АвтоВАЗ: увечья под грифом "секретно"

Дирекция скрывает случаи травматизма среди рабочих

17 сентября, около шести вечера, на Волжском автозаводе в Тольятти произошло очередное ЧП. Одной из работниц цеха прессового производства, занятой средней штамповкой, во время работы оторвало руку по локоть.

Прессовое производство — одно из крупнейших на заводе. Его рабочие занимаются штамповкой кузовных деталей для всех моделей машин, выпускаемых АвтоВАЗом.

Чтобы получить информацию об условиях труда, корреспондент "Idel.Реалии" встретился с одним из работников предприятия. Встреча была назначена на автобусной остановке у "девятки" — заводской проходной на прессовое производство. Беседа продолжилась в кафе, где рабочий прессового производства Антон (имя изменено по просьбе героя — "Idel.Реалии") рассказал, как работается ему и его коллегам.

— Официально сейчас мы трудимся в две смены. Часто приходится оставаться после второй смены на ночную работу. Разделение продукции у нас в прессовом идёт не по моделям, а по габаритам детали, обусловлено размерами пресса. Есть и огромные — фирмы KOMATSU, и довольно компактные немецкие прессы. В основном всё оборудование закуплено еще при строительстве автозавода в конце шестидесятых годов. Рабочая, которая потеряла руку, кстати, простите за подробности: руку ей не только оторвало, но и раздавило штампом. Молодая, ей 38, трудилась на среднем прессе. Эта машина размером как двух-трехэтажный дом. Штампует кузовщину для Лада Гранты. Условия труда в прессовом стахановские: летом — жарко, зимой — холодно.

Официально сейчас мы трудимся в две смены. Часто приходится оставаться после второй смены на ночную работу

— В чем на ваш взгляд, причина трагедии?

— Не знаю, что там случилось. Оборудование не новое. В ее бригаде говорят, что женщина работала с напарником без вторых кнопок, полезла поправить деталь. По правилам, такие прессы должны управляться двумя двухкнопочными пультами, дублирующими друг друга, чтобы не было случайных срабатываний, когда один работник подает деталь, кладет на пресс, а другой управляет им. Пресс не должен двигаться, пока оператор удерживает две кнопки! Возможно, искусственно была замкнута вторая кнопка для того, чтобы освободить вторую руку.

Пресс напичкан электроникой, и возможности срабатывания разные. Но всё оборудование давно изношенное, поэтому кнопки на пульте могли и самопроизвольно замкнуться. Это на Западе пульты управления компактные. У нас всё винтажное. Распространена "модернизация", когда рабочие заклинивают одну кнопку на пульте управления прессом, чтобы быстрее работать. Тогда для срабатывания достаточно нажать только одну кнопку. Возможно, так и произошло: женщина полезла поправить деталь, а напарник не увидел и нажал кнопку "пуск" на своем пульте. А второй пульт был отключен для "оптимизации". Но утверждать, что было именно так, я не могу. Пресс мог и "сдвоить" во время операции, дважды "шлепнув" по детали. Точно уверен в одном: начальство и отдел техники безопасности попытается свалить всю вину на работницу, чтобы не платить пенсию за несчастный случай на производстве.

Это на Западе пульты управления компактные. У нас всё винтажное

— То есть официальный заводской профсоюз не попытался даже выдать пособие пострадавшей?

— Всем занимаются начальник цеха и сменный мастер. Но после ЧП рабочую увезли из прессового на "скорой" в больницу. Интервью она не дает — видимо, с ней провели работу начальники. По моей информации, женщину приняли на завод по временному, срочному трудовому договору. Рабочий по срочному договору и сверхсрочному (на постоянной работе) — это две большие разницы. В первом случае у рабочего гораздо меньше прав. Как я знаю, ребята пытались организовать ей сбор денег на продукты и помощь, но пока некому этим заниматься.

— Почему дирекция крупнейшего российского автопроизводителя скрывает случаи травматизма среди рабочих?

Наш официальный профсоюз полностью зависим от руководства завода

​— Кому выгодно признавать, что оборудование изношено, нормы техники безопасности не европейские и не выполняются? В Италии, в Милане, на заводе FIAT, с которого скопирован АвтоВАЗ, профсоюз давно бы засудил дирекцию за плохие условия труда. Но наш официальный профсоюз полностью зависим от руководства завода. А независимый, МПРА (Межрегиональный профсоюз "Рабочая ассоциация"), сейчас не особенно активен. Жаль некоторых активистов, которые пытаются чего-то добиться, но их инициативы тормозят сверху.

25 августа, во время "Дня открытых дверей", на заводе произошел несчастный случай. Упав с площадки обслуживания высотой в один метр, погиб рабочий литейного цеха. Тогда на заводе на "имиджевом мероприятии" было 25 тысяч гостей, и о трагедии умолчали. 17 июня на заводе получил ожоги электромонтер. 18 июня он скончался. И тоже нигде об этом ни слова.

