Два миллиарда рублей страданий

Гражданский активист из Марий Эл требует компенсации за преследования правоохранительными органами

11 июля в Йошкар-Олинском городском суде состоялось заседание по поводу иска гражданского активиста Павла Толмачёва к Федеральному казначейству. Толмачёв просит компенсации в два миллиарда рублей за заведомо незаконное, по собственному мнению, преследование Главным управлением по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел России пять лет назад. В обоснование своих требований Толмачёв ссылается на статью 53 Конституции Российской Федерации, где говорится, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц. "Idel.Реалии" разбирались в ситуации.

Размер своих требований Павел Толмачёв аргументировал так: "Если у губернаторов и министров, которые находятся под следствием, находят во время обысков миллиарды, то почему люди, борющиеся с коррупцией, не могут претендовать на такие суммы?"

Толмачёв не рассчитывает на успех в суде, так как, по его мнению, суды зависимы от исполнительной власти. Но гражданскому активисту нужна огласка его дела, чтобы о коррупции и злоупотреблениях власть придержащих знали как можно больше людей. Также Толмачёв планирует использовать судебное решение по этому делу в своём будущем иске в Европейский суд по правам человека.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Настоятельные просьбы проголосовать

В 2012 году Толмачёв был активистом общественного движения "Левый Фронт" и организатором митингов в Йошкар-Оле "За честные выборы" в декабре 2011 года. В это время на Толмачёва было заведено уголовное дело по статье УК РФ "Призывы к массовым беспорядкам" за то, что Толмачёв на своей странице "ВКонтакте" процитировал текст песни музыкальной группы "Барто - готов". Дело было прекращено в 2013 году за отсутствием состава преступления. По словам Толмачёва, тогдашний глава Марий Эл Леонид Маркелов, услышав от сотрудников Управления по противодействию экстремизму МВД России, что Толмачёва невозможно посадить в тюрьму по этому обвинению, по совету этих сотрудников, подал против Толмачёва иск о клевете. В 2013 году Толмачёв по иску Маркелова о клевете был приговорён к 80 часам обязательных работ.

Павел не стремится реабилитировать себя формально, он хочет, чтобы в глазах общества его репутация была восстановлена.Константин Строкин

В суде не присутствовали истец и ответчик. Толмачёв не приехал из Санкт-Петербурга, где сейчас живёт, направив своего представителя в суд. Им стал юрист Михаил Фадеев. Позицию государства же защищало не Федеральное казначейство, а Следственный комитет МВД.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "До Марий Эл в Москве по-прежнему нет дела"

Толмачёв считает, что дело о призывах к массовым беспорядкам было фальсифицировано и политически мотивировано. Повод к возбуждению уголовного дела был надуманным. По собственному признанию, за время расследования гражданский активист не мог вести нормальную жизнь, так как он содержался под подпиской о невыезде, проводились обыски с изъятием у него ноутбука и личных вещей, велись допросы с намерением обвинить его хоть в чем-то, назначались лингвистические и психические экспертизы. В ходе преследования Толмачёва, как он сам отмечает, сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД по Марий Эл вели сплошную аудиозапись и прослушку телефонных разговоров активиста без санкции суда. По мнению Толмачёва, его в 2012-2013 годах уволили из строительной фирмы "Эльбрус", выселили из съёмной квартиры, запретили сдавать сессию в Поволжском государственном технического университете в Йошкар-Оле из-за давления на работодателя, квартирную хозяйку и ректорат со стороны сотрудников Центра Э. Толмачёв говорит, что из-за преследования потерял сон, часто простывал, у него обострилась экзема, появились мысли о самоубийстве.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как в самом благоустроенном городе России пытают людей в полиции

В ответ представители Следственного комитета МВД Ирина Полушина и Олеся Молотилова заявили, что нет никаких объективных доказательств в пользу того, что преследование Толмачёва по уголовному делу о призывах к массовым беспорядкам было политически мотивировано, осуществлялось с нарушениями, а органы следствия давили на работодателей Толмачёва, его квартирную хозяйку и руководство ПГТУ, кроме слов самого Толмачёва. В 2012-2013 годах от Толмачёва не было ходатайств, что он незаконно уволен с работы, что у него обострились заболевания. Прокурор Андрей Назаров счёл сумму в два миллиарда рублей, запрошенную Толмачёвым в качестве компенсации за незаконное преследование, чрезмерной.

Свидетелями по делу выступили коллега Толмачёва в фирме "Эльбрус" в 2010-2012 годах Андрей Свистунов и мать истца Валентина Толмачёва. Оба свидетеля путались в датах, а о страданиях Толмачёва в ходе уголовного преследования в большинстве случаев знали со слов самого же гражданского активиста. В частности, от Толмачёва они узнали, что его уволили с работы по политическим мотивам, выгнали из съёмной квартиры и из ПГТУ.

Свистунов добавил, что в трудовом коллективе "все знали, что Толмачёва увольняют за политику". Мать Толмачёва заявила, что квартирная хозяйка Толмачёва сказала ей, что выселяет Павла по требованию сотрудников Центра Э. На вопросы судьи, как звали сотрудников, незаконно преследовавших Толмачёва, давивших на его работодателя, квартирную хозяйку и ректорат ПГТУ, какие должности они занимали и в какие конкретно дни они совершали свои незаконные действия, свидетели ничего ответить не смогли. Представитель Следственного комитета заметила, что мать Толмачёва не подавала в ходе процесса в 2012-2013 годах жалоб в следственные органы на нарушения, о которых она сейчас говорит. Свистунов и Толмачёва также заявили, что видели, как Павел во время преследования был подавлен, потерял сон, болел экземой, у него были мысли о самоубийстве.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Йошкар-Оле сторонники Навального вышли на одиночные пикеты

По эпизоду встречи в 2013 году Леонида Маркелова и сотрудников Центра по противодействию экстремизму, когда решался вопрос о возбуждении против Толмачёва иска о клевете Михаил Фадеев хотел вызвать свидетелем Маркелова, который ныне содержится в СИЗО в Москве по обвинению в получении взятки. Но суд отказал Фадееву. С точки зрения судьи Ирины Порфирьевой Маркелов не проходил по процессу о призывах Толмачёва к массовым беспорядкам свидетелем, и, следовательно, не имел к этому делу никакого отношения.

Чтобы оценить, насколько правдива информация об увольнении Толмачёва с работы в 2012 году и об обострении его болезней в то время, cуд затребовал у представителя истца трудовую книжку Толмачёва в момент уголовного дела, а также выписку из его медицинской карты о заболеваниях Толмачёва. Фадеев попросил отложить процесс на срок, пока у него на руках не будут эти документы. Поэтому суд был отложен до 23 июля.

Политолог Константин Строкин считает, что заявленная Толмачёвым сумма компенсации неадекватна и высосана из пальца только ради пиара, как и попытка вызвать на суд Маркелова. Толмачёв уже получил, что хотел: он попал в СМИ и вызвал обсуждение в обществе Марий Эл. Доказать, что преследование было заведомо незаконным или политически мотивированным на практике почти невозможно, однако реально показать ошибочность давления, в результате чего человек испытал тяжкие душевные страдания и потерял деньги. Но у Толмачёва нет никаких бумаг с печатями из экспертизы тех годов о его психическом поникшем состоянии. Павел не стремится реабилитировать себя формально, он хочет, чтобы в глазах общества его репутация была восстановлена. Строкин не стал прогнозировать будущее решение суда и рассуждать о том, будет ли судья руководствоваться юридическими или политическими мотивами, вынося решение по данному делу.

"Idel.Реалии" будут следить за процессом.