Красная или черная зона?

1,3k full reads
3k story viewsUnique page visitors
1,3k read the story to the endThat's 43% of the total page views
4 minutes — average reading time

Красная или черная зона?

Всем читателям известны такие понятия, как «красные» или «черные» тюрьмы. В первом случае бал правит администрация и «актив», во втором - смотрящий и блатота. Но, как известно, в этом бренном мире нет только черного и белого, а есть оттенки. Так и в случае с тюрьмами и колониями все не так однозначно.

«Первый раз такое вижу»

Возьмем для начала «красные» зоны. Есть учреждения, как про них говорят, «красные, как пожарная машина». Там вся власть у администрации и «актива», но беспредела нет, только закон и инструкции. А есть учреждения - «редиски», как говорил товарищ Сталин про Мао Цзэдуна. То есть «красные» только по формальным признакам. Внутри же - другие. На самом же деле там и наркота, и побои, и проносы, только весь доход идет не блатным, а администрации.

Сначала поговорим об истинно «красных» колониях. Был я однажды в командировке как раз в таковой. Это ИК-7 - самая образцовая колония в ведомстве петербургского УФСИН. Порядок - не показной, а настоящий, там чувствуется сразу же. Осужденные не болтаются по территории зоны, а ходят только по хозяйственным надобностям, всегда здороваются с офицерами (это не так уж часто встретишь). Там я разговаривал с одним осужденным, который принадлежал к «активу». Вот что он рассказал:

- Здесь абсолютно нельзя достать наркотиков или алкоголь. Я такую зону первый раз вижу. И, знаете, это хорошо. Тяжело, конечно, по первости многим, зато сколько людей здесь «переломались», спаслись от алкоголизма. И это очень важно.

Был я на зоне, которая вроде считалась «красной». Но там менты чуть ли не в открытую продавали наркоту. И многие осужденные подсели на нее именно в колонии! Сейчас у меня третья «ходка». И третья зона. Так вот, считаю, все должно быть по закону, а тюрьма должна быть тюрьмой. Как здесь. Да, трудно без каких-то вещей здесь, но кто в этом виноват? Только ты сам. Наказание должно быть строгим, иначе это уже не наказание.

Но надо отметить, что таких образцовых зон совсем немного. Все зависит от личности «хозяина». Есть еще честные люди, которые, прекрасно зная систему, в которой работают, подбирают людей с близкими и, что главнее, высокими моральными принципами.

«Красноповязочный общак»

Но пока «редисочных» зон куда как больше в России. И там боги - менты и «активисты». О последних мы говорили с известным исполнителем блатных песен Александром Звинцовым, который и сам в свое время отведал баланды и знакомых имеет немало с тюремным стажем.

Вот что он рассказал:

- Тюрьма становится все жестче. Закручиваются гайки. Зоны, как говорится, «краснеют». Все там теперь решают люди в форме. Раньше определенные вопросы мог решить смотрящий, и делал он это по справедливости. А сейчас сильных духом людей в тюрьме пытаются сломить и даже лишить здоровья. Менты прессуют «движение» со страшной силой.

В одной из моих песен есть такая строчка: «Забрали все менты, вы в курсе, пацаны». Посмотрите, какие у ментов, особенно у «силовиков» статусом покруче, машины, дома, дачи. Что касается «красноповязочников». В «актив» идут те, кто хотят легкой жизни, те, кто хотят власти, кто хочет унижать остальных зеков, раздавать подзатыльники направо и налево. У моего друга, певца Саши Дюмина, в одной из песен есть такая строчка, под которой подписываюсь: «Активисты-фетишисты все под нары попадут!»

Действительно, частенько «активисты» устраивают на зоне беспредел. Когда по собственной инициативе, а когда и по приказу администрации. Дело еще в том, что в секцию дисциплины и порядка (СДП) вербуют, как правило, «шкафов»-бандитов из числа так называемых «спортсменов». Они терпеть не могут блатных, а потому охотно становятся «активистами». При этом, понятное дело, силой они не обижены.

