#17. Дневник счастливой старой девы. Гадкий утенок.

22.06.2018

На предыдущей странице, я начала рассуждать о том, как важно чувствовать себя красивым в детстве. Я не знаю, у всех ли детей есть такая потребность. Но у меня она была. Возможно, когда ребенок слышит это, он воспринимает подобную фразу как признание, что ты приятен, нужен, любим и с тобой все в порядке. И очень важно слышать это от самых близких людей. Ведь на определенном этапе жизни они формируют наши представления о себе.

После полученного шока от публичного унижения мальчиком в библиотеке, мне очень хотелось слышать комплименты от окружающих меня родственников. Я стала задавать вопрос о том, красива ли я у своей матери. Она мне отвечала, что я на любителя. Возможно, это юмор у нее был такой. Но уместен ли он в отношении малолетнего ребенка?

И еще у меня сформировалось убеждение, что внешнюю красоту не заменить хорошими отметками. В этом была еще одна причина моего разочарования в школе.

Никто не хотел заниматься моими волосами, и долгое время меня стригли под мальчика. Когда нужно было фотографироваться в школе, мне на макушку с большим старанием привязывали огромный бант. Это был стресс и для них и для меня. Но результат мне нравился.

В какой-то момент моя бабушка приютила у себя свою двоюродную племянницу, мою тетю. И она привезла с собой полную сумку косметики и кремов. Тетя Ира нравилась мне, потому что относилась ко мне нейтрально. От нее я не слышала претензий в свой адрес и, она позволяла мне лазить в ее косметичке. Я любила наблюдать за тем, как она преображается. В косметике я видела свой шанс приобрести хотя бы намек на привлекательность, когда вырасту. Тайком я красила ресницы и губы, запираясь в ванной. Если меня ловили на этом, то бабушка и мама были в бешенстве, а тетя Ира всегда смеялась.

Единственное в чем меня не ограничивали – это примерка туфель на каблуках и игры с украшениями.

Тетя Ира была не прочь возиться со мной по утрам и постепенно мои волосы отрасли до косичек. С ними мое самовосприятие стало улучшаться. Теперь у меня были такие же банты, как и у девочек в школе, которых я считала красивыми. Волосы росли быстро и прически становились все более замороченные. Моя мама, в конце концов, приняла тот факт, что меня надо заплетать и теперь длина волос не зависела от тети Иры.

И еще я стала оценивать своих родных с точки зрения красоты. Путем сравнения. Все они проигрывали мамам моих подруг. Моя мама редко наряжалась, никогда не красила лицо, носила очень короткую стрижку и двигалась очень резко и грубо. Бабушка мне нравилась в этом плане больше. Я видела, что на нее иногда посматривали мужчины и, новые учителя часто были поражены, тем, что это моя бабушка и пытались разведать, сколько ей лет. А я удивлялась, почему у нее нет мужа, а у других женщин семьи, которые были похожи на мою мать, были мужья и на мой детский взгляд, весьма привлекательные.

В общем, постепенно, в моей душе стали расти сомнения в том, что они знают толк в красоте.

Одновременно, я стала находить себя не такой уродливой как раньше. Красавицей я себя не считала, как не считаю и до сих пор. Но иногда, мне стало нравиться, как я выгляжу. Это было необычное ощущение, мне это даже казалось ненормальным.

В будущем я еще довольно часто буду слышать про себя, что я уродина от родных и чужих, от мальчишек, которые мне нравились и от девчонок, с которыми возникали конфликты. И это всегда доставляло острую боль и переживания. Жажда признания собственной привлекательности, сохранялась многие годы и, сыграла со мной злую шутку, когда я стала взрослее.

Но одновременно, я стала сомневаться в объективности подобных оценок, внутри появился слабый росток веры в собственное мнение. Но этот росток питался через принижение мнения других. Я вступала в подростковый возраст. Протест, злость, отчуждение стали появляться все чаще, иногда сменяясь полной апатией и уход в мир фантазий.

Напомню, что цель этого дневника – это разобраться, какие события сформировали деструктивные модели поведения и особенности характера, которые мешают построению полноценных отношений. И что с этим делать, чтобы их изменить.