Война историков в Татарстане? Пробуем разобраться

Здание Института истории в Казани
Здание Института истории в Казани

Последние полгода гуманитарную общественность Татарстана сотрясают скандалы вокруг известнейшего научного учреждения республики — Института истории имени Ш.Марджани Академии наук РТ. Некоторые издания успели назвать происходящее войной историков. Данная "война" уже давно вышла за пределы самого института, включив в себя множество акторов — как общественных, так и научно-гуманитарных и даже политических, сопровождаясь взаимными обвинениями, обрастая множеством слухов и фактов. Некоторые эпизоды этого противостояния освещало и наше издание.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Рафаэль Хакимов — об итогах проверки в Институте истории, Дамире Исхакове, выборах президента и татарском языке

А ЕЩЕ СМОТРИТЕ: Дамир Исхаков — об институте истории, Шаймиеве, татарском языке и тюрко-мусульманской камасутре​

Немного предыстории. Институт истории был выделен из состава Института истории языка и литературы (ИЯЛИ) Академии наук Татарстана в 1996 году и получил имя Шигабутдина Марджани. Расчет оказался верным, т.к. после этого институт быстро превратился в самостоятельный и важнейший научно-идеологический центр республики. Серьезную проверку на прочность он прошел в 2013-2014 годах, когда во время реформирования Академии наук РТ это научное учреждение (единственное из всей структуры АН РТ), стремясь сохранить самостоятельный юридический статус, перешло под крыло министерства образования и науки Татарстана. Правда, общее академическое руководство осталось всё равно за Академией наук (поэтому учреждение и сохранило в своем названии принадлежность к Академии).

Институт практически потерял контроль над деятельностью крымского филиала

Тогда же, после известных событий весны 2014 года, когда федеральный центр немного "подпустил" Татарстан к решению "крымского вопроса", по распоряжению Рустама Минниханова в Крыму был открыт филиал Института истории имени Ш.Марджани. Предполагалось, что данный филиал откроет "окно возможностей" для усиления взаимодействия поволжских и крымских татар и поможет последним не только на должном уровне изучать свою историю, но и поставит заслон от всякого рода околоисторических спекуляций по поводу их роли в истории полуострова. Однако, как говорят источники в самом научном учреждении, в настоящее время ситуация такова, что во многом из-за изменившейся политической ситуации институт практически потерял контроль над деятельностью этого филиала.

Широкая общественность узнала о наличии серьезных проблем внутри института, когда в начале 2018 года здесь прошли комплексные проверки прокуратуры, результаты которой официально не были опубликованы. О некоторых ее итогах мы можем судить только по высказываниям самого директора учреждения Рафаэля Хакимова . Затем прошли и проверкиминистерства образования и науки Татарстана.

Одним из поводов для прокурорской проверки послужило возможное наличие финансовых нарушений в работе учреждения. Еще раз отметим, что результаты прокурорской проверки официально нигде не были опубликованы, но кое о чем всё же можно судить исходя из других косвенных данных.

Бичом современной социальной политики стала сильная дифференциация в доходах между руководством и рядовыми сотрудниками. Не избежал этого и Институт истории. Так, согласно официальной декларации доходы директора института Рафаэля Хакимова в 2017 году составили 3 млн 186 тыс. рублей, или, в среднем, по 265,5 тыс. руб. в месяц. Практически аналогичная сумма была и в предшествующем году. Сюда помимо доходов от руководства институтом следует добавить и немаленькую академическую стипендию, ведь директор Института истории является также вице-президентом Академии наук РТ. Но, тем не менее, на фоне зарплат остальных ученых специалистов института — по разным должностям 20-30 тыс. рублей — такие цифры кажутся весьма внушительными. Естественно, подобные моменты не могут не оказывать влияния на моральную обстановку в коллективе.

