Кладбище, конечно же, всех взволновало, а кого-то удивило. Удивление было вызвано тем, как аккуратно размещены могилы, – совсем не общая траншея, как зачастую пишут в СМИ. Все могилы в виде каменных холмиков (земли здесь практически нет) выглядели вполне аккуратно, правда, вместо крестов – метровые-полутораметровые толщиной с черенок лопаты жердочки с металлическими пластинками с номерами. Безымянные могилы, хотя где-то в архивах правовых структур хранятся бумаги (акты о смерти и погребении) на заключённых этого лагеря. Лет десять назад коренным колымчанином, жителем посёлка Дебин, Владимиром Августовичем Найманом на этом кладбище был установлен памятный крест в честь всех, нашедших здесь свой последний приют…

Кладбише (фото: Иван Паникаров)
Кладбише (фото: Иван Паникаров)

Возвратившись к машине, участники экспедиции пообедали и в 16 часов отправились в обратный путь. Следуя по территории лагеря, я кратко рассказывал и показывал рухнувшие лагерные строения и жильё вольных, работавших здесь в те годы. На выезде из лагеря показал руины кем-то сожженной обогатительной фабрики, где в то время перерабатывали «оловянный камень». В 22 часа прибыли в поселок Ягодное.

Остатки фабрики (фото: Иван Паникаров)
Остатки фабрики (фото: Иван Паникаров)

Поездкой остались все очень довольны и изъявили желание в августе отправиться в экспедицию по «золотому кольцу» Ягоднинского района: Ягодное – Дебин – Три медведя – Пищевой – Усть-Таскан – Эльген – Туманный – им. М. Горького – Верхний Ат-Урях – Восток – Хатыннах («Серпантинка» – памятник жертвам репрессий на месте, где в конце 1930 гг. расстреливали заключённых) – Ягодное. 

Иван Паникаров, 
председатель Ягоднинского общества 
«Поиск незаконно репрессированных», 
участник экспедиции.

У нас будет еще много интересного. Подписывайтесь на канал Русский следопыт, ставьте лайки