Серая мышка 32 Первый рабочий день.

Свершилось. Сегодня мой первый рабочий день в качестве ревизора Горфинотдела. Полная самых радужных надежд прихожу в офис. Захожу в кабинет начальника. Он приглашает подчиненных знакомиться с новым работником.

Появляются мои будущие коллеги. Исподволь рассматриваю их. В голове испуганная мысль: господи как же я вас различать то буду? Все вошедшие были словно родными сестрами кадровиков, с которыми я сталкивалась при первой попытке устроиться на работу: дамы за пятьдесят, с высокими начесами (халами) на головах, нарисованными бровями и презрительно поджатыми губами. Похожими на обычных людей были, на мой взгляд, только начальник и девушка-секретарша. Выслушав слова начальника, сослуживицы по очереди высокомерно кивнули мне и разошлись по кабинетам. Я же потащилась за дамой, которая должна была ввести меня в курс дела.

В кабинете Ольга Ивановна буркнула, что бы я знакомилась с новыми обязанностями, указав на шкаф, заполненный папками и пустой стол. На мой робкий вопрос: с чего бы лучше начать, коллега презрительно заявила, что здесь не ликбез, а я не стажер, а такой же специалист, как она и посоветовала начать работать.

- Кстати, пока не забыла, в понедельник у тебя по плану ревизия в Горэлектросети – ехидно добавила «милая» женщина – проверишь правильность расходования бюджетных средств на уличное освещение.

- Каков порядок проведения ревизий? С кем я пойду? Может нужно изучить какие-то инструкции? Что взять с собой? Кто меня будет учить? – засыпала я ее вопросами.

- Пойдешь одна, вопрос слишком незначительный, чтобы отправлять группу ревизоров. Есть ли инструкции - понятия не имею. С собой возьми калькулятор. В остальном на месте разберешься. Мне за тебя не доплачивают, объяснять я ничего не обязана – недовольно отчеканила мадам и высокомерно отвернулась.

Что бы как то скрыть растерянность я взяла первую попавшуюся папку и начала с умным видом в нее в нее смотреть. Уже через полчаса сложилось стойкое ощущение, что документы написаны на китайском языке, ибо я не понимала ничего. Нет, смысл отдельных слов, в общем-то, был понятен, а вот в целом…

К концу рабочего дня, от многочасового чтения заумных бумаг, меня начало непреодолимо клонить в сон, все тело ломило от неподвижного сиденья. Я устала так, словно неделю без отдыха физички пахала. Когда пришло время идти домой, конечности начисто отказывались разгибаться и противно ныли. В голове жужжал рой пчел, уши заложило.

Так закончился мой первый рабочий день. Четверг и пятница пролетели незаметно, я по-прежнему: с умным видом листала папки, уставая при этом как каторжник. Объяснять мне никто ничего не собирался. А в понедельник на ревизию…