Рафаэль Хакимов
Рафаэль Хакимов
Доходы директора института Рафаэля Хакимова в 2017 году составили 3 млн 186 тыс. рублей

Другой момент. Для любого серьезного научно-академического учреждения важнейшим является вопрос подготовки будущих кадров. На фоне того, как Казанский федеральный университет постепенно отказывается от "татарского багажа" (закрытие факультета татарской филологии — лишь один пример), этот вопрос для Татарстана актуален как никогда. В этой ситуации вся нагрузка ложится на институты Академии наук РТ, где из студентов гуманитарного профиля можно готовить будущих историков, этнологов, археологов и языковедов. Но как же с этим обстоит дело в Институте истории в настоящее время? Теперь — никак. Чтобы подготовить будущего ученого, необходима аспирантура, где он будет обучаться, и диссертационный совет, где его научный труд пройдет процесс своебразного научного лицензирования с последующим приданием ему звания кандидата или доктора наук.

Аспирантура, где можно было готовить будущих кандидатов наук, была утеряна в 2013 году, когда Институт истории имени Ш.Марджани менял свою юрисдикцию и переходил из структуры Академии наук РТ. Предполагалось, что с ликвидацией юридических статусов у всех институтов, входящих в структуру АН РТ, аспирантура будет общая и будет вестись от имени академии (ведь юридическое лицо на все институты теперь — одно). В самом Институте истории аспирантуру до своего ухода вел заместитель директора, доктор исторических наук Фарит Султанов (стоял у истоков основания Татарского общественного центра). Однако институт юридически вошел в структуру Минобра РТ, и поэтому аспирантура осталась полностью в ведении самого института. Но и здесь контроль, судя по всему, был потерян, и как конечный итог — своих специалистов институт самостоятельно готовить теперь просто не в состоянии.

Показательна история и с диссертационным советом по защите кандидатских и докторских диссертаций.

Его деятельность была приостановлена в 2015 году, а сам совет был окончательно закрыт годом позже. Если внимательно ознакомиться с документами ВАК (Высшей аттестационной комиссии), то мы увидим, что основанием для закрытия Диссовета послужило не плохое качество защищаемых работ или наличие в них банального плагиата, а бюрократические ошибки вроде нарушения сроков выставлении текстов диссертации перед защитой на сайте самого ВАК или на сайте института. То есть можно утверждать, что в основе лежит банальная некомпетентность тех, кто в институте отвечал за деятельность диссертационного совета. И никаких попыток повторной регистрации за прошедшие несколько лет, как мы можем судить, сделано не было. А это тоже свидетельствует о многом. Ликвидация диссовета и аспирантуры, помимо серьезных имиджевых потерь, на практике означает, что теперь Институт истории не в состоянии готовить необходимые себе кадры — прежде всего, по тем направлениям, которые востребованы самим учреждением. То есть, в будущем проблема поиска подходящих кадров приведет к тому, что набирать придется из того, кто есть, а не тех, кто нужен.

Своих специалистов институт самостоятельно готовить теперь просто не в состоянии

Одним из последствий этих потерь, как и всей кадровой политики института, является острая нехватка собственных специалистов по важнейшим исследовательским направлениям. Этот факт для непосвященных в научный мир может остаться и незамеченным, особенно на фоне проводимых институтом презентаций новых трудов. Однако если всмотреться внимательнее, то на практике эти труды либо вовсе написаны вне стен института (хотя и касаются истории татар), либо являются коллективным трудом различных авторов, большинство из которых даже не из самого Татарстана. Несомненно взаимодействие со сторонними специалистами — процесс необходимый. Но язык не поворачивается назвать нормальной ситуацию, когда львиную долю авторской работы выполняют сторонние специалисты. Несомненно это вызвано, в первую очередь, дефицитом собственных специалистов. Помимо закрытия аспирантуры и диссертационного совета эта нехватка также во многом связана с незаполненностью огромного количества штатных единиц. По неофициальной информации, в ходе прошедших проверок было выявлено наличие 10 вакантных штатных единиц ученых-специалистов. Это при том, что общий штат Института истории вместе с филиалами составляет около 100 работников.