Один осужденный рассказывал мне: «На одной из зон, где я отбывал наказание, «козлы» были настоящими беспредельщиками. И администрация смотрела на их «шалости» сквозь пальцы. Чем они занимались? Создали своего рода общак. Только пожертвования туда были отнюдь не добровольными. А ведь вся суть общака в другом - чтобы помогать друг другу в трудную минуту. Мужиков обирали до нитки. Все их дачки отбирались практически подчистую, да и продукты из тюремного ларька тоже. Повторюсь, руководство колонии все устраивало - побегов не было, дисциплина была железной. А значит, все в порядке. Козлы были почти сплошь из братков, вели они себя соответственно, да и ходили, вопреки распорядку, в спортивных костюмах.»

Сейчас СДП официально вроде бы нет. Но неофициально они существуют и продолжают порой заниматься откровенным беспределом.

Как раскрываются висяки

Вот несколько случаев, произошедших в разных колониях России в «красных» колониях. Рассказывает осужденный Сергей С.:

- В нашей зоне, где я раньше сидел, козлы встречали каждый этап вместе с сотрудниками колонии и выполняли их грязную работу. Ни за что еще на карантине избивали зеков резиновыми дубинками. Как-то при мне одного паренька так избили, что переломали все ребра. Но никакого расследования администрация проводить не стала. Вся зона жила в страхе перед «козлами». Они ничего не делали, только качались штангой да били нас.

Осужденный Олег К. делится еще более страшными вещами, зато весьма характерными для «редисочных» зон:

-  Как известно, все лагерные опера должны заниматься розыскной деятельностью. То есть они колют зеков на висяки. Такая статистика помогает им собирать звезды на погоны. Премии опять же. И потому висяк они хотят раскрыть любой ценой.

Но чтобы не марать руки, колоть опера поручают козлам. И те стараются! Делается все так. Вновь прибывшего по этапу зека заводят после полуночи в помещение совета коллектива отряда (СКО) и начинают избивать. Только потом поясняют: пиши заявление о совершенных ранее преступлениях. Отрицательный ответ? Тогда бьют еще. Долго. И ногами, и табуретами, и даже резиновыми дубинками, которыми для таких вот мероприятий козлов снабжают менты. Хотя это незаконно. Еще одевали на непонятливых пакеты на голову. Человек чуть не умирал от удушья. Еще старались отбить почки, чтобы человек испражнялся кровью. Наконец, если все это варварство все равно не действовало, грозились опустить. Причем не символически, а как положено, на британский флаг, по кругу. Естественно, человек «вспоминал» в конце концов за собой какое-нибудь преступление. Обычно было принято «вспоминать» квартирную кражу.

Сейчас, как уже сказал Александр Звинцов, происходит активнейшее «покраснение» зон (все началось с конца 1990-х годов). И тут активисты тоже незаменимы для администрации. Они прессуют блатное движение. В одной из северных наших колоний в позапрошлом году случилась следующая история. Нескольких авторитетных блатных поместили в ШИЗО. Там ежедневно активисты избивали их до потери сознания. В течение 15 суток! Один из черноходов не выдержал и повесился. Собственно, поэтому столько бунтов, голодовок и вскрытий в российских спецучреждениях происходит в последние лет семь. Протестные акции, а проходят они только в красных тюрьмах, это единственная возможность зеков, истязаемых активистами, как-то привлечь к себе внимание.

Еще на «редисочных» зонах принято вымогать деньги у родственников осужденных. В некоторых красных зонах тех, за кого не платят, избивают сами вертухаи. Но обычно такую «работу» выполняют как раз активисты. И даже имеют свой процент от ментов. Кстати говоря, этот «бизнес» приносит немаленький доход сотрудникам - оборотням.

Еще на некоторых красных зонах есть наркотрафик. На черной он есть всегда, а на красной - если хозяин и кум вдоле. Это вообще серьезные деньги и отдельная тема.

Подытоживая тему, можно сказать, что не всякая красная зона - это коррупция и беспредел, но можно и сказать, что не каждая красная колония - это образец порядка и соблюдения законности. Тут уж как повезет. Все зависит от личности хозяина.