Люди запуганы начальством и просто всего боятся. Несколько лет назад в заводском коллективном договоре появился пункт, запрещающий работникам любые контакты с прессой без разрешения вышестоящего начальства

— Рабочие, с которыми я пытался говорить на остановках у заводских проходных, отказывались от беседы, даже не дослушав вопросы.

— Люди запуганы начальством и просто всего боятся. Несколько лет назад в заводском коллективном договоре появился пункт, запрещающий работникам любые контакты с прессой без разрешения вышестоящего начальства. Он был опротестован в суде независимыми профсоюзами как незаконный, но осадок остался. Мастера постоянно предупреждают рабочих: любое интервью СМИ, даже без упоминания фамилии — и вы будете немедленно уволены. Такие интервью, по мнению руководства, вредят имиджу предприятия.

Нам постоянно говорят, что размещение на личных страницах в соцсетях информации о заводе грозит наказанием вплоть до увольнения. Заводская служба безопасности следит, чтобы рабочие не фотографировали конвейер, раздевалки, столовые и цеха. Фото и видеосъемка на заводе запрещена. Получается, у нас режим на предприятии посильнее, чем в Курчатовском атомном институте. Также скрывается вся информация о травмах и увечьях, полученных рабочими на производстве.

— Как сейчас с зарплатой в прессовом и вообще на АвтоВАЗе?

— У нас сдельная оплата труда. Зависит от того, как активно ты работаешь. Можно получать и двадцать, и тридцать тысяч рублей чистыми. Есть нормо-час на определённый вид работ: сколько сделаешь, столько и заплатят. Можно за смену сделать и 10-12 нормо-часов, но сейчас урезают, оптимизируют, и на некоторых операциях восемь с трудом делаешь. Так по всему заводу. И именно это приводит к непомерным нагрузкам, усталости сверх "нормы". Как результат — потеря бдительности и травмы на производстве. Не только на прессовом. Травмируются и рабочие на конвейере, и работающие на станках. Если конвейер простаивает, могут временно перебросить (на АвтоВАЗе это называется "командировать") на другие производства. Но от этого нет ничего хорошего: время квалифицированных рабочих на заводе осталось в прошлом веке.

Время квалифицированных рабочих на заводе осталось в прошлом веке

Сейчас в основном трудится молодёжь, которая приходит поработать годик-другой. Купить по заводской цене автомобиль, а потом уехать из Тольятти в Самару или в другие города, где есть работа. Я тоже после Нового года собираюсь увольняться: надоело работать на предприятии, где даже увечья рабочих под грифом "секретно".

***

Председатель профкома независимого заводского профсоюза "Единство" Анна Перова в беседе с "Idel.Реалии" поделилась мнением, что несчастный случай произошел из-за нарушения технологии производства.

— По моей информации, пострадавшая рабочая не имела необходимого опыта и полезла в пресс за заготовкой прямо руками. Обычно это делают специальными захватами. На заводе сейчас нещадно сокращают квалифицированных работников, набирают временных. Бригадир сам останавливал кровотечение у пострадавшей после ЧП до приезда скорой помощи. Официальный профсоюз завода — АСМ — вряд ли станет защищать права пострадавшей. Если бы она была членом нашего профсоюза, мы бы с радостью выступили в её защиту. Но так — увы, —резюмировала Перова.

Анна Перова и сама когда-то на производстве потеряла пальцы. Она рассказала, что случилось в тот день и что теперь будет с работницей.

— 17 сентября 2018 года, приблизительно в 18-30 во вторую смену в цехе средней штамповки Прессового Производства произошёл несчастный случай. Женщине во время работы за прессом, штампом покалечило правую руку. Её взяли на работу по временному трудовому договору. Я не была свидетелем происшествия и события знаю со слов других работников. Рассказывают, что одна из штампованных деталей застряла позади штампа (возможно: плохо работал сдув). Такие ситуации зачастую возникают у штамповщиков на ручной штамповке. Деталь надо обязательно удалить. Для этого инструкция по охране труда обязывает штамповщиков применять специальные крючки. Размер крючка: полтора метра. По словам штамповщиков крючков им не выдавали. Говорят, что в объяснительной пострадавшая написала, что заблокировала одну кнопку на пульте управления. Пульты управления на штамповке двуручные. То есть, чтобы привести пресс в движение, необходимо нажать двумя руками на кнопки. Предполагаю, что женщина торопилась сделать норму и для ускорения работы одной рукой закладывала детали, другой — нажимала на кнопку. А когда деталь застряла, она потянулась за деталью и, видимо, задела кнопку. Ползун опустился и поднялся. Руки не стало. Ампутировали выше локтя. У неё в больнице уже была мастер. Сказала, что женщина держится хорошо, не плачет. Исходя из собственного опыта (я тоже потеряла пальцы, работая на заводе), могу сказать, что депрессия приходит позже. У меня началась спустя несколько месяцев.

Начальник пресс-центра АвтоВАЗа Сергей Ильинский подтвердил "Idel.Реалии" факт происшествия на производстве, однако уточнил, что "до завершения официального расследования инцидента комментарии давать преждевременно". "В настоящее время пострадавшая находится в медицинском учреждении и обеспечена всем необходимым в рамках лечения", — пояснил Ильинский.