В этом году исполнилось 200 лет со дня рождения знаменитого татарского богослова, историка-просветителя, автора самого первого профессионального труда по истории татарского народа Шигабутдина Марджани. Его имя и носит Институт истории Академии наук Татарстана. Однако никаких знаменательных мероприятий в связи с этим самим институтом проведено не было. Более того, даже на сайте института нет ни одной строчки или какой-либо информации о юбиляре, давшем учреждению имя. Никак себя на данной почве не проявляет специализированное подразделение института — Отдел истории религии и общественной мысли, которым до апреля 2011 года руководил нынешний ректор Российского исламского института и Болгарской академии Рафик Мухаметшин.

Рафик Мухаметшин
Рафик Мухаметшин

С большой помпой при его руководстве открывали проект по изданию переводов трудов татарских богословов "Антология татарской богословской мысли". Но после издания нескольких томов это дело явно застопорилось. Последнее вышедшее издание — 2015 года, да и оно было всего лишь переизданием воспоминаний современников о Шигабутдине Марджани, написанных в 1915 году.

Падение работоспособности Инстиутта истории отметили даже в государственном информагентстве "Татар-информ". "В рамках реализации государственных программ в прошедшем году Институт истории им. Ш.Марджани провел пять мероприятий, это на пять меньше, чем в позапрошлом году. Для сравнения: в 2014 году по госпрограммам институт провел 15 мероприятий и издал 10 научных трудов", — пишет агентство.

Есть и проблемы с выполнением государственного заказа по написанию истории татарских населенных пунктов, который был официально размещен еще в 2015 году. Эта работа в пяти томах называется "История населенных пунктов Республики Татарстан". Также совместно с Всемирным конгрессом татар должна быть подготовлена "История татарских сел и деревень на территории Российской Федерации, в странах ближнего и дальнего зарубежья".

Руководство Института истории запретило своим сотрудникам появляться на заседаниях краеведов

Однако на суд научной общественности до сих пор не представлена даже концепция многотомника. Нет взаимодействия и с краеведами, на полевые материалы которых, по сути, должны опираться профессиональные историки, участвующие в проекте. Более того, то тут, то там всплывают факты, мягко говоря, недружественных отношений руководства института с сообществом татарских краеведов. Всё это вылилось в общественное пространство самым скандальным образом во время съезда татарских краеведов, когда выяснилось, что руководство Института истории запретило своим сотрудникам появляться на заседаниях краеведов, а председателю Общества татарских краеведов РТ Альберту Бурханову, работавшему на тот момент руководителем одного из отделов института, за участие в мероприятии оформили прогул за дни, когда длился съезд краеведов. На "внутренние разборки" между учеными некогда авторитетного учреждения можно смотреть двояко, но вот ситуацию, когда личные склоки ставятся выше интересов общества, назвать нормальной никак нельзя.

Альберт Бурханов
Альберт Бурханов

Есть очевидные проблемы другого характера, ведь Институт истории имени Ш.Марджани известен тем, что выполнял не только чисто научные, но и важнейшие идеологическое функции. Ярким показателем этого является то, что институт в нынешней ситуации никак не проявляет себя во время политических баталий вокруг статусов родных языков. Не потому ли, что в самой структуре института на сегодняшний день нет специалистов, способных давать экспертные оценки и рекомендации на существующие политические вызовы, стоящие перед республикой и татарской нацией?

Институт в нынешней ситуации никак не проявляет себя во время политических баталий вокруг статусов родных языков

Рассмотренные в материале моменты — это лишь часть проблем, наиболее очевидная их надводная часть, а внутреннюю "подводную" лучше знают те, кто так или иначе близок к этому учреждению.

Но даже так видно, что Институт истории имени Ш.Марджани переживает эпоху своего кризиса и поэтому, очевидно, нуждается в серьезной "перезагрузке". Более того, вопрос этот весьма важный для будущего всех татар и Татарстана как республики. Ведь аналога этого института, способного выполнять такие функции, в Татарстане попросту нет.