Талиб и Петрович.

Вечером погода резко поменялась, налетел сильный ветер, скоро быть дождю. Но зарницы сияют где-то над базой натовцев, километрах в двадцати, у горизонта, а над нашим лагерем только пыль столбом стоит. Нет, пока, ливня и желанной свежести.
     Техники, усмотрев штормовые признаки, сразу устремляются  к вертолету. По всем инструкциям, им надо швартовать лопасти.
     Пока парни делали свое дело, темная, небольшая тень тихо скользнула с земли в кабину. Что это было, поняли только на следующее утро.
Когда инженеры пришли завершать плановую форму (техническое обслуживание), в кабине пилотов, именно на кресле командира мирно-тихо, свернувшись клубочком, дремал Талиб. На удивленные возгласы, как он попал на борт, котег только довольно потянулся и кратко мяукнул, типа: «Привет, мужики, я всю ночь охранял вертушку. Дайте-ка мне пожрать…»
Кошачья морда сильно обиделась и категорически не хотела уходить с нагретого места. А оно, действительно, удобное. Пилоты еще в начале командировки покупают себе на "сидушки" козьи шкуры. Относительно мягко становится и зад не потеет от жары в долгом полете.
Кот тоже оценил удобства на борту. Это ж не под вагончиком на жестких камнях валяться. Спал сладко всю ночь.
Короче, Талиб минуты две дрался с техниками, не желая покидать вертолет. Потом, когда его выперли взашей, охаживая веником, он обежал вокруг машины, сердито урча. И понурив голову, почапал в сторону непальского вагончика. Может, жаловаться охранникам. Или сочувствия искать.
Ну, а что? Бывают домашние коты, подвальные, «крышевые». Теоретически, могут быть и «вертолетные». Только вот как они болтанку и высоту переносят? Может и облеваться в полете….
Наш инженер, прибывший из Кабула дополнительно помогать техникам в обслуживании борта, довершил полную картинку в присвоении имен в кошачьей стае. Теперь, кроме Талиба, Душмана, Басмача, есть у нас так же Моджахед и Усама.
«Мафия» кандагарская.
На фото: Конечно, они помирились, Талиб и Петрович. Души друг в друге не чают. Талиб частенько прибегает на вертолет, выказывая готовность лететь куда угодно, даже в холодную Россию….

Афганистан, 2011 год. Полевой лагерь ООН у дороги «аэропорт – Кандагар».